Как Трамп сделал все то, что критиковал

Как Трамп сделал все то, что критиковал
The White House

Энтони Блинкен

Экс-заместитель госсекретаря США

Оригинал на сайте The New York Times

Посетители гипотетической библиотеки имени президента Дональда Трампа смогут найти там целый отдел, посвященный его уничижению ядерного соглашения с Ираном 2015 года: "Худшее соглашение, когда-либо существовавшее"; "ужасное" и "одностороннее"; "большой позор"; "дефектное по своей сути", - именно так он его называл.

Но поскольку Трамп планировал договориться о денуклеаризации Северной Кореи на сегодняшнем саммите в Сингапуре, к нему можно будет применить его собственные выражения. Так, по логике Трампа, любая сделка с КНДР должна быть более всеобъемлющей, более жесткой, лучшей, чем соглашение с Ираном. Но даже если лидер КНДР Ким Чен Ын будет действовать добросовестно – подчеркиваю, "если", – такой результат маловероятен.

Парадоксально, но лучшее, чего может достигнуть Трамп в вопросе денуклеаризации Северной Кореи, скорее всего, будет похоже на то, чего Барак Обама достиг в соглашении с Ираном.

Соглашение по Ирану требовало от Тегерана авансом уничтожить 98% своего запаса урана, демонтировать и поставить под печать две трети своих центрифуг, не обогащать природный уран до уровня оружейного урана, а также удалить ядро плутониевого реактора.

Новости по теме

Целью этого всего было подорвать "прорывную способность" Ирана – растянуть время, необходимое для производства материала для одного оружия, с нескольких недель до более чем одного года. Масштабные проверки должны были, в свою очередь, обеспечить выполнение Ираном своих обязательств.

Трамп утверждал, что сделка была "катастрофической", поскольку некоторые ограничения возможностей Ирана обогащать уран и перерабатывать ядерное топливо истекали через 10-25 лет (хотя запрет на получение Ираном ядерного оружия и режим проверок были постоянными) и поскольку соглашение не напрямую адресовалось иранской ракетной программе, ее злонамеренным действиям на Ближнем Востоке или нарушениям прав человека в стране.

Итак, что означает "стандарт Трампа", если применить его к Пхеньяну?

В отличие от Ирана, в Северной Корее уже есть ядерное оружие, средства для его доставки и механизмы для его производства. Согласно оценкам, Пхеньян обладает примерно 60 ядерными боеголовками, десятками баллистических ракет и широко разбросанной инфраструктурой, которая ежегодно вырабатывает расщепляющий материал, которого достаточно приблизительно для шести бомб.

Новости по теме

Если бы Трамп внимал собственной критике соглашения по Ирану, любая сделка с Северной Кореей должна была бы навсегда устранять материал, боеголовки и ракеты, которые у КНДР уже есть, и, что не менее важно, саму способность производить их.

Эта сделка должна была бы подлежать бесконечным интрузивным инспекциям. Кроме того, соглашение должно было бы бороться и с другими вопиющими действиями Пхеньяна, такими, как поставки оружия и технологий сомнительным режимам вроде режима Башара Асада в Сирии, и с сохранением худшего в мире государства-ГУЛАГа.

Сам Трамп уже не надеялся на то, что Ким Чен Ын передаст ему ключи от своего ядерного королевства в Сингапуре. Администрация может найти преимущество во временном соглашении, согласно которому Северная Корея должна раскрыть все свои программы, заморозить свою инфраструктуру по обогащению и переработке в рамках международного мониторинга, а также уничтожить некоторые боеголовки и ракеты в обмен на ограниченную экономическую помощь. Это позволит выиграть время, чтобы договориться о более всеобъемлющей сделке, которая будет содержать тщательно продуманную "дорожную карту", которая потребует постоянного дипломатического процесса. Это именно тот подход, который Обама применил к Ирану.

Администрация также может осознать, что охватить все, что нам не нравится в режиме Ким Чен Ына в одном соглашении, – это крайне идеалистическое мероприятие, которое только продлит дипломатический процесс, внесет раздор в отношения с партнерами, у которых разные приоритеты, а также предоставит Пхеньяну больше поводов для торга.

Новости по теме

Точно так же, как Обама сделал с Ираном, Трамп должен сосредоточиться на самой важной угрозе для нашей безопасности и безопасности наших союзников – на ядерном оружии Пхеньяна и средствах его производства. При этом США дадут понять, что будут наказывать действия вроде разработки Пхеньяном ракет, способных доставлять ядерное оружие.

Есть еще кое-что, что Трамп должен позаимствовать у соглашения по Ирану, а именно систему мониторинга, которая покрывает всю ядерную цепочку снабжения – шахты, фабрики, центрифужные заводы и сборочные линии, а также сами объекты обогащения и переработки. Это лучший способ убедиться в том, что Северная Корея не разработает скрытую программу, притворяясь, что выполняет данные обязательства.

В конце концов, состоится простой тест на успешность: есть ли все еще у Ким Чен Ына ядерное оружие или средства для его быстрого производства? Сохраняет ли он ядерные ракеты или способность быстро их получать? Обещания о денуклеаризации не обеспечат ровным счетом ничего: Северная Корея неоднократно их давала ранее, а потом нарушала.

Новости по теме

Трамп, похоже, признал такой тест, когда в апреле заявил, что денуклеаризация "означает то, что они избавятся от своего ядерного оружия". "Для меня было бы легко сделать простую сделку и претендовать на победу. Я не хочу этого делать. Я хочу, чтобы они избавились от своего ядерного оружия", - сказал он.

Давайте посмотрим, будет ли Трамп придерживаться этого стандарта. Он так часто хвастался своей способностью добиваться того, чего не могли добиться его предшественники, что у него могут возникнуть проблемы с сопротивлением искушению преждевременно объявить: "Миссия выполнена".

Это позволило бы Китаю и другим странам ослабить экономическое давление на Северную Корею. Сам факт встречи с американским президентом дает Ким Чен Ыну законность, которую давно хотели получить руководители Северной Кореи. Трамп отступил от политики "максимального давления". И он, похоже, согласился с желанием Пхеньяна договориться о мирном соглашении до того, как КНДР откажется от своего ядерного оружия, – в противоположность давней политики Соединенных Штатов.

Будучи членом команды, которая подготовила иранское соглашение, я тем не менее чувствую, как меньшая часть меня болеет за неудачу в Сингапуре: национальные интересы перекрывают злорадство, поэтому я надеюсь на успех, ведь это же не "худшее соглашение, когда-либо существовавшее".

Энтони Блинкен

Перевод 112.ua

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров