M. Tantussi / Bloomberg

Оригинал на сайте Süddeutsche Zeitung

Прошло ровно десять дней с тех пор, как Владимир Путин провозгласил аннексию Крыма на помпезном праздновании в Кремле. Тогда Джо Кэзер сидел с российским президентом в его московской резиденции. Шеф Siemens обозначил эту встречу как "посещение одного клиента", как будто экономика не имеет ничего общего с политикой. При долгосрочном планировании нельзя, мол, руководствоваться краткосрочными турбулентностями. Под "краткосрочными турбулентностями" имелся в виду первый насильственный захват территории в Европе со времен Второй мировой войны.

С тех пор прошло три года, долгосрочное планирование превратилось в конкретику. В Крыму были построены две электростанции. В скором времени там будут установлены турбины Siemens. Две из них уже прибыли в порт Севастополя, две других еще ждут — однозначное нарушение санкций. Европейский Союз, США и другие государства запретили в 2014 году вести бизнес на аннексированном полуострове, поскольку они не захотели отвечать насилием на насилие, но Москва все же должна была заплатить за нарушение международного права.

Новости по теме: Как турбины Siemens оказались в оккупированном Крыму: Хронология

Немецкая экономика присоединилась к этому решению. Хотя немецкие предприятия и будут страдать от этого, заявил тогдашний президент Федерального объединения немецкой промышленности Ульрих Грилло, однако этот ущерб будет "более чем компенсирован, если удастся закрепить в целом международное право в Европе и правовые принципы". Правовая безопасность является предпосылкой для процветающей экономики.

Небольшая группа фирм была другого мнения. Прежде всего энергетические концерны, которые активно работают в России. И Siemens. Многие исходили из того опыта, что личные контакты больше значат в России, чем формальные правила. Поэтому они предупреждают, что этим контактам нельзя причинять вред. Так поступили также Джо Кэзер и его шеф в России Дитрих Мёллер. В многочисленных интервью они подчеркивали, насколько вредны эти санкции. А затем заверяли, что, само собой разумеется, они уважают приоритет политики и строго придерживаются всех обязательств. Сегодня усиливается подозрение, что за этим скрывается больше, чем только желание проводить другую политику.

С открытыми глазами Siemens заключил договоры, в отношении которых ответственные лица должны были бы знать, что они могут привести эту фирму к конфликту из-за санкционных обязательств. По-видимому, в надежде, что речь идет действительно лишь о "краткосрочных турбулентностях". Однако, чем отчетливее становилось то, что наступало и что все предсказывали заранее, тем больше нарастала нервозная обстановка в концерне.

В 2015 году газеты в Украине, России, а также в Германии подробно описывали схему, как оборудование может попасть в пункты истинного назначения в Севастополе и Симферополе. Стройки там продвигались быстрыми темпами, в то время как на Тамани в южной области России, которая была названа в договоре пунктом назначения, к стройке и не приступали. Также техническое описание проектов предназначалось для оборудования Siemens. Это должны были признать все, кто не закрывал глаза и не затыкал уши. Однако Siemens упорно повторял, что эти договоры соответствуют экспортным положениям.

Новости по теме: В Siemens заявили, что турбины в оккупированный Крым доставили против воли компании

Теперь, когда оправдались все предупреждения и появились факты, Siemens изображает удивление. Русские, мол, нарушили договор. Хотят подать в суд. 160 лет опыта в России должны были бы быть достаточными, чтобы знать, какие шансы имеет такой процесс.

Siemens — это не какой-нибудь концерн. Это имя является синонимом немецкого инженерного искусства и немецкой экономики. Турбины в Крыму — это не какой-нибудь контрабандный выхлоп. Электростанции служат для того, чтобы сделать этот полуостров независимым от энергоснабжения с украинского материка и таким образом зацементировать аннексию.

До сих пор все государства ЕС голосовали за каждое продление санкций, хотя и с заметным недовольством. Если ведущий немецкий концерн просто так обходит запреты без каких-либо последствий, то для канцлера в будущем станет трудно требовать солидарности от других членов. Если Кэзер указывает на давнюю традицию, то он не должен забывать также о чувстве ответственности, которая связана с этим. В марте 2014 года он агитировал за то, чтобы быстро забыть фундаментальное нарушение правил в результате аннексии Крыма. Теперь он изображает удивление по поводу того, что российские государственные предприятия нарушили договоры. Ульрих Грилло мог бы объяснить ему, какая здесь взаимосвязь.

Юлиан Ханс

Перевод ИноСМИ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.