banner banner banner

Интересы водки и бензина: Почему демонополизация спиртовой отрасли может сорваться

Депутаты проголосовали за без преувеличения историческое решение: впервые с момента обретения Украиной независимости утвержден законопроект, который должен положить конец госмонополии на производство спирта, от которой даже Россия избавилась в начале двухтысячных. Водочникам бы праздновать такую долгожданную победу, но… как в большинстве подобных случаев, есть серьезные нюансы, из-за которых сроки вступления в силу норм законопроекта уже отложены до середины 2020 года и вполне реально могут быть перенесены на еще более поздний срок. И казалось бы – какое отношение к этой истории имеет бензин?

Интересы водки и бензина: Почему демонополизация спиртовой отрасли может сорваться
Фото из открытых источников

Елена Голубева

Журналист, 112.ua

Депутаты проголосовали за без преувеличения историческое решение: впервые с момента обретения Украиной независимости утвержден законопроект, который должен положить конец госмонополии на производство спирта, от которой даже Россия избавилась в начале двухтысячных. Водочникам бы праздновать такую долгожданную победу, но… как в большинстве подобных случаев, есть серьезные нюансы, из-за которых сроки вступления в силу норм законопроекта уже отложены до середины 2020 года и вполне реально могут быть перенесены на еще более поздний срок. И казалось бы – какое отношение к этой истории имеет бензин?

Верховная Рада поддержала президентский законопроект № 2300, который предусматривает отмену госмонополии на производство спирта. Если поначалу планировалось, что нормы вступят в силу уже с 1 января 2020 года, согласно поправкам ко второму чтению, они переносятся на 1 июля. Отсрочки удалось добиться благодаря усилиям жесткого лобби, все эти годы противостоявшем отмене госмонополии, которой украинские производители водки добивались, начиная еще с 2000-х. Спирт все эти годы производился на государственных, оставшихся еще со времен СССР, спиртзаводах: водочные компании не имели никакого влияния не только на его качество, но главным образом на цену, которая постоянно повышалась.

"Укрспирт" - государственный монстр из около 80-ти устаревших заводов, которые разделены между двумя структурами: государственным предприятием (ГП) и концерном – оба "Укрспирт". Госпредприятию отошло 41 предприятие, из которых только порядка 17 были задействованы в производстве пищевого спирта (для нужд водочной промышленности), оставшиеся в концерне предприятия вообще застряли вне цивилизованного, правового поля: обвешанные долгами, многие в процессе банкротства, некоторые из них банкроты даже по второму и третьему разу. Все это хозяйство не умерло естественной смертью, а остается предметом политических торгов на всех уровнях, переделов и рейдерских баталий, лишь потому что служит источником производства теневого (необлагаемого налогами) спирта. Это миллионы и миллионы чистой прибыли, используемой в том числе и для скупки голосов избирателей.

В пояснительной записке к законопроекту № 2300 говорится, что за последние 10 лет производство легального пищевого спирта сократилось в 4 раза. Доля теневого оборота пищевого спирта выросла с 10% в 2007 году до 55% от общего потребления пищевого спирта в 2019 году. Должность главы госпредприятия всегда была предметом политического торга: против большинства экс-руководителей возбуждены уголовные дела (ни одно за все эти годы не было доведено до приговора), периодически их объявляют в розыск. Дело дошло даже до кровопролития. В 2017 году всех буквально потрясло циничное среди бела дня убийство помощника очередного главы "Укрспирта" Виктора Панкова.

Разговоры о необходимости приватизировать "Укрспирт" и покончить со всей этой дурнопахнущей криминальной историей звучали от политиков всех рангов последние 15 лет. Но лобби, заинтересованное в сохранении хлебной кормушки, не сдается. Каждый раз, впрочем, как и нынче, главным их аргументом было то, что разрешение строить новые мощности для производства спирта "превратит в металлолом" государственные спиртзаводы: а это, мол, бюджетообразующие для многих небольших поселков предприятия, рабочие места. И все эти годы власти искали самые разные законодательные способы буквально впарить эти никому не нужные активы заинтересованным в приватизации водочникам, в обмен на долгожданное для них право самим заниматься всей производственной цепочкой – от закупки зерна до производства спирта, что, разумеется, значительно бы удешевило для них процесс получения водочного сырья.

Примечательно, что несмотря на то, что нынешний президентский законопроект принят именно с формулировкой "демонополизация", что позволяет строить новые мощности, в тексте документа сказано, что разрешения на строительство новых предприятия для производства спирта будут выдаваться не ранее 1 июля 2021 года. Таким образом, даже если предположить, что с 1 июля законопроект таки вступит в силу, производители водки будут вынуждены либо ждать 2021 года, чтобы получить разрешение на строительство собственного спиртзавода (а далеко не факт, что и этот тайминг не будет перенесен или отложен), либо же раскошеливаться на покупку старых заводов "Укрспирта", в чем они, разумеется, не заинтересованы (долги, непомерно раздутая штатка, устаревшие технологии – немало заводов до сих пор работают на мазуте или дорогом газе). Но даже если водочников заставят купить спиртзаводы, не стоит забывать, что только в ГП их 41, а крупных водочных производителей (совокупно производят около 90% общего объема потребления водки в Украине) всего 4. И при этом, как неоднократно говорили эксперты, весь объем украинского производства – это один современный завод, стоимостью менее 100 млн долл. при 60 чел. персонала. Больше не надо.

Что делать с остальными четырьмя десятками заводов госпредприятия и аналогичным количеством, застрявшим в концерне? Да, многие из производственных площадок и так давно металлолом, который не выпускает никакой продукции и не платит зарплат годами. Но есть же минимум 13 предприятий, которые реально работают, имеют штат. И как неоднократно звучало, их могут перепрофилировать на производство биоэтанола!

И вот это как раз та точка, в которой интересы таких двух различных сегментов, как водка и автотопливо, пересекаются! Главное условие для того, чтобы у предпринимателей была заинтересованность заниматься производством биоэтанола – наличие рынка, что возможно, только в случае законодательных изменений, отметил в беседе со 112.ua глава Ассоциации "Укрбиотопливо" Тарас Миколаенко. Обязательство заместить 10% энергии, производимой традиционными видами, на альтернативные Украина взяла на себя еще при вступлении в Энергетическое сообщество. И именно с этого времени через Раду пытаются провести норму об обязательном добавлении биоэтанола в бензин.

Последний раз проект закона, которым предусматривалось, что с 1 января 2019 г. суммарная вместимость биокомпонентов для бензинов должна составлять 3,4 энергетических процента, а с 1 июля 2020 г. – не менее 4,8% (за отказ добавлять биокомпоненты в автомобильное топливо – штраф), продвигал сам глава комитета ТЭК в Раде прошлого созыва Александр Домбровский. До зала документ, правда, так и не дошел. Директор департамента возобновляемых источников энергии и альтернативных видов топлива Государственного агентства по энергоэффективности Юрий Шафаренко на проходившей недавно конференции А-95 Petroleum Ukraine 2019 сообщил, что законопроект об обязательной норме биоэтанола в автотопливе вновь в фокусе властей. По его словам, обсуждаются две концепции: введение штрафов за несоблюдение квот по содержанию биоэтанола в топливе и снижение акцизной ставки в соответствии с биоэтанольной составляющей. Принятие норм об обязательном добавлении биоэтанола необходимо, так как это приведет к значительному росту налоговых поступлений и ВВП, загрузит работой предприятия, уверен Тарас Миколаенко.

В Украине было построено 11 небольших заводов по производству биоэтанола, большая часть которых не загружены работой и простаивают из-за действующего акциза и необходимости замораживать средства в авалированном векселе в качестве гарантии уплаты налогов. В случае утверждения нормы об обязательном добавлении биоэтанола, в Украине будет гарантированный рынок сбыта для около 80 тыс. тонн этанола в год на порядка 1,6 млрд грн. Таким образом, работой будут загружены уже построенные предприятия и не исключено, появятся инвесторы, заинтересованные в перепрофилировании заводов "Укрспирта". С учетом специфики (особенности производства, наличие персонала) начать производство на заводе, который традиционно ориентирован на производство спирта, даже проще, чем искать место под строительство нового, считает Миколаенко. Президентский законопроект № 2300 о демонополизации спиртовой отрасли открывает перед производителями и экспортное направление (до последнего времени это было монопольным правом "Укрспирта"). И хотя с учетом присутствия на внешних рынках таких мировых гигантов в производстве биоэтанола, как США и Бразилия, конкурировать будет непросто, перспектива найти свою нишу есть, уверен Миколаенко.

Можно предположить, что, скорее всего, в ближайшее время основная дискуссия будет вестись в русле обмена – демонополизация спиртовой отрасли в обмен на сохранение части спиртзаводов, за счет принятия нормы об обязательном добавлении биоэтанола в автомобильное топливо. Разумеется, как и в предыдущие годы, против этого активно будут выступать импортеры автотоплива и сети АЗС. Но если договориться не удастся, не исключено, что в Раде вскоре появятся инициативы перенести демонополизацию с 1 июля 2020 года, к примеру, на 1 июля 2025 года, а разрешение строить новые мощности по производству спирта – и вовсе на более поздний срок.

Елена Голубева

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>