banner banner banner banner

На линии огня: Как работают украинские врачи в эпицентре эпидемии

На линии огня: Как работают украинские врачи в эпицентре эпидемии
Из открытых источников

Екатерина Чернявская

Журналистка, корреспондентка

Уже больше месяца Украина страдает от эпидемии коронавируса, пик которого ожидают через пару недель. Первыми удар на себя приняли медики. Украинская система здравоохранения не была готова к пандемии. По последним данным, коронавирусом заразились около 1000 медиков, и эта цифра увеличивается ежедневно. Из-за недостатка средств индивидуальной защиты медицинские работники массово увольняются, несмотря на то, что им обещают надбавку в 200%. На сегодня в больницах еще нет патовой ситуации, однако врачи ожидают пика эпидемии.

Нам удалось на условиях анонимности пообщаться с интерном, которая работает в реанимации инфекционной больницы, где лежат тяжелые больные Covid-19, и узнать, как все происходит на самом деле.

Новости по теме

Оксана (имя изменено по просьбе героини) уже заканчивает интернатуру, по специальности анестезиолог-реаниматолог и к работе с ковидными пациентами она была вообще не готова. Согласно приказу Минздрава, студентов и интернов могут привлекать к борьбе с коронавирусом исключительно по их желанию. Оксану и ее подругу просто поставили перед фактом, что отныне они будут работать в инфекционной больнице.

О переводе

Мы в этой ситуации просто рабы. По закону нам не имели права менять заочную базу интернатуры без нашего согласия. А тем более бросать в эпицентр вируса.

На сам вирус мне плевать, даже, наоборот, интересно поработать в условиях эпидемии. Но очень задевает отношение больницы к нам. Мои права нагло нарушили и просто поставили меня перед фактом. Ни больница, ни департамент не имели никакого права без моего согласия направлять меня в очаг инфекции. 

Все, кто работает в этой реанимации на сегодня, — там добровольно. Они сами на это пошли, а мы — нет.

Более того, о переводе я узнала поздно вечером, мне сообщили, что уже есть приказ. Но, как оказалось позже, приказ был датирован следующим днем после того, как мне сообщили, что я перехожу работать в инфекционку. На мой отказ сказали только, что я могу написать заявление на отпуск за собственный счет. Но, во-первых, это три недели просидеть без денег, во-вторых, мне потом могут не засчитать интернатуру. 

И, честно говоря, я не до конца понимаю, зачем нас вызвали. На сегодня врачи справляются там и без нас. Тем более что мы еще не врачи, мы не можем работать без надзора. Интерн - это иногда, конечно, помощь, но иногда и обуза.

Сначала я даже немного испугалась, потому что я пользуюсь общественным транспортом, по дороге на работу и с работы, я живу в общежитии. И, соответственно, я могу нести потенциальную опасность окружающим. Однако с пациентами я близко не контактирую, стараюсь не контактировать и с медперсоналом.

Сейчас я уже спокойнее к этому отношусь, даже наоборот — хорошая практика будет. Потому что интернатуру я скоро закончу, пойду работать, а Covid-19 никуда не денется.

О больных

Нам повезло, что нам попался адекватный заведующий отделением. Он сразу сказал, что не имеет ни юридического, ни морального права заставлять нас работать непосредственно в боксах с больными Covid-19. По желанию мы можем это делать. Кроме того, он разделил нас по сменам, чтобы мы не ходили в больницу каждый день. Правда, пока что. Когда наступит пик эпидемии, конечно, придется работать каждый день.

Пока что я непосредственно в боксах не работаю. Во-первых, не вижу смысла переводить защитные костюмы. Во-вторых, для врача там почти нечего делать, основная работа ложится на плечи медсестер.

На сегодня у нас в реанимации три пациента с подтвержденным коронавирусом и еще одна с подозрением. Все пожилые люди. Когда я смотрю на 70-летнюю женщину, которая перенесла инсульт, и сердечная недостаточность у нее, и сахарный диабет, понимаю, что Covid-19 может ее добить, и тут уже особо ничего не поделаешь.

Немного во всей этой ситуации бесит дезинформация. Была ситуация, когда в одном из местных СМИ появилась информация, что в нашей больнице, в нашей же реанимации от Covid-19 умерла 78-летняя бабушка. Заглядываю в бокс — более чем живая!

О готовности больницы к пику

Пока мы работаем в штатном режиме, но все прекрасно понимают, что наплыва не миновать. В соседнем здании для реанимации пациентов с Covid-19 выделили целый этаж. Со всего города туда свезли 13 аппаратов искусственной вентиляции легких, подвели туда кислород. Поэтому аппаратура, может, и выдержит наплыв людей, но катастрофически не хватает кадров.

Например, 13 пациентов в реанимации — это уже много. 13 обычных, например, реанимационных пациентов требуют двух врачей-реаниматологов и как минимум четырех медсестер или, может, и больше. А у нас не могут все там постоянно жить 24/7. У нас общая реанимация обычная рассчитана на 15 коек, но на смене нужны четыре сестры и два врача. Вот с этим огромная проблема.

Новости по теме

Также не хватает препаратов. Все родственники больных покупают за собственные средства — и препараты, и кислород. Например, "Плаквенил" (противомалярийный препарат, который используют для лечения Covid-19, — ред.), я даже не знаю, где его сейчас берут. В больнице ничего нет. Даже катетеров нормальных нет. То есть польских или немецких, а один такой катетер стоит 500-700 гривен. Приходится ставить дешевые украинские, но они очень плохие.

Средств защиты пока хватает. Есть и респираторы, и костюмы, и щитки. Но все куплено волонтерами. Все. От государства нет ничего.

О врачах 

В нашей реанимации сейчас работают три врача. И они буквально живут там. Им выделили этаж, и они реально там живут. И медсестра там одна живет. 

Сначала вообще было только два врача. Еще одна врач недавно пришла к нам из другой больницы. У нее там отпуск, но какой же отпуск во время пандемии — ни поехать никуда, ни из дома выйти, поэтому она на это время пришла работать к нам.

Все, как я уже говорила, пришли добровольно. Эта, что в отпуске, — решила просто денег подзаработать. Заведующий не мог просто бросить свое отделение. А еще один врач из тех, для кого важно быть в эпицентре событий.

В целом у врачей настроение нормальное, они к этому относятся совершенно спокойно. Но это реаниматологи, они привыкли, что у них постоянно аврал и пациенты постоянно пытаются умереть (смеется). Но пока еще сложно говорить об общем настроении, потому что нет наплыва.

Новости по теме

Сейчас медперсонал массово увольняется, потому что нет средств защиты. Относительно настроений я могу говорить только о реаниматологах. Некоторые прямо перепуганы — они постоянно все дезинфицируют, отчитывают людей, которые ходят без маски или нарушают дистанцию. Врачи переживают за себя, потому что знают, что у них пожилой возраст. 

Один врач-анестезиолог у нас в городе заболел Covid-19, пережил клиническую смерть и сейчас лежит в реанимации. И никто не знает, выкарабкается ли он. 

Но есть и те, кому все равно. Есть врачи, которые вообще постоянно без маски ходят.

О зарплате

Государство, конечно, обещает медперсоналу, который приобщен к борьбе с Covid надбавку 200%, но ее до сих пор никто не видел. 

Но вряд ли будет так, что возьмут ставку врача и умножат ее на два или на три. Нет. Говорят, что будут высчитывать часы, проведенные непосредственно в боксе с пациентом, и за них давать прибавку. Например, если ты пробыл в больнице 24 часа, а у пациента непосредственно всего 4, то и прибавку получишь лишь за 4 часа. И я больше чем уверена, что так по-хитрому и будут считать.

Нам, интернам, вообще на копейку больше, скорее всего, не заплатят. Когда нас перевели в инфекционку, мы пытались узнать, на что нам просто пожимали плечами.

О высоком уровне заболеваемости среди врачей

Да, действительно, в Украине очень высокий уровень заболеваемости среди врачей, но это в большинстве своем семейные врачи. Их просто бросили на амбразуру. Потому что они первые встречаются с пациентом, и у них почти нет никакой защиты. Им амбулатории не выдают вообще ничего, максимум, что у них есть, - это обычная лицевая маска. 

Одна врач рассказывала, что она ездила на вызов и отправила пациентку на госпитализацию с пневмонией. Пациентка умерла, ее протестировали и обнаружили Covid-19. А потом Covid-19 оказался и у врача. 

Поэтому сейчас очень много заражено врачей именно первичного звена. И очень большая проблема в отсутствии защиты. Потому что респираторов у них нет. Единственное, что защищает врача, - это лицевая маска. 

Нам волонтеры хоть привезли щитки. Потому реаниматолог, например, когда делает процедуру интубации трахеи (введение трубки в трахею, чтобы подключить пациента к аппарату ИВЛ, — ред.), чуть ли не целуется с пациентом. И маска вообще не спасет. 

Хотя на самом деле в инфекционной больнице возможность у врачей инфицироваться меньше, как ни парадоксально. Просто потому, что они знают, с чем имеют дело, и имеют средства защиты. Конечно, каждого пациента в этот период нужно держать как условно ковидного, но защиты все равно нет.

Екатерина Чернявская

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>