Мои органы принадлежат земле. А могут спасти чью-то жизнь

На прошлой неделе президент Польши Анджей Дуда во время открытия XII симпозиума Польского трансплантационного общества заявил, что после смерти его органы будут пожертвованы. Можно по-разному относиться к заявлениям польского президента, но лично мне эта идея понравилась. Если со мной что-либо случится, почему бы не спасти кого-то другого

Мои органы принадлежат земле. А могут спасти чью-то жизнь
Фото из открытых источников

На прошлой неделе президент Польши Анджей Дуда во время открытия XII симпозиума Польского трансплантационного общества заявил, что после смерти его органы будут пожертвованы. Можно по-разному относиться к заявлениям польского президента, но лично мне эта идея понравилась. Если со мной что-либо случится, почему бы не спасти кого-то другого

Недолго посерфив по интернету, оказалось, что именно украинский хирург Юрий Вороной в 1933 году совершил первую пересадку почки. Тогда, правда, мало кто знал, что органы пересаживать - это не как к вишне ветку черешни привить: пациент умер через два дня из-за того, что орган не прижился. 

Но проведенная операция дала отсчет мировой трансплантологии. Все развивалось, кружилось, резалось, доставалось и пересаживалось. И даже в Украине, но до определенного момента.

С распадом "совка" в нашей стране начала разваливаться и система здравоохранения. А вместе с этим и трансплантология. Усилиями отдельных институтов и организаций операции продолжились, но для сравнения - в Испании (а именно испанский меджурнал описал подвиг Юрия Вороного) на 1 миллион населения - примерно 40 потенциальных доноров. В нашем случае - это было бы около 2000 доноров в год. Внимание: 4000 тысячи почек (!) - просто давайте их не закапывать в землю, а пересаживать людям. Логично? Вроде да, но не в нашем случае.  В Украине процент забора органов на 1 млн населения составляет - 0,15.

Новости по теме

С 2006 года в Верховную Раду пытаются внести законопроекты о посмертном, или трупном донорстве. С приходом на пост министра Квиташвили в ведомство подали законопроект "О трансплантации органов и других анатомических материалов человека". В ноябре прошлого года его поддержал Комитет ВР по вопросам здравоохранения. В эфире канала "112 Украина" директор Киевского городского центра сердца и один из авторов законопроекта Борис Тодуров рассказал, что в год нужно делать около 2 тысяч операций по пересадке сердца, но 6 лет их вообще никто не делает.

По логике, если Рада все же примет законопроект и у нас введут презумпцию несогласия донорства (с 1999 года действует норма, что для пересадок надо согласиться, тут же хотят, чтобы если нет заявления о несогласии - органы становятся достоянием национальной трансплантологии), то людей реально начнут спасать. Но нет.

Для того, чтобы система заработала, одного закона мало, он попросту будет бесполезен, говорит д. м. н. заведующий отделением трансплантологии Олег Котенко. По его словам, система трансплантации должна быть эффективной и для этого нужен системный подход.

Новости по теме

"Первое, что нужно создать, - это создать систему трансплант-координаторов (а такой специальности вообще не существует в Украине) и трансплантационную службу. Это сеть врачей, которая будет иметь полную ресурсную базу для того, чтобы приехать на место, где есть потенциальный донор, оценить ситуацию, забрать донора, сделать анализы, извлечь орган, поместить его в соответствующее место хранения и потом уже везти его на пересадку, которую будет делать другой врач-трансплантолог. Именно координаторы общаются с родственниками, объясняют им необходимость донорства - "Сегодня помогаете Вы - завтра помогут Вам", - говорит Котенко.

Второе - возрождение санитарной авиации (наземной и воздушной). Трансплант-координаторы должны практически молниеносно добираться на место, где есть потенциальный донор (место аварии и т. д.). Круглосуточно должны быть подготовленные специализированные автомобили и вертолеты, на которых медики будут выполнять поставленные задачи.

Третье - государственная бюджетная поддержка отрасли - неправильно будет приводить для сравнения выделяемые средства в Европе или США, ведь бюджеты на медицину там в десятки раз больше. Показательным примером будет Белоруссия. На один трансплантационный центр там выделяется около 43 миллионов долларов, а у нас бюджет института 23 миллиона гривен.

Четвертое - ввести понятие "смерть мозга", но не просто решить, что оно существует как таковое, а четко прописать, что оно значит и кем определяется. И здесь снова нужна финансовая поддержка государства. Например, диагностируется смерть мозга, родственники соглашаются отдать органы, но если диагностирована "смерть", должны ли родственники и дальше платить за содержание больного? Должны платить родственники того, кто получает орган? Кто должен платить за операцию по трансплантации других органов другим пациентам? Ответ один - государство.       

Новости по теме

Вот и получается, что человек умирает и мы закапываем годный биологический материал в землю, а после горюем и заедаем все пирожками. А новый закон до сих пор не принят, но каким бы он не был правильным, для результата нужен комплексный подход. Уровень развития страны определяется многими показателями, и система здравоохранения один из таких. А ее уровень, в свою очередь, определяется степенью развития отрасли, а трансплантология наиболее сложная изо всех возможных.

Юрий Петрушевский

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>