"Зима" - крайний слева
112.ua

- Моему отцу в 1944 году было три года, его брату два, когда их с семьей выселили в Узбекистан. По дороге бабушка родила еще тройню, но они все умерли, - рассказывает про свою семью крымский доброволец с позывным “Зима”.

Мама родилась уже в ссылке в 1949 году. Тоже в Узбекистане. Ее отец в годы Второй мировой войны был командиром танковой дивизии. Это не помогло - депортировали. Отец с матерью познакомились в семидесятых годах. Я у них был слишком поздним ребенком. Мать меня родила в 40 лет. В 1990 году мы переехали в Крым. Не все. Большинство родственников умерли в Азии, так и не увидев Родину. Поэтому русская тема для меня - слишком болезненный вопрос.

Нам повезло больше, чем другим татарам. Отцу выделили квартиру в Симферополе. Позже мы переехали в частный дом. Я учился в местной гимназии и был единственным татарином в ней. Меня постоянно унижали: учителя, ученики. С последними постоянно дрался. Вообще, отношение к депортированным было плохим. И общее положение ухудшилось, когда перед выборами 2004 года из России приехал десант скинхедов. Они нападали на татар, чтобы дестабилизировать обстановку в регионе. Мы собрались вместе, вычислили их и уже были готовы уничтожить. И здесь вмешалась милиция, нас оттеснили, на многих завели уголовные дела. А им дали спокойно уйти. Старшины крымского народа тоже говорили не трогать россиян, и это было большой ошибкой. Украинская умеренность и толерантность вылезла самой же Украине боком.

Новости по теме: Фургон с водкой расстреляли из РПГ: История десантника, который ловил контрабандистов и копателей янтаря

Я там тоже был и, чтобы не сесть в тюрьму, срочно ушел в армию. Отслужил в морской пехоте год. Поступил в институт, учился на архитектора. Стационарное обучение не понравилось. Перевелся на заочное и уехал в Москву работать.

Сначала помогал составлять проекты на дома. Набравшись опыта, стал прорабом. Так продолжалось до 2012 года. В этот период познакомился с херсонской девушкой и жил у нее. Должны были жениться, но не сложилось. Я вернулся в Крым в начале 2014 года. Устроился администратором в строительный центр “Метро” в Симферополе. Там проработал два месяца. Дальше жизнь крымчан полностью изменилась.

Ситуация в Крыму в последние годы была неспокойной. Однако я не обращал внимания. Только в декабре 2013 понял - дороги назад нет. Начал говорить своим родителям, что будет беда. И они не верили. Только увидев двухкилометровую колонну российской техники, поняли весь трагизм ситуации. Мне пришлось уволиться с работы, а коллектив маркета, поддавшись пропаганде, массово пошел менять паспорта. У нас постоянно возникали конфликты.

В марте 2014 года выехал с полуострова, поскольку все знали о моей украинской позиции. В Киеве помогал расселять татар, которые покидали территорию Крыма. Немного осмотревшись, вступил в ряды 24 Криворожского территориального батальона. Сначала не хотели меня брать. Но когда начало не хватать людей, сами позвонили.

Наш батальон перебросили в поселок Гранитное, что на Донетчине. Там мы стояли долгое время, вели позиционную войну. Оттуда я выходил в разведку. Во время такого рейда меня поймали морские пехотинцы, которые стояли неподалеку от нас. Привезли к себе в штаб. С собой был военный билет. По нему выяснили, что когда-то мы вместе служили. Приглашали к себе. После псевдореферендума они также покинули полуостров и уже базировались в Украине. К сожалению, большинство украинских военных, которые были в Крыму до войны, предали страну и перешли на сторону россиян.

Новости по теме: "Мама сказала сестре, что я приехал с войны и сошел с ума"

В АТО было все. Например, река Кальмиус. С одной стороны брали воду наши солдаты, а сто метров вниз – уже боевики. И мы не стреляли друг в друга. Было такое негласное правило. Как у зверей. Во время водопоя – мир.

Чрезвычайно отрицательным явлением в то время была пьянка. Пили до черноты. Командование и солдаты. Из-за этого и большое количество смертей. Разбирают автомат, забывают пулю в патроннике. Нажали спусковой крючок – "200" (смерть, - ред.). Поссорились из-за пустяка - друг друга перестреляли из автомата. Никто об этом не писал. А проблема была.

Как-то офицер нашего батальона отпустил женщину-разведчика сепаратистов, которую я случайно поймал. Ох я разозлился. Гуляю вечером по селу, смотрю, какая-то незнакомка босая крадется по улице. Начал ее расспрашивать: кто, откуда, куда? Говорит, мол, идет из соседнего села, чтобы оформить справку на ребенка. 10 часов вечера! Было тепло, поэтому сбросила туфли. Посмотрел на ее колготки, а они целые. Это при том, что она прошла десять километров. Пришлось закрыть женщину в подвале, чтобы утром старшины разобрались. Она через дверь со слезами на глазах рассказала, что собирала информацию о количестве наших солдат, техники. Утром передал шпионку командованию. А через несколько часов ее отпустили. Это полная бессмыслица.

Поэтому, когда в октябре 2015 года демобилизовался, совсем не жалел, что покидаю этот подраздел.

После дембеля отдохнул и отбыл на Чонгар. Там встретился с братьями-татарами. Блокировали полуостров. Думали, что-то обретем. А получилось, как всегда: одни пустые слова. Там встретился с командиром татарской сотни “Марленом”. И после разговора с ним вступил в “Правый сектор”. Не хочу сидеть на шее волонтеров, которые будут меня из жалости кормить. Нужно действовать.

Новости по теме: "Я смотрел в глаза боевику и сжимал в руке гранату"

Родители волнуются. То, что я воюю, они узнали только в 2015 году. К ним приходили ФСБшники, расспрашивали, где сын. Интересно, что мое фото российским спецслужбам передали другие татары, которые перешли на сторону России. Поскольку родители почти ничего не знают обо мне, ФСБшники быстро отстали от них. Поэтому, когда общаюсь по "Скайпу" с родителями, политические и военные темы не поднимаем. А всем, кто перешел на сторону России в Крыму, я говорю: расплата не за горами!

Михаил Ухман

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.