Не для детей: 5 книг, которые в свое время были запрещены

Репрессивные меры всегда выводили запретные плоды на уровень рыночного продукта. Поэтому неудивительно, что список книг, запрещенных уже в наше время, вполне может вызвать "нездоровый интерес" к одиозным и скандальным произведениям в будущем. А пока вспомним книги, которые запрещали в прошлом

Не для детей: 5 книг, которые в свое время были запрещены
Фото из открытых источников

Игорь Бондарь-Терещенко

поэт, драматург, арт-критик

Репрессивные меры всегда выводили запретные плоды на уровень рыночного продукта. Поэтому неудивительно, что список книг, запрещенных уже в наше время, вполне может вызвать "нездоровый интерес" к одиозным и скандальным произведениям в будущем. А пока вспомним книги, которые запрещали в прошлом

Оскар Уайлд. Саломея. – Л.: Издательство Анетты Антоненко, 2018

Фото из открытых источников

"Саломея" была написана на французском, когда Уайльд жил в Париже зимой 1891 года. К постановке ее начали готовить в Лондоне в июне 1892 года. Главную роль должна была исполнять Божественная Сара - сорокасемилетняя Сара Бернар. Однако цензура отменила спектакль на основании того, что в нем были изображены библейские персонажи, а это в английском театре было запрещено еще с XVI века. Запрет на показ спектакля в Британии продолжался до 1931 года. Поэтому впервые его поставили в Париже в театре "Эвр", центре символизма, в 1896 году. За режиссуру взялся Люньє - поборник поэтического театра и руководитель "Эвра". Сам Уайлд на то время уже был заключен в Редингскую тюрьму за "особо непристойное поведение". Поскольку запрет спектакля не распространялся на публикацию текста, Вайлд доверил перевод "Саломеи" на английский своему любовнику - лорду Альфреду Дугласу, а Обри Бердсли взялся создать к ней визуальный ряд. Перевод автора не удовлетворил, и он доработал его. Иллюстрации Бердсли тоже не прошли цензуру как слишком непристойные. Поэтому "Саломея" увидела свет сначала на французском (1893), а затем на английском (1894). После смерти Уайльда в 1900 году "Саломея" стала неожиданно популярной в Европе, а в 1905-м Рихард Штраус написал по ней оперу.

Салман Рушди. Сатанинские стихи. – К.: Издательство Жупанского, 2017

Фото из открытых источников

Четвертая книга британского автора индийского происхождения, которая вызвала яростное сопротивление широкого слоя читателей. Посвященная, как всегда, теме эмиграции, она вызвала гнев мусульманского мира, в частности, одной провокационной главой. Именно из-за одного эпизода, в котором Пророк признает языческих богов, а архангел Джабраил прячется в борделе (а во втором случае встречается с религиозным фанатиком, в котором аятолла Хомейни узнал себя), роман произнесли вероотступническим, а самого Рушди – врагом всего исламского мира. Была произнесена фетва, призывающая мусульман казнить всех, кто был причастен к изданию романа; иранский религиозный фонд предлагает за убийство Рушди денежное вознаграждение, которое со временем выросло до 3,3 млн долл. С тех пор автор живет под программой британского правительства по защите свидетелей, а над ним тяготеет приговор, согласно которому "обязанностью каждого мусульманина является использование всего, чем он владеет, его жизни и богатства для того, чтобы отправить Рушди в ад".

Ирвин Уэлш. Трейнспотинг. – Х.: Клуб семейного досуга, 2017

Фото из открытых источников

В свое время эта книга произвела эффект разорвавшейся бомбы и самим фактом своего существования доказала, что "литература шока" жива и в "безнадежные девяностые". По этой автобиографической саге о буднях молодых наркоманов Эдинбурга, проникнутой черным юмором, был снят фильм "На игле". Именно он заложил основу целого модного течения - т. н. "героинового шика". Также серия "Альтернатива" в российском издательстве "АСТ", где вышел скандальный роман Уэлша, была призвана продвигать зарубежную инди-прозу в отрасль модного чтива. С другой стороны, редакционный совет серии, в котором были Гребенщиков, Лагутенко и Лева из группы "Би-2", гарантировали профессиональный отбор предлагаемого продукта, а мастерский перевод романа Ильей Кормильцевым - вполне профессиональным. Ведь описанные в романе наркотические приключения, по сравнению с которыми тяжелое алкогольное похмелье покажется невинным эротическим сном, призваны были навсегда оттолкнуть молодежь от потребления смертельного продукта. Однако этот "хитрый" ход не прошел, и "героиновое евангелие" Уэлша, в частности, в России было запрещено за пропаганду наркотиков.

Юрий Винничук. Житие гаремное. – Х.: Фолио, 2017

Фото из открытых источников

Когда это скандальное произведение печаталось во львовской газете "Post-Поступ", украинская литература только входила в период постмодернизма и мистификации. Поэтому реакция на "осквернение национальной идеи" была соответствующей и в самой Украине, и за ее пределами. Местный Союз украинок угрожал судом, диаспорные читатели массово отрекались от подписки на журнал "Сучасність", где публиковались не менее скандальные "Рекреации" Юрия Андруховича, а кое-кто даже собирался покончить с собой из-за такого позора. Наиболее возмутительной была реакция читателей относительно сцен секса во всех возможных (и невозможных) ракурсах, позах и позициях, который просматривался даже сквозь кудрявый стиль начала XVIII века. "Єднак кгди дістав мій поцілунок, руки не забрав, а ліг на мене і там, де хвилю перед тим була єго рука, об'явилося коліно, а зачало ґвалтовне розсувати мі стегна. Я-м ся боронила, вигукуючи: – Ох, ні... не можна... благаю... Леч він тоє пускав повз вуха і такой розмістився межи моїми ногами. Тепер юж без жадних зусиль розкрочив мя на цілу широкість. Далій взяв мою долоню і опустив собі до живота, охоплюючи моїми пальцями той величний ключ, которий націлений був у браму розкошей". Изданный в 1996 году отдельной книгой роман надолго стал библиографической редкостью, и лишь недавно, будучи переиздан, стал доступен для массового читателя.

Олесь Ульяненко. Женщина его мечты. – Х.: Клуб семейного досуга, 2017

Фото из открытых источников

При жизни на этого автора налагалась церковная анафема, а комиссия по вопросам защиты общественной морали признала "Женщину его мечты" откровенно порнографическим произведением, изымая из продажи. Поэтому неудивительно, что уже после своей трагической смерти он вполне символично, мстительно и зловеще, а на самом деле – вполне натурально, в привычной манере, то есть "с прищуренным на весь мир глазом пулеметчика" - не очень старается ублажить цензуру. Книги издаются – и ранние, и поздние, и неизданные. И если бы не друзья, то многое из книг Ульяненко мы вряд ли бы прочитали. Кстати, считается, что он "был американским писателем, который пишет по-украински". Хотя давно уже было известно, что "любовное" и "бандитское" чтиво этого автора всегда напоминало чувственно-вульгарную прозу Чарльза Буковски времен сборника "Юг без признаков Севера". Правда, "национальный" антураж иной, позднего советского разлива, а динамика сюжетов о жизни и смерти - та же тягучая, бесхитростная, откровенно телесная. С другой стороны, как у Буковски, тексты Ульяненко – это пронзительный гимн, блюз и надрывная ода нищей юности, голодной зрелости, уголовному возмужанию. Мужчины здесь или безжалостные подонки, или романтические бродяги. Что касается женщин, то иногда они все же складываются в фантасмагорический образ "Родины-героини", поскольку тоски по "национальному" в текстах Ульяненко никто не отменял.

Игорь Бондарь-Терещенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров