banner banner banner banner

Когда Китай сможет достичь нулевых выбросов в атмосферу?

Когда Китай сможет достичь нулевых выбросов в атмосферу?
Открытые источники

Оригинал – на сайте Project Syndicate

В своем видеообращении к Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций в сентябре президент Китая Си Цзиньпин объявил о некотором улучшении обязательства Китая по Парижскому климатическому соглашению от 2015 года: теперь нулевые выбросы углекислого газа в стране должны достичь пика до 2030 года, а не примерно к 2030 году. Это может показаться незначительным, но в сочетании с дополнительным заявлением Си Цзиньпина о стремлении Китая стать углеродно-нейтральным до 2060 года это обращение вызвало позитивный шок в мире политики в области изменений климата.

ВВС

Десятилетия впечатляющих темпов роста ВВП сделали Китай второй по величине экономикой мира, более крупной, чем следующие три – Япония, Германия и Индия – вместе взятые. Но для внешнего мира Китай по-прежнему часто ассоциируется с угольной зависимостью, ростом выбросов CO2 и загрязненным воздухом – и это справедливо.

Новости по теме

Таким образом, Китай, возможно, является первой "гибридной" сверхдержавой современной эпохи – мировым лидером без всесторонне развитой экономики. И обещание Си Цзиньпина об улучшении обязательств по климату в два этапа отражает то, как сами китайцы видят свой гибридный статус.

Более скромные климатические амбиции страны на период до 2030 года отражают стойкость менталитета китайского народа как развивающейся страны. В конце концов, многие китайцы, и особенно нынешнее руководство, очень хорошо помнят, как росли в бедной отсталой стране. Но поскольку ожидается, что к 2030 году Китай станет страной с высоким уровнем доходов, такое мышление уступает место менталитету "восходящей сверхдержавы", что помогает понять, почему Китай стремится стать углеродно-нейтральным всего через десять лет после Европейского Союза.

Разумеется, в настоящее время новая цель Китая в области климата до 2060 года является всего лишь амбитными планами, а не законодательной политикой. Но, как ожидается, будущие администрации отнесутся к заявлению Си Цзиньпина со всей серьезностью.

Сложно переоценить масштаб поставленной задачи. В настоящее время Китай планирует, начиная с 2030 года, устранить около десяти миллиардов тонн ежегодных выбросов CO2 (почти треть общемирового объема), что эквивалентно ежегодной декарбонизации всей французской экономики в течение 30 лет. Рано или поздно у Китая не останется иного выбора, как только удвоить усилия по смягчению последствий изменений климата во всех секторах, особенно в энергетике, промышленности, транспорте и сельском хозяйстве.

Существуют веские основания для оптимизма относительно перспектив Китая в плане успешного перехода к "зеленой" экономике. Китай является крупнейшим в мире рынком экологически чистой энергии, на страну приходится более  трети установленных ветряных и солнечных мощностей в мире (по состоянию на конец 2019 года) и почти половина всех электромобилей.

Более того, впечатляющий опыт Китая в расширении масштабов экологически чистых энергетических технологий означает, что его недавнее обязательство по нулевым выбросам должно еще больше стимулировать  низкоуглеродную революцию во всем мире. Например, если Китай решит увеличить свои амбиции в области водородной экономики, трудно представить, что ЕС, Япония, Южная Корея и другие крупные развитые страны не последуют его примеру, чтобы сохранить свою конкурентоспособность.

Конечно, до 2060 года еще далеко, поэтому мир будет внимательно следить за тем, претворит ли Си Цзиньпин свои обещания в конкретные меры в будущем 14-м пятилетнем плане Китая, охватывающем период 2021-2025 годов. Оптимизация инвестиций в энергетический сектор Китая к 2060 году требует, чтобы выбросы CO2 в стране достигли пика как можно скорее. Но руководство Китая, особенно губернаторы провинций, должны приложить усилия к тому, чтобы сбалансировать этот долгосрочный стратегический интерес с краткосрочными экономическими выгодами от углеродоемких инвестиций.

Международное сообщество, в частности ЕС, могло бы помочь Китаю в продвижении вперед путем его участия в коалиции, готовой к действиям по борьбе с изменениями климата. Эта группа также может включать Японию и Южную Корею, чьи обязательства по достижению углеродной нейтральности к 2050 году охватывают все парниковые газы.

Политика Китая по климату только выиграет от подобных глобальных усилий. В недавнем заявлении Китая отсутствует какое-либо упоминание о зарубежных инвестициях страны, не в последнюю очередь в страны, которые участвуют в подписанной Си Цзиньпином инициативе транснациональных инфраструктурных проектов "Один пояс, один путь" (BRI). Китай до сих пор направляет большую часть своих инвестиций BRI в проекты по ископаемому топливу, хотя BRI начала больше инвестировать в возобновляемые источники энергии.

Вместе с тем, инвестиции BRI являются ответственностью как стран-доноров, так и Китая, поэтому экологизация инвестиций в рамках инициативы требует стимулов с обеих сторон, если не в глобальном масштабе. Обнадеживает то, что победа Джо Байдена на недавних президентских выборах в США может знаменовать обращение вспять нынешней тенденции деглобализации, которая могла бы не только стабилизировать международный порядок, основанный на правилах, но и увеличить инвестиции в устойчивую инфраструктуру во многих частях света.

Открытые источники

Но Соединенные Штаты, крупнейшая экономика в мире и второй по величине источник выбросов CO2, – "слон в комнате". И Си Цзиньпин, несомненно, взял на себя обязательство по климату, имея в виду Америку. Присоединившись к Парижскому климатическому соглашению, Китай помог президенту Бараку Обаме избавиться наследия в области политики по климату в обмен на менее противоречивые китайско-американские отношения. Но, хотя Байден пообещал вновь присоединиться к Парижскому климатическому соглашению в первый же день своего правления, лидеры Китая чувствуют, что США сейчас не испытывают большого желания сотрудничать для решения проблем в области климата.

Другими словами, Китай радикально и в одностороннем порядке повысил свои долгосрочные климатические амбиции, не прося у США (или ЕС, если на то пошло) что-либо взамен. Своими действиями он решительно поддержал политику, проводимую ЕС, и поставил Байдена в неловкое положение. Учитывая разделение американской общественности и политизацию науки о климате, само по себе повторное присоединение к Парижскому климатическому соглашению не сделает США надежным игроком в международной климатической политике.

Между тем, Китай является крупнейшим в мире источником выбросов CO2, на его долю приходится почти 30% общемирового объема выбросов. Таким образом, новое обязательство Си Цзиньпина является продуманным стратегическим шагом, который не только удивил внутреннюю и международную аудиторию, но и значительно продвинул среднесрочную и долгосрочную глобальную повестку дня в области климата.

После того, как президент США Дональд Трамп объявил о своем намерении вывести США из Парижского климатического соглашения в июне 2017 года, ЕС на короткое время стал единственным лидером в области климата. На сегодняшний день к нему присоединились Китай, Япония и Южная Корея, но ЕС так же, как и другие, еще не сделал свою цель по достижению климатической нейтральности юридически обязательной. Амбициозные обязательства Китая теперь вернули мяч на поле Европы. ЕС должен продолжить с того места, где остановился Китай, и во время председательства Германии, срок которого истекает в конце 2020 года, сделать обязательство по климату 2050 года обязательным.

Кевин Ту

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>