banner banner banner

Майдан, АТО и плен: Исповедь Надежды Савченко

Что рассказала Савченко на суде

Майдан, АТО и плен: Исповедь Надежды Савченко
112.ua

Надежда Савченко

Депутат Верховной Рады VIII созыва

Что рассказала Савченко на суде

Украинская летчица Надежда Савченко во время допроса на судебном заседании в городском суде Донецка Ростовской области России рассказала о своей службе в армии, а также о своем пленении.

Савченко сообщила, что родилась 11 мая 1981 года. Получила профессию конструктора женской одежды, заочно училась по специальностям "философия" и "журналистика". Служила в армии: в 2003 году в железнодорожных войсках Украины, в воздушно-десантных войсках, полгода служила в миротворческой миссии в Ираке. Потом 3 года 4 месяца училась в Харьковском университете военно-воздушных сил. Выпустилась штурманом Су-24, но служить отправили на вертолет Ми-24. Пять лет прослужила оператором Ми-24.

112.ua выбрал самые интересные ответы Надежды Савченко.

О Майдане

На Майдане я присутствовала по мере возможности и когда имела время. Потому что я в это время работала, служила. Когда у меня были выходные, или отгулы, или отпуск, я приезжала на Майдан. Приезжала я туда по собственному желанию. Это было волеизъявление моего народа и мое собственное. Я считаю, абсолютно правильно, что тираны, с амбициями и размахом захвата на весь мир, не должны управлять людьми. Поэтому я полностью поддерживала мой народ и желание жить достойно, свободно и честно, поэтому я приезжала на Майдан. Приезжала, когда было время.

Все даты я не помню (когда была на Майдане, - ред.), но это было число 19, такие из запоминающих чисел, это было 19, на крещенские морозы, февраля, и 20, 21, 22 февраля.

Я там помогала людям находиться, существовать. Подменяла там на каких-то дежурствах, на печке. В те дни, которые были насыщены событиями, 19 числа, когда все начиналось, я пыталась это остановить, насколько можно было, пока можно было. Я пыталась говорить с солдатами МВД и людьми, которые стояли напротив. Когда это уже нельзя было остановить, просто пыталась смотреть за ситуацией, делать все что возможно.

Новости по теме

21, 22 числа я в основном занималась оказанием медицинской помощи.

О Крыме

Все люди имеют право заблуждаться. Было очень тяжело, потому что действительно все начиналось с Крыма. Было тяжело понять, особенно людям моей профессии. Задача офицера – это не с ненавистью, как вы говорите, убивать мирное население, а защищать свою территорию и выполнять присягу, которую ты дал своему народу. На нижнем уровне офицерства это очень сложно пережить, потому что решение принимают сверху. Решения не было, людям было тяжело все это пережить. Тяжело было ребятам, с которыми я когда-то служила, которые стояли в Крыму, которые потом остались в Крыму. У меня нет к ним никакой ненависти или каких-то чувств вообще. У меня в этом вопросе есть понятие разделения народа. Я бы так не делала, но как человек я это осуждать не буду. С политической точки зрения мы это рассматривать не будем. Конечно, мы все прекрасно понимаем, что Крым был просто захвачен, и как это все происходило, дела не касается, но я прекрасно знаю, как действовали войска русские и как все происходило. Это имеет отношение ко мне, к формированию моей личности, к моей биографии, потому что я нахожусь здесь не без этого повода. Не было бы Крыма, не было бы войны на Донбассе.

Я думаю, что эти люди очень сильно заблуждаются, они все украинцы, просто они об этом забыли. Люди очень легко поддаются влиянию нечестных СМИ, влиянию пропаганды. Я очень часто наблюдала провокации на Донбассе, которые были устроены пророссийскими людьми, российскими СМИ, чеченцами, людьми не украинцами, которые помогали и учили украинцев, как нужно действовать. К этим людям я отношусь… все они украинцы, они просто заблуждаются. Те, кто пришли на мою землю как наемники, ну им и суд потом будет за это. Люди иногда так зарабатывают деньги.  

Я ни к кому не отношусь с какой-то агрессией. Я считаю, что они не правы, я им докажу это в бою, доказывала и буду доказывать.

Об участии в АТО

После аннексии Крыма Россией армии было очень тяжело. Кто военный, кто служит, тот меня поймет. Сложно не иметь возможности защитить свою землю. Это явление очень сложное. Началась операция АТО, решения принимались сверху, но как военного, меня учили не выполнять преступные приказы. И я считаю, что преступление, когда идет война на твоей земле, когда на твой народ напал враг, офицера при этом отправляют либо в отпуск, либо в командировку. Я не для того народу своему присягу давала, чтобы его предать. Поэтому я приняла самостоятельное решение принимать участие в АТО.

Об "Айдаре"

Так как мой командир разрешения мне такого не дал, я написала рапорт на перевод в любую часть, где я буду иметь такую возможность. Меня отозвали в отпуск, в отпуске я поехала туда, где должна быть, туда, где мой народ, там, где я могу принести пользу.

Первая в/ч, которая находилась на пути моего исследования, это был батальон, как его принято называть, "Айдар". На самом деле это воинское подразделение ВСУ. Там были знакомые ребята, я увидела, что там от меня польза будет.

112.ua

О пленении

Это было утром, до обеда. Когда я попала в плен, по ощущениям было где-то 10:30 утра. Но когда меня привезли в Луганск, на часах, они висели на стене, было 12 часов. Я еще спросила, какое время - наше или московское? Все улыбались и сказали, что наше, но наше время московское. Часы стояли по московскому времени…, где-то в 11 я была в самом Луганске.

Новости по теме

При захвате обыскивали, забрали все что было и не нашли лишь телефон, он так при мне и остался. Когда меня привезли в сам Луганск, телефон зазвонил (…), и командир батальона "Заря" забрал этот телефон и сказал, что плохо его парни меня обыскивали.

Привезли меня в военкомат, приковали меня к спортивному снаряду, ребят завели в соседнюю комнату, приковали к каким-то гирям. Мы находились там где-то сутки.

Где-то на второй день к нам пришел канал, кажется, "ЛайфНьюз", журналисты этого канала тогда и сказали, что погибли российские журналисты. До этого времени я даже понятия не имела, что кто-то погиб в том районе и что там были российские журналисты.

Первые дни были нетерпимы, понятное дело. Они приходили ночью после боя, били ребят, говорили, что меня оставят "на закуску", что до меня доберутся, но вышли от ребят и меня бить не стали. … Больше так и не приходили, ну относились как обычно.

Об этапировании в РФ

Это было через неделю, 23-го числа, в 18:00 по тем часам, которые весели у них на стене, то есть по московским. Меня начали вывозить.

Где-то минут 40 мы ехали, остановились, пересадили в другую машину, потом ехали еще минут 10-15. Там мы выехали на какую-то поляну, сепаратисты вышли и сказали, что будем ждать здесь, потому что дальше мы не проедем. На поляну из лесу вышли двое с автоматами, они абсолютно не понимали украинской речи, они поздоровались с сепаратистами, меня им передали, передали какой-то файл, мой телефон.

Разговаривали (в авто, - ред.), они обижались на власть, обижались на жизнь, рассказывали о своих больших планах воевать на границе с Румынией, взять всю Украину, Россия им поможет, Россия оружие даст и все такое…

Новости по теме

До тех пор, пока меня не похитили, я никогда не была в России. Российских денег я вообще никогда не видела и в руках не держала. У меня не было вообще никаких денег. Я за неделю не могла выйти никуда. Меня постоянно охраняли двое вооруженных мужчин в масках.

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>