banner banner banner banner

Как события в Беларуси могут стать геополитической катастрофой для Украины

Как события в Беларуси могут стать геополитической катастрофой для Украины
Бело-красно-белый флаг. Протесты в Беларуси Global look press

Алексей Кущ

Экономист

Тема выборов в Беларуси в очередной раз обнажила проблему незрелости украинских политических "элит". Причем исключительно провластных и тех, что предпочитают "рожать в вышиванках", но исключительно на территории США. И учить детей в Лондоне, ведь популярный российский рэпер может многому хорошему научить. В этом, кстати, заключен глубинный когнитивный диссонанс политических сил, пытающихся играть на правом фланге и при этом "замирающих в глубоком пардоне" перед Большим Белым Отцом из Вашингтона. Политические элиты, которые строят моноэтничное идеологическое государство, используя исключительно инструментарий неолиберального дискурса в рамках десяти пунктов так называемого Вашингтонского консенсуса, и при этом обещают украинцам сильную страну. Причем делая это, не взирая на то, что субъектность сильного государства растворяется неолиберальным дискурсом как засохшая краска на руках хорошим растворителем.

Новости по теме

Современный мир – это квинтэссенция рациональности и эгоизма, во всяком случае, если речь идет о стратегических интересах государства. Избитая фраза: "нет вечных союзников, есть вечные интересы", но даже эту банальность подзабыли и в нашем МИДе, и лидеры "патриотических" партий. Хотя, что такое патриотизм в современном мире? Это прежде всего обеспечение экономического могущества, так как военное, социальное и политическое доминирования производные от успехов экономики. Геополитическая субъектность начинается с размера валового продукта на уровне 1 трлн долл. Тут простая арифметика – копьями и дубьем уже никто не воюет, нужны капиталоемкие сегменты оборонного комплекса: авиация, флот, ракеты, космические системы. Все это стоит десятки миллиардов не гривен. Для того чтобы обеспечивать Украине геополитическую субъектность, затраты на оборону должны быть сопоставимы с военными бюджетами соседних РФ и Турции, именно так и появляется цифра в один триллион и отчисления на оборону в размере 5% от ВВП (50 млрд долл.). Таким образом, патриотом в Украине может себя называть не тот, кто утром пишет патриотический пост в ФБ, а днем проводит финансовые транзакции в Панаме, а тот, кто сможет реализовать в Украине модель экономического роста и достигнет заветной планки развития в перспективе ближайших десяти лет, пока окно возможностей для этого не закроется (а это произойдет после сокращения численности населения ниже отметки в 30 млн человек – тогда точка невозврата будет бесповоротно пройдена). В этом контексте наши политические "элиты" попросту бросили свою страну в геополитические жернова, попутно низведя ее до примитивной сырьевой, аграрной экономики.

Кроме того, есть и еще один тест на патриотичность: способность не пользоваться "важностью момента" для экзальтации своего электората, если это вредит национальным интересам, хотя и может принести электоральные балы. А также способность подчинять эмоции железному рацио. Вместо этого "патриотическая оппозиция" обрушила шквал критики на Зеленского за его "слабую позицию" по событиям в Беларуси, хотя она вовсе не слабая, а попросту "никакая". Она и не отвечает запросам Запада, и в то же время не обеспечивает наш национальный интерес. Кстати, а в чем он?

Представьте себе, что в Израиле оппозиционная партия выступила бы с поддержкой египетского "майдана", когда был свержен "диктатор" Мубарак и к власти пришли "братья мусульмане"? Политические дни этой партии были бы уже сочтены. Именно поэтому Израиль фактически поддержал военный переворот и отстранение от власти "братьев", которые пришли к власти демократическим путем на свободных выборах после "цветной революции". Израиль это делает, потому что ему важно сохранение союзных отношений со своим соседом. Именно поэтому и Пашинян в Армении признал выборы в Беларуси, хотя сам пришел к власти в результате ереванского "майдана", так как понимает, что перед ним находится враждебный Азербайджан и союзная с ним Турция. И его страна не имеет права подменять в своей внешней политике международные правозащитные организации. Кстати, Турция не признает Голодомор в Украине так как это может отразиться на международном отношении к геноциду армян в этой стране в 1915-м году. В свою очередь Украина не может себе позволить признание независимости Косово или Нагорного Карабаха, так как у нас произошла аннексия Крыма. Но в последнее время в структуре политических "элит" в Украине и системе нашей дипломатии, что-то "поломалось". Наш внутренний дискурс опустился до уровня кухонных разговоров в конце 80-х после прослушивания очередной программы "Голоса Америки". Негативные последствия этой девальвации смыслов не заставят себя долго ждать.

В этом контексте Беларусь и режим Лукашенко являются для Украины фактором стратегической передышки. Простыми словами, чем дольше существует режим Лукашенко, тем больше у нас шансов на реализацию модели экономического роста, которая должна привести нас к заветному триллиону ВВП, когда Украина сможет играть свою роль в системе государств балто-черноморской оси и занимать более активную позицию. В чем причина такой зависимости. То, что Беларусь играет для нас роль своеобразного хаба по операциям со странами СНГ, ни для кого не секрет. Украинская армия и украинские аграрии ездят на белорусском дизеле, который еще несколько месяцев назад производился из российской нефти. Беларусь – один из крупнейших экспортеров в Украину энергетического угля, который у нее не добывается. Гомель стал авиационным хабом. Не говоря уже о минской площадке по урегулированию ситуации на Донбассе. Но все это не суть важно. Лукашенко, при всей условности, обеспечивает минимальный уровень суверенитета своей страны по отношению к Москве. И судя по той поддержке, которую высказывают в РФ ее пропагандисты протестующим в Минске, Бацька давно стал для россиян занозой в причинном месте.

А теперь рассмотрим альтернативные сценарии, учитывая, что четкой программы действий и экономической альтернативы у белорусской оппозиции на данный момент нет и не предвидится. Таких альтернатив две. Приход к власти слабого пророссийского лидера или слабого прозападного. В первом случае Беларусь, по сути, превращается в еще один федеральный округ. Ускоряется процесс конституционного оформления союзного государства, и все это под соусом системной экономической либерализации: не стоит забывать, что позиции РФ в рейтинге конкурентоспособности экономики (ВЭФ в Давосе) и рейтинге легкости ведения бизнеса Всемирного банка существенно выше, чем… в Украине, о чем недавно даже упомянул наш главный по реформам – Саакашвили, сказав, что россияне ушли за горизонт в части обеспечения защиты инвестиций и экономических свобод: в рейтинге-2019 конкурентоспособности Всемирного экономического форума РФ находится на 43-м месте, а Украина – на 85-м; в рейтинге легкости ведения бизнеса РФ на 28-м, а мы на 64-м. В таком варианте "ласковое поглощение" Беларуси восточным соседом в его практических проявлениях (либерализация экономической среды) будет воспринято белорусским бизнесом как несомненный прогресс.

Новости по теме

Вариант второй – краткосрочная победа слабого прозападного кандидата. Здесь как в известной фразе Бацьки: "белорусы будут жить плохо, но не долго…" Страну ждет резкий рост внешнего долга, массовая приватизация и дальнейшая деиндустриализация экономики, затем полный демонтаж социальной политики государства, заморозка социальных стандартов и пенсий, шоковая тарифная терапия, массовая трудовая миграция, разрушение медицинской системы, науки и образования. То есть белорусы в спрессованном виде, как при клиповом монтаже, переживут все то, через что провели Украину в течение нескольких десятков лет неолиберальных экспериментов. И если "серая степная мышь" их выдержала, то "белая лабораторная" может и не сдюжить. Особенно учитывая, что в отличие от Украины у Беларуси нет выхода к морю и морских портов, и она не сможет сделать ставку на высокопродуктивный аграрный сектор с преобладанием монокультур, в том числе технических. По объективным причинам, Беларусь не сможет стать как Украина мировым лидером по экспорту кукурузы и подсолнечного масла, а на картофеле много не заработаешь. Кроме того, аграрный сектор этой страны держится на бюджетных дотациях, которые обеспечиваются благодаря работающей промышленности, без которой не будет и финансовой поддержки села с последующим вырезанием молочного стада, как это произошло и у нас. По иронии судьбы первыми под раздачу попадут работники бастующего ныне БелАЗа и минского тракторного.

Несколько тысяч работников Минского тракторного завода вышли на улицы. Надпись на плакате "... нас не 20 человек, а 16000" является отсылкой к заявлению Лукашенко о протестах на предприятиях - "там 20 человек решили высказать свое мнение, бросили работу и пошли" Из открытых источников

Сейчас можно услышать диаметрально противоположные оценки развития белорусской экономики: полный придаток РФ или потенциал, который можно самостоятельно развивать. Истина как всегда находится посередине. Экономика Беларуси – это три неравноценных фрагмента. Частный бизнес, который запустил достаточно много конкурентоспособных производств. Сюда можно включить и кремниевую долину ИТ, ведь белорусский айтишник стал почти мировым брендом. На втором месте - факторная экономика, которая развивалась за счет дешевых энергоресурсов (российских или сейчас – мировых). И не достаточно модернизированный промышленный комплекс, который ориентирован на традиционные рынки сбыта на постсоветском пространстве, причем не только в РФ, но и в Украине. И который не может развиваться без активной государственной поддержки. Любая системная перезагрузка экономической модели приведет к отмиранию двух последних сегментов. Белорусские НПЗ закроются, также как и украинские. То же произойдет и с промышленными флагманами. Почти колхозная модель сельского хозяйства войдет в беспрецедентный кризис, сравнимый с нашей ситуацией 90-х годов. На плаву останется до трети промышленного потенциала и небольшая прослойка предпринимателей и высокооплачиваемых работников ИТ-сектора. Модель Лукашенко – это в какой-то мере система отсрочек приговора, который был вынесен постсоветской экономике сразу после развала СССР. Но в отличие от ситуации в Украине, РФ сможет более глубоко воспользоваться такой экономической дестабилизацией в Беларуси, легко спровоцировав гражданский конфликт и проведя под эгидой восстановления законности и порядка уже полноценный аншлюс (даже не аннексию, так как именно аншлюс просматривается между строк союзного договора как опция будущего).

Что первый, что второй вариант для нынешней Украины – это геополитическая катастрофа, так как в таком варианте мы оказываемся в стратегической блокаде с востока, севера, юга и юго-запада (Приднестровье). С одним свободным узким окном на Запад. По сути, это формат осажденной крепости, в которую никогда не придут инвестиции и из которой убегут те инвесторы, которые еще здесь остались. В 2014-м году некоторые националромантики в Украине наивно надеялись, что Запад реализует у нас программу "витрина" и применит программу "анаконда" по отношению к РФ. Но в случае геополитической блокады, кольца "анаконды" окажутся именно на нашей шее.

Почему РФ пойдет на реализацию жесткого сценария в Беларуси (естественно не сейчас, в момент общественной турбулентности, а несколько позже, если дестабилизация выйдет из под контроля Минска)? Достаточно взглянуть на карту: Беларусь - единственная страна, которая не позволяет Западу сформировать единую антироссийскую балто-черноморскю ось или дугу давления. В случае победы прозападных сил в Минске, пазл будет собран. Для РФ это будет означать отскок назад в средневековье, в геополитическом раскладе сил она окажется на позициях Ивана Грозного после поражения в ливонской войне. По сути, это геополитическая смерть РФ как мирового игрока, выдавливание России в Азию навстречу китайскому дракону. Именно поэтому РФ не будет действовать в Беларуси как в Украине методом частичных аннексий и/или гибридных войн. Она будет воевать открыто за всю территорию, и это будет тотальная война. Естественно, не сейчас, когда любые силовые действия вызовут отторжение белорусского общества. Тут можно вспомнить и концепцию украинского националиста Юрия Липы – "черноморская доктрина", в которой он сравнивал Беларусь с "шлемом" или "сводом" Украины в случае возможности наших союзнических отношений и с "раной на шее" - в случае враждебных.

Какой могла бы быть позиция Украины, учитывая наши стратегические интересы и тот факт, что мы не можем никак не реагировать на массовые нарушения прав человека в соседней стране. Это могла бы быть "формула Зеленского", наше алаверды минской площадке мирных переговоров по Донбассу. В Киеве можно было бы сформировать постоянно действующую площадку для диалога режима Лукашенко и оппозиции. Учитывая настороженность Бацьки в отношении роли РФ в белорусских выборах, такое предложение могло вызвать у него заинтересованность. Во всяком случае, он не опасался бы манипуляций с нашей стороны. Какие исходные условия необходимы для активизации такой переговорной площадки? Во-первых, признание выборов со стороны Украины и отказ оппозиции от уличных акций протестов. Во-вторых, обязательства Лукашенко прекратить преследование инакомыслящих, освобождение арестованных и принятие законодательных актов по защите прав оппозиционных партий, с обеспечением их доступа к процедуре подсчета голосов на будущих выборах и к освещению своих идей в национальных СМИ. В таком варианте, данная площадка могла бы стать отправной точкой для поиска приемлемого для всех сторон формата транзита власти на будущих президентских выборах. Кстати, усиление роли армии как гаранта Конституции, политического курса страны и защиты свобод граждан, могло бы снять проблему недоверия к правоохранительным органам республики и минимизировало бы риск силового сценария во время нового политического цикла.

Здесь можно вспомнить Аун Сан Су Чжи, лидера "Национальной лиги за демократию" Мьянмы, которая получила нобелевскую премию мира. Ситуация в Бирме также казалась неразрешимой: победа оппозиционных сил, непризнание этой победы властью, атаки на ее сторонников, многочисленные мирные жертвы протестующих, 15-летний домашний арест, но затем все же нахождение совместной формулы новых выборов, принятие переходных норм конституции при усилении роли армии и окончательная политическая победа. С другой стороны, Тихановская явно не Аун Сан Су Чжи, так как последняя отказалась покидать страну в разгар репрессий, как ей советовали ее сторонники. В результате у Аун Сан Су Чжи и Мьянмы все получилось, и нобелевская лауреатка стала еще более жестким лидером страны, чем ее гонители.

Конечно, у подобного варианта будет очень много критики, ведь оппозиция в Беларуси, не имея ни лидера, ни внятной программы, хочет получить власть здесь и сейчас, а жертвы во время уличных протестов не дают возможность заключить временное перемирие с Лукашенко. То, что в результате разрушения экономики "незаметных жертв" будет в тысячи раз больше, похоже никого не волнует. С другой стороны - это хороший тест для белорусов на искреннюю любовь к своей стране и тест зрелости для нашей власти. Как показал пример Мьянмы, великое делается с помощью тысячи мелких шагов. Именно при такой поступательной эволюции удается избежать глобальных потерь для страны в целом. Невосполнимых потерь.

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>