Мораторий на продажу земли: В дело вступает ЕСПЧ

Мораторий на продажу земли: В дело вступает ЕСПЧ

Михаил Поживанов

председатель Фонда муниципальных реформ "Магдебургское право"

Нерешенные проблемы имеют свойство возвращаться в самый неожиданный момент и больно бить государство в наиболее чувствительные места. Недавно Европейский суд по правам человека признал, что существующий в Украине мораторий на продажу сельскохозяйственных земель нарушает права человека. Проблему актуализировали двое пенсионеров: 71-летняя София Зеленчук из Ивано-Франковска и 79-летний Виктор Цыцюра из Тернополя. Оба истца являются собственниками земельных паев, которые они сдали в аренду, а потом захотели продать. В 2015 году Зеленчук и Цыцюра обратились в ЕСПЧ с просьбой объяснить, не нарушает ли существующий мораторий их гражданские права. И оказалось, что нарушает.

В решении суда говорится о том, что ни в одной стране, входящей в Совет Европы, не существует полного запрета на продажу земли. Нет подобного ограничения и у государств с переходной экономикой. А следовательно, с точки зрения европейского права, истцы могут быть признаны пострадавшими от той политики, которую в данной сфере осуществляет Украина. За эту политику нам вообще немало досталось. ЕСПЧ отметил "непоследовательность украинской власти", которая давно заявляла о намерении создать рынок земли, но каждый раз лишь пролонгирует мораторий.

Новости по теме

Украине следует принять комплекс законодательных мер, который позволил бы обеспечить справедливый баланс в интересах социума и отдельных индивидов, обладающих фермерской землей, отметили в ЕСПЧ. При этом, разумеется, суд по правам человека не стал (да и не мог бы) настаивать на том, чтобы мораторий был снят, а рынок земли – немедленно создан. Речь шла только об ответственности государства, которое должно с умом балансировать между потребностями граждан и нации в целом. А чтобы в Украину скорее пришла потребность в профессиональных решениях, ЕСПЧ постановил выплатить потерпевшим по 3 тысячи евро компенсации.

Министр финансов Александр Данилюк, который сейчас находится в острой оппозиции к власти, сразу прокомментировал это решение как своевременное. То есть такое, которое открывает глаза на очевидную вещь: никакая госполитика, по его убеждению, не будет эффективной, если она строится на нарушении прав человека. Однако действительно ли в данном случае речь идет о нарушении прав человека? Украинская специфика хозяйствования на все накладывает свой уникальный отпечаток, и именно поэтому земельные вопросы относятся к числу тех, которые часто не имеют однозначного ответа.

Например, в Дании землю сельскохозяйственного назначения продают исключительно на условиях сохранения статус-кво этой земли. Покупатель должен доказать, что планирует заниматься именно фермерством и ничем другим – в частности, последние восемь лет перед покупкой он должен прожить в сельской местности. Действуют и другие предохранители: скупка паев и доведение земельного участка до размеров свыше 150 гектаров запрещено законом, когда приобретенная недвижимость достигает 30 га, владелец должен подтвердить свою профессиональную квалификацию и продемонстрировать результаты своего труда на этой земле. Юридическим лицам в Дании с/х угодья не продаются вообще – права на приобретение имеют только частные хозяева.

А что в Украине? А в Украине 71% территории (42,7 млн га) относится к землям сельскохозяйственного назначения (из них четверть принадлежит государству), и при этом, однако, мы имеем полностью неурегулированное земельное законодательство. 25 лет назад Верховная Рада приняла постановление "О земельной реформе", в котором был ряд лакун и пробелов. Именно благодаря им до сих пор не сформирован рынок земли сельхозназначения; значительная часть рынка аренды находится в тени; несколько категорий угодий не имеют четко определенного правового статуса.

Поскольку реформа де-факто так и не заработала, через 11 лет после ее принятия, то есть в 2002-м, был введен мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Предполагалось, что мораторий будет действовать до 2005 года и завершится принятием законов о рынке земли и о государственном земельном кадастре. Первого закона не существует и сегодня. Второй все-таки был принят в 2011 году с отсрочкой до 1 января 2013 года. Но он не вступил в силу из-за продления моратория до 1 января 2016 года, а впоследствии – и до текущего, 2018-го года.

Если говорить о за и против отмены моратория, то все плюсы от продажи земель проговорены уже давно. Отсутствие свободного земельного рынка тормозит здоровую конкуренцию и рост сельскохозяйственной отрасли; неэффективное управление земельными ресурсами лишает мотивации фермерские хозяйства; Украина как аграрное государство теряет привлекательность на мировом рынке и тому подобное. Все сказанное – целиком и полностью справедливо, однако желание навести порядок в этой сфере должно коррелировать с оценками всех рисков, которые несет снятие моратория. Пирровы победы нам не нужны, и, если вдуматься, шанс выйти на свободный рынок без существенных потерь на данный момент является нулевым.

Следовательно, рассмотрим все минусы внедрения свободной продажи земли. Украинские крестьяне – люди небогатые, поэтому в праве продавать свои наделы они почти наверняка увидят возможность стабилизации финансового положения. То же касается и земли, которая находится в коммунальной собственности, – за счет ее продажи местные бюджеты (все еще зависимые от Киева, несмотря на обещания децентрализации) с удовольствием будут пополняться и расширяться. Итак, земля перекочует из одних рук в другие. Но в чьи? Здесь возможны лишь два варианта: либо инвестор будет отечественный, либо иностранный. Наши фермеры (даже крупные хозяйства) много земли не купят – опять таки из-за ограниченности в финансах. Поэтому, скорее всего, паями будут владеть иностранцы (или спекулянты, которые потом будут перепродавать землю за границу).

Что плохого в иностранцах? Ничего, если они будут работать на украинскую экономику. Законодательного алгоритма, который позволил бы ограничить присутствие иностранного капитала на земельном рынке, на сегодня нет. Кое-кто прогнозирует приход на этот рынок крупных транснациональных корпораций, которые выкупят все, что еще оставалось непроданным, у украинских инвесторов. Это в значительной степени изменит профиль отечественного АПК, что приведет к падению производства и экспорта продукции АПК в период передела рынка (а в долгосрочной перспективе – к сокращению рабочих мест в этой сфере).

Однако представим себе, что изменениями к действующему законодательству активность иностранного капитала удастся минимизировать или исключить вообще. Можно ли в таком случае считать проблему решенной? Нет, потому что на сегодня сделано немало крайне необходимых первоочередных шагов. Профессионально не определена стоимость земли (которая варьирует в зависимости от качества "товара") и стоимость ее аренды (эта вторая величина, по моему глубокому убеждению, должна составлять в год не менее 5 процентов от оценочной стоимости земли).

И это во-первых. Во-вторых, законодательно не прописан механизм контроля и ответственности за нецелевым или неадекватным использованием угодий. Должна быть установлена мера наказания (от административной до уголовной) за умышленную порчу почв (когда, например, три года подряд на одном и том же участке высеваются культуры, которые истощают землю).

Третий момент: должна быть создана институция (земельная биржа), которая будет контролировать перетекание земли из одной собственности в другую. Естественно, что эта институция должна быть полностью независимой как от исполнительной власти, так и от частных лиц. Однако после очевидного провала миссии разного рода "антикоррупционных" структур, в честность земельной биржи поверить тяжело.

Кроме того, еще до запуска такой биржи должен быть наработан полный кадастр сельскохозяйственных земель, должна быть определена модель земельного рынка, которой Украина станет подражать, также должна наступить ясность с использованием недр и водных ресурсов. Все эти нюансы должны быть очень четко прописаны в украинском законодательстве. Без соответствующего кодекса на руках (а его пока нет) принимать отказ от моратория на продажу земли было бы настоящим преступлением.

В заключение отмечу очевидное: на выход из кризиса подобные решения (об отмене моратория) не работают. На выход из кризиса работает изменение структуры капитала, то есть создание новых предприятий, развитие новых рынков или сфер хозяйствования или же модернизация старых. С отпуском земли в "свободное плавание" не будет работать ни первый, ни второй, ни третий фактор. Потому что продажа земли – это не модернизация рынка, это лишь смена его собственника, к тому же крайне невыгодная и (учитывая отсутствие соответствующей законодательной базы) крайне несвоевременная. Над этим следует хорошо подумать, прежде чем снова возвращаться к данной теме.

Михаил Поживанов

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...