Как мы работали в уголовном розыске СССР

Глава Закарпатской ОГА Геннадий Москаль, который в свое время много лет отдал службе в милиции, рассказал 112.ua о своих буднях в уголовном розыске Советского Союза. Геннадию Геннадиевичу всегда есть что рассказать, с его то опытом

Как мы работали в уголовном розыске СССР
Геннадий Москаль 112.ua

Глава Закарпатской ОГА Геннадий Москаль, который в свое время много лет отдал службе в милиции, рассказал 112.ua о своих буднях в уголовном розыске Советского Союза. Геннадию Геннадиевичу всегда есть что рассказать, с его то опытом

Фрагмент интервью Геннадия Москаля для 112.ua

Раньше в милиции служить было интересно и почетно. При том, что возможности тогда были несравнимо другие.

Вот к примеру, как проверяли кадры когда-то в милиции. По принципу "водка ума не добавляет, водка ум не отнимает, водка только проверяет - есть он, или его нет".

Я пришел в уголовный розыск (в Черновицкой области в конце 70-х гг., - ред.), а там было 7 опытных сотрудников, которые служили по 20-25 лет. Были такие, которые служили еще в отделах по борьбе с бандитизмом. И вот на 5-6-й день мне говорят, мол, у нас такая традиция, мы новичку должны выставиться. Я говорю, так вроде ж наоборот. Но они сказали, что имеют свои правила, после чего достали стакан, поставили 6-7 бутылок водки и одно яблоко. И это лучшая проверка психического состояния человека. Когда человек пьян, начинают проявляться такие психологические качества, которые у него есть, но они не дают о себе знать. А чем больше выпьешь, тем больше дури в голову приходит. Я по сегодняшний день даже запаха водки не переношу после этого. Ну, выпил, они порезали яблоко. В итоге я не знаю, сколько я выпил. Я просто проснулся в райотделе на каком-то матрасе. И начальник уголовного розыска говорит, мол, мы тебя берем. Я говорю, что ничего не помню, а он – ты просто уснул, это нормальная, здоровая голова, больше пить не смог, отрубился. Не брали тех, кто буянил, кому хотелось расстреливать, задерживать, проверять притоны и еще в ресторане устраивал драки. Утром им говорили – больных на голову нам не надо.

Вообще я не могу сказать, почему, например, я работал столь долгое время в уголовном розыске. Конечно, система стимулировала материально, чтобы не было коррупции и было желание работать. Человек знал, что если он задержит грабителя – получит 40 рублей премии. Был очень большой премиальный фонд. У начальника милиции были одни полномочия, у начальника УВД – до двух должностных окладов, министр внутренних дел Украины имел три-четыре должностных оклада, а уже глава МВД СССР имел право на ступень выше поднимать звания за раскрытие или подавать наградной лист о награждении госнаградами.

Фильм "Место встречи изменить нельзя" ближе всего показывает ту реальность. Один из братьев Вайнеров работал в МУРе и написал книгу "Эра милосердия". Когда создавали фильм, были очень хорошие консультанты. Я учился в академии МВД СССР и прообраз Шарапова, Владимир Арапов, преподавал у нас оперативно-розыскную деятельность, он был одним из консультантов. Говорит, были консультанты почти по каждому эпизоду. К примеру, почему Жеглов носил орден "Красного знамени"? Это для сотрудника милиции была настолько почетная награда, что сегодня ее нельзя сравнить даже с Героем Украины. Но такую награду давали только за взятие организованной, вооруженной преступной группировки, которые отстреливались, при этом ты должен быть или убит, или получить ранение.

У нас в области таких не было. На курсе в академии у нас был такой, он был в Афганистане, он сам отстреливался и отбил большую группу боевиков, которые на него наступали, при этом он был ранен и дальше продолжал бой. Затем был представлен к награде. Он один в академии с такой ходил. И к нему было невероятное уважение. Сегодня эти значки, которые раздает МВД, они не имеют никакой ценности ни в обществе, ни в самой полиции.

Геннадий Москаль 112.ua

И о премировании. Тогда никто не брал никаких денег. Они не были нужны, потому что за них ничего нельзя было купить. Например, убийства раскрывали только сотрудники уголовного розыска областного управления. Нас было трое, которых назначали старшими. Стоит сказать, что профессиональный уровень следователей был намного выше, хотя люди не имели специального образования, технических средств и транспорта не было никакого. Ездили на троллейбусе, автобусе и попутках. Еще по области на место преступление летали на самолете Ан-2. Но за раскрытие преступления, которое вызвало большой общественный резонанс, а особенно за раскрытие двойного или тройного убийства, или если убийца оказывал вооруженное сопротивление, начальник УВД давал два должностных оклада. Тогда должностной оклад был 150 советских рублей. Всю премию, которую нам давали, нужно было разделить - 60% нужно было, условно говоря, пропить в ресторане, потому что ты не один работал, а 40% мог отнести домой.

Геннадий Москаль

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...