Когда я был в Зеленополье, рай был на ремонте

Поселок Зеленополье, что на Луганщине, является темным пятном в истории Украины. Ровно 3 года назад произошла трагедия, о которой со скорбью вспоминают военные, которые тогда там находились, их родственники, просто неравнодушные люди

Когда я был в Зеленополье, рай был на ремонте

Михаил Ухман

Журналист, доброволец

Поселок Зеленополье, что на Луганщине, является темным пятном в истории Украины. Ровно 3 года назад произошла трагедия, о которой со скорбью вспоминают военные, которые тогда там находились, их родственники, просто неравнодушные люди

В ночь на 11 июля 2014 года воинов 72-й механизированной, 24-й механизированной, 79-й аэромобильной бригад и пограничников, у которых была задача прикрывать определенные участки границы, обстреляли из "Градов". По официальным данным, 19 военных погибли и еще около 100 получили ранения. И по неофициальным данным, цифры погибших и раненых намного страшнее.

По словам военнослужащего-очевидца, руководство разместило технику и людей в открытом поле, хотя неподалеку была лесополоса. По ребятам было выпущено 40 реактивных снарядов, а из высших офицеров в то время никого не было!

Когда они все же сменили место дислокации, то по ним снова открыли огонь. Только теперь кроме "Градов" стреляли и минометы. Проходила систематическая сдача наших воинов высшим руководством российским оккупантам. Позже удалось выяснить, что стреляли с российской территории, а именно из городов Гуково и Куйбышево. И во время стрельбы со стороны России на территорию к боевикам прорвалась колонна тяжелой техники.

Новости по теме

Одним из очевидцев этого ада был Дмитрий Юрьевич Мерзликин. Мне удалось с ним поговорить.

Родился он в семье военного. Мать - украинка, отец - россиянин. С наступлением независимости вся семья переехала во Львовскую обл. Там папе Дмитрия предложили службу в одной из воинских частей. После окончания школы учился в Сумском военном институте ракетных войск и артиллерии. После распределения попал в Тернополь, в тогдашнюю 11-ю отдельную артиллерийскую бригаду. После расформирования бригады попал в 24-ю отдельную механизированную бригаду города Яворова. Оттуда и начался его кровавый путь в АТО.

- Вот уже три года прошло с того времени. А все, что тогда происходило, стоит перед глазами. В июне месяце 2014 года нашу бригаду переправили в Днепропетровск на полигон. А уже оттуда - в зону АТО. Мы шли туда и прекрасно понимали, что нас ждет. Это были настоящие патриоты страны. Морально неустойчивые остались дома. Ведь нас никто не гнал насильно, каждому был дан выбор. Приехав в так называемую зону АТО, почувствовали на себе негатив местного населения, которое хотело, чтобы мы покинули эти земли. Прибыв в Зеленополье и объединившись с другими подразделениями ВСУ, стали ждать дальнейших указаний. Где-то после 4 часов утра, когда все начали засыпать, нас накрыли смертельные "Грады". Я лежал в плащ-палатке, когда все произошло. Выскочив из него, начал бежать в блиндаж. Тогда меня ранило. Больше ничего не помню. Только темнота и боль... Живых солдат, и меня в том числе, перевезли в коровник. Там я кроме ранения от осколков получил еще и заражение крови. Поскольку мы находились в чрезвычайно антисанитарных условиях, оттуда нас переправили вертолетом в Днепропетровск. Во время полета я очнулся на 5 секунд, чтобы посмотреть, есть ли у меня ноги, и снова потерял сознание.

Потом был киевский госпиталь и 38 операций. Артериальное давление иногда составлял 60 на 0! Казалось, что я уже не выживу. Но слава Господу нашему, я жив. К нам в госпиталь приезжали французские врачи. Они, увидев мою ногу, вынесли вердикт – ампутировать. А наши врачи были против этого. И решили побороться за меня. Теперь благодаря украинским врачам я с ногой. Хотя от колена до ступни у меня стоит соединительная пластина. Зато смело хожу на своей концовке. Я бы не пережил всего этого, если бы не помощь волонтеров и неравнодушных людей. Знаешь, особенно меня поразили киевляне. Они каждый день приносили раненым домашнюю еду. У меня была раздроблена челюсть. Поэтому мне приносили измельченную пищу. Один раненый заказал шашлык, так они и его принесли. Придя в себя после ранения, для боевых действий я больше не годился. Думал увольняться из рядов армии. И появилась работа в Тернопольском областном военкомате. Скоро снова поеду в Киев. Врачи в очередной раз будут осматривать мою ногу. Возможно, и снимут эту пластину. Вся надежда на Бога...

Наши чиновники на самых высоких уровнях заявляли, что бандиты будут наказаны, что за каждого нашего убитого в Зеленополье они потеряют сотни своих. Прошло три года. Что из этого выполнено? На войну растрачены сотни миллиардов, а ей конца края не видно. Полегло тысячи наших ребят. И дальше продолжают умирать. Вместо того чтобы закончить войну в Славянске и огнем артиллерии уничтожить вражескую колонну, которая спокойно шла себе в Донецк, наши чиновники отпустили бандитов. Теперь имеем такой результат.

Новости по теме

Новости по теме

Крик души добровольца

Президент наградил Дмитрия орденом Богдана Хмельницкого ІІІ степени. Это, конечно, неплохо. Только вернет ли это ему здоровья? Накажут ли тех, кто расстрелял его и других наших ребят? Накажут ли тех, кто допустил эту бойню? Это вопросы, на которые трудно получить ответы.

Михаил Ухман

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...