Какое место Украина занимает в рейтинге экономической свободы?

Какое место Украина занимает в рейтинге экономической свободы?
Фото из открытых источников

Богдан Данилишин

экс-министр экономики Украины

Оригинал на странице Богдана Данилишина в Facebook

В конце сентября был опубликован мировой индекс экономической свободы за 2018 год. Его создает Fraser Institute в своем отчете "Экономическая свобода в мире - 2018". Как принято говорить, есть две новости: плохая и хорошая. Плохая: Украина заняла 134-е место среди 162 стран. Хорошая: за год наша страна поднялась в рейтинге на 15 позиций.

Сам индекс рассчитывается на базе 42 показателей, которые объединяются в несколько увеличенных категорий: объем правительственного участия в экономике, качество правовой системы и защита прав собственности, доступ к надежной валюте, уровень свободы международной торговли, качество и либеральность регулирования кредитования, труда и бизнеса. Наиболее серьезны позитивные изменения в нашей стране в категории "Доступ к надежной валюте". То есть улучшение позиций Украины произошло в основном вследствие принятия закона "О валюте и валютных операциях", который был подан президентом Украины. По другим показателям положительная динамика хоть и наблюдается, но в незначительном количестве. Пока что Украина находится в группе стран с низким уровнем экономической свободы - в компании Белоруссии, Зимбабве, Ирака, Ирана, Пакистана (эти государства являются аутсайдерами в рейтингах политических свобод). Что же тогда дерегулирует и либерализует наше правительство?

Новости по теме

Давайте посмотрим на лидеров рейтинга. Первые места, как и ранее, занимают Гонконг и Сингапур (эти страны традиционно занимают ведущие позиции в рейтингах экономических свобод). Далее в рейтинге от Fraser Institute расположены Новая Зеландия, Швейцария, Ирландия, США, Грузия, Маврикий, Великобритания, Австралия и Канада (эти две страны поделили 10-е место).

Считается, что уровень экономической свободы и уровень политической свободы - это факторы, которые имеют четкую положительную корреляцию (это подтверждают и данные отчета "Экономическая свобода в мире - 2018"). Такую точку зрения разделяют авторитетные исследователи. Например, Д. Деминт, президент The Heritage Foundation, описывая развитие экономических свобод по итогам 2016 года, отмечал, что на них в первую очередь влияют политические события. Деминт тогда выделил Brexit, победу Трампа и смерть Кастро. В первом случае свободолюбивые и склонные к эндогенным инновациям британцы выступили против не в меру заорганизованного Евросоюза. Во втором - американцы выступили против политиков, которые ограничивали их экономические свободы. В третьем - отсутствие авторитарного кубинского лидера дала многострадальному народу Кубы шанс стать действительно жителями "острова свободы".

Есть связь между индексом демократии (Democracy Index), который ежегодно рассчитывается исследовательской компанией The Economist Intelligence Unit, и индексом экономической свободы. По итогам 2016 года коэффициент корреляции между этими показателями, рассчитанными по 162 странам мира, составил 0,61. Почти все исследования, которые используют различные индексы экономической свободы (кроме индекса от Fraser Institute, есть рейтинги Heritage Foundation и газеты Wall Street Journal и другие), показывают, что высокий уровень экономической свободы увеличивает среднюю продолжительность жизни, положительно влияет на экономический рост и другие показатели развития (в том числе уровень счастья, гендерное равенство). Экономически более свободные страны, как правило, еще и богаче: в 2015 году средний ВВП на душу населения по паритету покупательной способности в верхнем квартили наиболее экономически свободных государств составлял 42,5 тыс. долл. по сравнению с 6 тыс. долл. в нижнем квартили.

Новости по теме

Напрашивается вывод, что экономическая свобода напрямую связана со степенью демократии в стране. Но традиционное лидерство в различных рейтингах экономической свободы далеко не самых демократичных Гонконга и особенно Сингапура говорят о том, что такая закономерность - не аксиома. Не всегда высокий уровень экономической свободы гарантирует и хорошие темпы роста экономики. Например, американский экономист Дж. Сакс в книге "Конец бедности", анализируя опыт азиатских стран за 1990-2005 гг., пришел к выводу об отсутствии подобной зависимости (вместе с Сингапуром особенно хорошо это демонстрирует пример Китая). То есть абсолютизация политической и экономической свободы как универсального рецепта экономического процветания не всегда корректна.

К чему я веду? А к тому, что экономическая и политическая свободы отражают одни и те же ценности, связанные с личным выбором, однако политическая свобода может сосуществовать с экономической несвободой (как, например, в Индии), а экономическая свобода - с политической несвободой (например, в Сингапуре).

Еще один аспект экономической свободы, который интересует всех нас, связан с уровнем коррупции. Интересным в этом плане является пример Китая. В Китае, по сравнению с другими государствами-лидерами по темпам экономического роста, уровень коррупции достаточно высок, а степень экономической свободы небольшой. В стране с низким уровнем экономической свободы коррупция препятствует росту экономики. А сокращение масштабов коррупции положительно влияет на рост экономики, что и наблюдается в Китае. Выводы из этого для Украины очевидны: останавливать борьбу с коррупцией нельзя.

Не менее интересен пример Сингапура. Политически авторитарный Сингапур в 2017 году поднялся на 7-ю позицию по индексу восприятия коррупции Transparency International. Сингапур – единственная азиатская страна, которая попала в первую десятку наименее коррумпированных стран мира.

Успешная экономическая модернизация и инновационное развитие не были бы возможны в Сингапуре, если бы власть не сумела обеспечить общественную дисциплину, порядок в стране и беспощадное подавление преступности. Требует ли подобного Украина? Вопрос риторический. Или это можно было бы воспринять как уменьшение уровня демократических свобод? Если обойтись без перегибов, то нет.

Каждый человек имеет право распоряжаться своим временем, талантами и собственностью на свое усмотрение. Для обеспечения экономической свободы необходимы свобода личного выбора, добровольность обменов, конкуренция без излишнего вмешательства государства. Для повышения уровня экономической свободы необходима эффективная защита прав частной собственности. Обеспечение права человека на свою личность и имущество, а также права распоряжаться ими по своему усмотрению является сущностью экономической свободы. Когда решения о распределении ресурсов принимают в рамках системы, для которой характерен высокий уровень экономической свободы, они дают эффективные результаты. Но в реальном обществе система распределения ресурсов не столь одномерна. Политическая система ограничивает или усиливает экономические возможности индивидов и социальных групп исходя из тех задач, которые общество считает приоритетными.

Возникает логичный вопрос: что является главным для Украины? Какие задачи являются приоритетными для Украины прямо сейчас? Мне кажется, что есть две главные задачи: выстоять в военном противостоянии с Россией и повысить конкурентоспособность украинской экономики путем высокотехнологичной реиндустриализации. Не имея конкурентоспособной экономики, мы не сможем победить в войне с Россией (в современном мире военная сила государства зависит от развитости ее промышленности, от наличия высокотехнологичных производств гражданской и военной продукции). Современные технологии, инновации и производство продукции с высокой долей добавленной стоимости в Украине вряд ли появятся только благодаря дерегулированию и демонополизации экономики, которые непосредственно ассоциируются с уровнем свободы. Так, необходимо стремиться к улучшению позиций нашей страны в различных рейтингах экономической свободы, но это не должно быть самоцелью в тот момент, когда самым важным является сохранение украинской государственности.

Новости по теме

Сейчас линейные экономические рецепты из серии "повысил уровень экономической свободы - добился роста экономики" далеко не всегда работают. Само по себе повышение позиций в тех или иных рейтингах не всегда дает эффект. Например, дерегуляция ведения бизнеса, если рассматривать ее как ключевой инструмент экономического развития, в отрыве от других методов, которые ассоциируются с активной ролью государства в экономике, вряд ли способны повысить конкурентоспособность нашей экономики. Протекционизм часто является фактором развития экономики страны, особенно в тот период, когда речь идет о выживании государства. Технологические монополии добиваются более серьезных результатов в создании инноваций, чем малый и средний бизнес (это не означает, что они невозможны в нем). Без технологических гигантов, таких, например, как "Южмаш", "Турбоатом" или НПЗ им. Фрунзе, развитие высоких технологий маловероятен (малые фирмы вряд ли смогут сосредоточить значительные денежные средства, необходимые для технологических прорывов).

Кстати, у нас сейчас в плане дерегуляции ситуация очень неплохая: Fraser Institute в отчете "Экономическая свобода в мире - 2018" поставил Украину на 52-е место в рейтинге (из 162 стран) по степени участия государства в экономике.

А вот в чем нам нужно повышать уровень экономической свободы, так это в формировании благоприятных условий для творческих личностей, нацеленных на создание новых высокотехнологичных продуктов. Ф. Йо, который стоял у истоков формирования оборонной промышленности Сингапура и создал Singapore Technologies Group, процветающую корпорацию-производителя и экспортера современного вооружения, утверждает: "Инновации идут именно от людей, а не от продуктов и разработок. Мы не вкладываем в инновации, мы инвестируем в людей. Люди создают инновации. Наши фонды "посевного финансирования" и государственные агентства поддержки предпринимательства - это лишь средство для достижения более важной цели. Они все служат для поддержки людей, которые хотят начать свое дело. И для этого не надо создавать отдельные министерства. Нужно четко знать, что делать уже действующим структурам".

Эти мысли являются актуальными для нас. Если сравнить динамику заявок на патенты в США и Китае вообще и в инновационных секторах в частности, можно увидеть следующее: экспоненциальный рост патентных заявок в Китае говорит о том, что не так уровень экономической свободы (КНР далека от лидерства в соответствующих рейтингах), сколько создание условий для раскрытия научно-технического и культурного потенциала людей важны для перехода к интенсивному высокотехнологичного росту экономики. В Украине такой потенциал есть. Необходимо как можно быстрее переходить к формированию условий для его реализации. Это и должно сделать важный вклад в решение двух главных наших задач: выстоять в гибридной войне с Россией и перейти к модели высокотехнологичного развития экономики.

Богдан Данилишин

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров