Налоговая амнистия - хорошо, но при нынешней модели управления страной - бесполезно

Проблема существования рентно-коррупционной модели управления страной, сложившаяся в Украине, не может быть решена простыми инструментами детенизации. Здесь нельзя предлагать простые рецепты, как то: единомоментная легализация и дальнейшая защита этих активов, либо силовой сценарий экспроприации – для этого придется полностью демонтировать систему государственного управления и на год-два погрузить страну в управляемый хаос

Налоговая амнистия - хорошо, но при нынешней модели управления страной - бесполезно
Фото из открытых источников

Алексей Кущ

экономист

Проблема существования рентно-коррупционной модели управления страной, сложившаяся в Украине, не может быть решена простыми инструментами детенизации. Здесь нельзя предлагать простые рецепты, как то: единомоментная легализация и дальнейшая защита этих активов, либо силовой сценарий экспроприации – для этого придется полностью демонтировать систему государственного управления и на год-два погрузить страну в управляемый хаос

Каждый украинский президент будет начинать свой срок с разговоров о реформах, "по середке" будировать темы исторической памяти и культурной идентичности, а заканчивать каденцию предложениями о налоговой амнистии. И первое, и второе, и третье так и останется "пустотелым" дискурсом. Слишком буквально наши политики восприняли фразу Декарта о том, что человек – лишь мыслящий тростник. Или бамбук. Хотя наша история иногда опровергает указанную выше "картезианскую" ересь: "бамбук" у нас не думает, а преимущественно "курит". В результате в Украине за последние 25 лет так и не были проведены ни реформы, ни налоговая амнистия, хотя некоторые страны успели отметиться в данных направлениях по несколько раз.

Вот на днях президент озвучил мартовские тезисы относительно будущей налоговой амнистии в Украине: "Я предлагаю еще раз возвратиться к обсуждению так называемой "нулевой" декларации. Мы не можем говорить о том, что каждый украинец в чем-то виновен, надо дать возможность каждому украинцу заплатить соответствующий налог, в соответствии с законом, завести деньги в Украину, инвестировать их в украинскую экономику и чувствовать себя свободным гражданином свободной страны".

Новости по теме

Как это обычно у нас бывает, хорошая идея была завернута в старое, клетчатое одеяло. Ведь для того, чтобы электорат поддержал новацию, необходимо подать мысль таким образом, что эта самая амнистия нужна именно десяткам миллионов простых украинцев. Они, бедные, спят и видят, как родное государство "поймет и простит" и разрешит бедолагам вернуть в родные пенаты свои бесполезные офшорные заначки для инвестирования на благо родины. Проблема заключается в том, что вопрос налоговой амнистии никак не затрагивает 90% украинцев: им просто нечего указывать в своих декларациях кроме автомобиля на "евробляхе", шубы жены из "шанхайского барса" и домашней заначки в размере нескольких тысяч "убитых енотов". Учитывая, что понты у нас всегда были важнее денег, декларировать подобное будет стыдно перед кумовьями, и гораздо больше, чем налоговиков, простой украинец будет бояться общественной обструкции: мол, всю жизнь работал, а собачей будки так и не построил. Так что нулевую декларацию составлять большинству жителей страны будет попросту стыдно. Стыдно "за бесцельно прожитые годы".

Именно поэтому можно согласиться с утверждением о том, что "мы не можем говорить о том, что каждый украинец в чем-то виновен". И это святая правда: единственная вина простого украинца заключается в том, что после 90-х годов он не умел жить, но при этом давал жить ограниченному кругу других.

Хотя ничего удивительного в подобных заявлениях нет: изолированная реальность нашего политикума просто вытеснила из сознания чиновников окружающую реальность. С ними произошла классическая психофуга: вытеснение их сознания в подсознание стрессовых ситуаций и психотоксичной реальности. Так, например герой Леонардо ди Каприо в известном фильме "Остров проклятых", виновный в убийстве своей жены, возомнил себя федеральным маршалом, который разыскивает ее воображаемого убийцу. Вылечить его можно лишь сконструировав созданную им реальность в настоящем мире – лишь увидев абсурдность данной конструкции, больной может вернуть свое истинное сознание. Нечто подобное наблюдается и в среде украинских политиков: если каждый день вкушать радости и при этом наблюдать в окно персонального автомобиля нищую страну, возникнет неизбежный психологический дискомфорт, нужно будет каждый день искать болезненный компромисс с совестью. Подобный диссонанс чреват эрозией личности. Именно поэтому гораздо проще создать свою особую реальность, где существует радостная страна, идущая по пути реформ, в которой живут миллионы счастливых граждан, которых от полного благоденствия отделяет лишь одно – незадекларированные миллионы и миллиарды. Конечно, можно попытаться излечить наших политиков с помощью методов современной психиатрии. Например, на пару дней создать им ту саму реальность, которую они себе возомнили. И для начала, забросать их миллионами обращений граждан с просьбой легализовать скрытые миллионы. Может тогда, осознав всю абсурдность происходящего, политические элиты прекратят свои "голодные игры" с дезориентированным электоратом.

На самом деле легализация капиталов нужна простым украинцам по иной причине. На сегодняшний день большая часть национального богатства, отчужденная у общества в результате приватизации 90-х годов и функционирования рентной модели экономики в нулевых, осела либо на офшорных счетах, либо в виде наличных денежных ресурсов, которые обслуживают теневой сектор экономики. То есть, работают на процветание иных стран, которые не мучась угрызениями совести, предложили свои тихие финансовые гавани для грязных капиталов.

По данным неправительственной организации Tax Justice Network, наша страна вошла в десятку государств с самым большим оттоком капитала по состоянию на 2011 год. За двадцать лет независимости из страны было выведено 167 млрд долл. Для сравнения, из Кувейта было выведено 496 млрд долл., а из Казахстана - 138 млрд долл.

Примерно 40 млрд долл. добавилось в эту сумму в результате бегства элит времен Януковича и "приблуждения" новых элит опосля. Таким образом, на западных счетах может быть до 200 млрд долл. украинских денег. Часть из них была заведена в свое время обратно в страну в виде кредитов нерезидентов и прямых инвестиций в акционерный капитал – недаром крупнейшими инвесторами украинской экономики являются Кипр и Нидерланды, где хранят свои активы наши олигархи и подолигархики. Кроме того, часть этих ресурсов была вложена в западные материальные активы, политические циклы в Украине и банально проедена под шампанское Dom Perignon и звуки национального гимна в Куршевеле. Поэтому речь идет, скорее всего, о примерно 50-100 млрд долл., которые чисто теоретически можно вернуть в страну.

Кроме того, примерно 300 млрд грн находятся в наличном обращении вне банков, и часть этой суммы также можно вернуть в легальный экономический оборот. Относительно наличных валютных заначек в Украине оценки разнятся, но ясно, что речь идет также о миллиардах долларов.

В мировой экономической науке большое внимание в последнее время уделяют проблемам так называемой ненаблюдаемой экономики. По данным аналитических исследований Всемирного банка, на данный момент существует пять групп теневого сектора:

  • теневые операции;
  • незаконные виды деятельности;
  • операции в неформальном секторе;
  • собственное производство домохозяйств для домашних нужд;
  • часть ВВП, "утраченная" в процессе сбора статистических данных.

Под теневым производством в мире понимают сокрытие части доходов или расходов, связанных с выплатой налогов и обязательных взносов. В Украине это пресловутая налоговая оптимизация, включая сокрытие экспортной выручки за рубежом и зарплаты в конвертах.

Незаконное производство – это выпуск товаров, оказание услуг, запрещенных законом (проституция, наркотики, оружие), и ведение деятельности без соответствующих разрешений и лицензий (добыча полезных ископаемых, например, янтаря, валютообменные операции без лицензии НБУ, выпуск спиртных и табачных напитков без лицензии).

Неформальный сектор – это, преимущественно, наши рынки, ларьки и кустарная сфера производства/услуг.

Производство домохозяйств – это бабушкины консервации и картошка на зиму.

112.ua

Попробуем оценить параметры теневой экономии, исходя из официальных показателей ВВП за 2016 год. Возьмем три коэффициента уровня тенизации: высокий (50%), средний (20%), низкий (5%). К высокому уровню отнесем такие отрасли как: сельское хозяйство, операции с недвижимостью, торговля, энергетика, строительство, медицина. К среднему уровню отнесем переработку, добывающую промышленность, науку и образование. К отраслям с низким коэффициентом тенизации – финансы, телекоммуникации, транспорт.

Суммарный объем теневого сектора, определенный экспертным путем, составит 600 млрд грн, или 25% ВВП.

Что касается незаконных отраслей экономики, то их капиталоемкость можно определить в 5 млрд долл., но проблема состоит в том, что если добычу, например, янтаря и нелицензионное виноделие легализовать можно, то наркотики и проституцию – уже не получится.

Неформальный сектор и производство домохозяйств можно оценить в 2-3 млрд долл.

Общие параметры ненаблюдаемой экономики таким образом достигнут эквивалента в 30 млрд долл., или 30% сегодняшнего уровня ВВП. Это без учета коррупционной составляющей и финансового базиса рентной экономики, которые могут составлять еще примерно 20% валового продукта (суммарно объем скрытой экономики превышает 50% ВВП).

Легализация части этого сектора, плюс налоговая амнистия может единоразово увеличить нынешний уровень ВВП, а следовательно, и доходы государственного бюджета на 15-20%. Плюс приток квазиинвестиций в виде легализованный средств, в результате чего объем ПИИ может возрасти до 100 млрд долл., то есть по сути удвоится. Для Украины легализация может стать таким же финансовым рычагом, каким в свое время для Польши выступили макрофинансовая помощь ЕС и списание долгов. Ну а для простого украинца все это может конвертироваться в рост реальных доходов на уровне 50%, плюс номинальное укрепление курса гривны в размере 40-50%, то есть каждый из нас станет богаче как минимум в два раза. И это может произойти так же стремительно, как и обеднение в 2014-2016 годах.

Но проблема существования рентно-коррупционной модели управления страной, сложившаяся в Украине, не может быть решена простыми инструментами детенизации. Здесь нельзя предлагать простые рецепты, как то: единомоментная легализация и дальнейшая защита этих активов, либо силовой сценарий экспроприации – для этого придется полностью демонтировать систему государственного управления и на год-два погрузить страну в управляемый хаос.

Новости по теме

В Украине может быть применена лишь комплексная модель налоговой легализации, которая будет включать в себя непосредственно саму модель амнистирования, новую фискальную модель стимулирования бизнеса и систему защиты титулов собственности на базовые активы (земля, недвижимость, корпоративные права) с "чистого листа". В отличие от США или Италии, мы не можем позволить себе эту "игру" на постоянной основе, когда амнистии происходят с перманентной частотой. Для Украины – это этапное, разовое решение, и реализовывать его необходимо в начале политического цикла, когда доверие к действующей власти находится на максимуме, а не минимуме. Технологически это может выглядеть как покупка государственных ценных бумах за счет легализованных средств на срок до трех лет. Именно столько необходимо времени для формирования специального резервного фонда для реализации новой промышленной политики и структурной перестройки экономики. От 10 до 25% от суммы легализации должно быть удержано в виде специального налога с последующим направлением данных ресурсов на финансирование науки и образования. Ну а 75-90% должны быть вложены в государственные трехлетние облигации под небольшой процент – лишь после этого средства будут легализованы в украинской системе координат. Благодаря этому инструменту государство получит среднесрочный дешевый заемный ресурс и сможет реализовать цели новой промышленной политики, для чего не придется ходить по миру с протянутой рукой и клянчить кредиты по всем деревням и весям. Успеху данного процесса будет способствовать поступательное движение Украины к международным стандартам БЕПС (борьба с размыванием налогооблагаемой базы), а также включение нашей страны в международную систему обмена налоговой информацией. Проблема первого миллиона для легализации в западной финансовой системе, уже превращается в занозу в седалищном нерве для бизнесменов из восточной Европы. Рано или поздно им откажут в "столовании" при швейцарских и люксембургских домах. А вот как примет родина-мать заблудших своих сыновей, зависит от прозорливости будущего государственного менеджмента. Если предложить благоприятную фискальную среду и надежную систему защиты активов, то эти деньги будут кормить украинский офисный планктон, а не кипрский.

В противном случае, если легализация будет проведена в действующей системе координат рентной монополизированной экономики, где "каждый за себя, а Бог против всех", подобная процедура приведет лишь к вполне прогнозируемому результату: налоги, собранные с легализованных сумм, спустя очень короткий промежуток времени с помощью инструментов государственного субсидирования окажутся у тех же персоналий, которые эти самые налоги и уплатили.

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>