112.ua
Он родился на Волыни. Отца не помнит, мать пила постоянно, издевалась над ним. Вся его жизнь проходила на улице. Дрался со сверстниками, рано познал вкус сигарет, алкоголя.

- Мать умерла в 1996 году и меня, тринадцатилетнего парня, отдали в детский дом, где были свои правила, своя жизнь. Мне нравилась их жизнь: распорядок дня, обучение. До того момента я в школу не ходил. Если говорить простым языком: там было лучше, чем с родной мамой. И это несмотря на то, что в приюте царила “дедовщина”. Старшие притесняли младших. Пришлось снова сражаться, но уже, чтобы доказать справедливость, защитить слабых. Я бросил курить, пить. Занялся спортом. Позже представлял детский дом на областных соревнованиях. Когда стал взрослым, старался отменить притеснения младших. Пытался действовать по справедливости. А с учителями мы любили конфликтовать, хоть и любили их. Такая молодая бунтарская душа. В 2001 году меня забрали в армию.

Новости по теме: Один из бойцов, которые ловили ГРУшников под Счастьем, потом перешел на сторону боевиков

Моей мечтой была армия. Хотя и туда было трудно попасть. Сирота, с плоскостопием, с искривленным позвоночником. Помог директор детского дома. Поговорил с нужными людьми, и меня направили во Внутренние войска, взвод разведки, который базировался в городе Львове.

В основном в армии правила те же: выполнять приказы старших, не нарушать дисциплину. Многим ребятам, которые приходили из мирной жизни, тяжело было акклиматизироваться. Ведь нет маминой пищи, удобной одежды, теплой кровати. Я же прошел детскую школу выживания и столкнулся со взрослой. В первые дни ко мне стали приставать “деды”, хотели надломить меня, и я одному из них сразу дал в голову, и все стало на свои места. Правда ночью они меня подстерегли и тяжело избили, но на будущее мой статус был установлен.

Меня, как и других солдат, считали хламом, материли, заставляли делать вещи, которые нам не приносили пользы. Одним плюсом можно считать, что нас гоняли по физической подготовке. На спортплощадке мы проводили большую часть дня. Вспоминаю один случай. Меня после ночного дежурства не отправили отдыхать, а сказали, чтобы шел в учебный класс. Уставший, просидев несколько минут, я уснул. Офицер подошел ко мне, поймал за волосы и стал таскать в разные стороны. Я автоматически поднялся и на инстинкте нанес несколько ударов. Сломал ему нос, руку, выбил зуб. Меня отправили на гауптвахту, а его - в больницу. Здесь стоит учесть один момент - мы выполняли для командования особые поручения. Когда во Львов приезжали звезды шоу-бизнеса, мы охраняли их круглосуточно. Все это происходило на нелегальной основе. Нас одевали в гражданские костюмы, хорошо кормили, однако деньги получало командование. Поэтому после избиения офицера мне почти ничего не было. Боялись огласки этих историй. Плюс к тому, за меня вступился капитан, который преподавал мне физическую подготовку. Позже его перевели в другую часть, а я спокойно служил дальше. Однако самым неприятным моментом из службы для меня остается Скниловская трагедия. (Вследствие падения истребителя СУ-27УБ во время мирного шоу на аэродроме Скнилова погибло 78 человек, из них 28 детей, более 250 получили ранения).

Мы тогда обеспечивали порядок и видели, как он падал, как намотал на крыло провода, которые отгораживали людей от музейных экспонатов. И этими проводами кромсал человеческие тела. Меня тогда хорошенько встряхнуло во время взрыва.

Новости по теме: Семенченко как-то сказал мне, что пойду "гулять" вместе со своим Ярошем

После окончания службы в армии уехал в Чехию на работу. И до 2014 года находился там. Только время от времени приезжал в Украину к друзьям. Это был третий этап моей жизни. И пока что лучший. Цивилизация, уровень жизни Европы меня приятно поразил. Я бы там и остался, но война внесла свои коррективы.

Однако поначалу эти события не касались моей души. Революция 2005 года тоже прошла мимо меня, не верилось, что что-то изменится. Только когда начались убийства на Майдане, понял - нужно возвращаться. Много моих знакомых, большинство с Западной Украины, не понимали, чего еду на войну. Говорили, что их это не касается. Путин туда не придет. Даже теперь, когда звоню к ним, чтобы они помогли чем-то добровольцам, слышу в ответ: "Это не наша война".

Но сначала была больница. Приехав в Украину, у меня лопнул аппендицит. К осени 2014 года лечился. Потом обратился в военкомат, там сказали, что не подхожу им. Причин не объяснили. Один из друзей посоветовал обратиться в “Правый сектор”. Меня зарегистрировали в военкомате города Снятина, Ивано-Франковской области. В этом городке и познакомился с добровольцами.

Срочная служба в армии многому меня научила. Поэтому, когда мне предложили подготовительные курсы в Десне, отказался, хотел сразу воевать. Командованию это не понравилось и меня “попросили” покинуть базу. Я некоторое время нелегально помогал батальону “Азов”. Потом вернулся в Ивано-Франковск и организовывал отправку добровольцев на восток. Искал для них снаряжение, поддерживал морально. На побратимов, которые не поняли меня, не злился, но был неприятный осадок.

А уже весной 2015 года меня вызвал к себе один из командиров ПС “Семен”. В его группе, которая занималась разведкой, боевыми диверсиями, принял участие в бою под Опытним. С этой группой потом ходил на разные задачи, сидел в "секретах". Это схрон под самими позициями сепаратистов. Возможно даже их тыл. Есть третий вариант: схрон находится за несколько сотен метров от своих позиций и там уже караулят на вражескую ДРГ. В “секрете” можно сидеть сутки, вторые. Замаскированным, не двигаясь, просто изучаешь обстановку, следишь за перемещением войск. И ни в коем случае не открываешь огонь. Даже, если перед тобой вражеские офицеры. У тебя задача: не выдать себя, места, где ты находишься. Это требует огромной выдержки, терпения, психологической подготовки. Помню, в один из выходов с нами пошел бывший спецназовец. Он считал себя великим воином. Однако пролежав несколько часов, увидел возле себя сепаратистов, не выдержал и открыл огонь. По нам ударили минометы, гранатометы. Эта нелепая выходка чуть не стоила жизни всей группе.

Новости по теме: "Я смотрел в глаза боевику и сжимал в руке гранату"

Однажды мы лежали в кустах, и за 15 метров от нас стоял сепаратист и справлял малую нужду. Руки чесались, чтобы подойти ззади к нему и перерезать глотку, но правила превыше всего.

Как-то мы стояли перед посадкой, террористы были за 500 метров от нас. Это расстояние пришлось проходить более четырех часов. Сантиметр за сантиметром, почти не дыша. Постоянно вглядываясь в землю, чтобы не нарватись на растяжку. Когда уже захватили боевика и возвращались обратно, наткнулись на вражеский "секрет", который не увидели по дороге туда. Везение в том, что и они нас не увидели. А когда встретили, то подумали, что мы их разведывательная группа. Это сыграло с ними злую шутку. Одного из них убили, другого ранили и забрали с собой. Выполнили задачу на пять с плюсом.

Михаил Ухман

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.