Небоевые потери ВСУ. Почему для Генштаба это секретная информация, а для Матиоса – нет?

Время от времени военный прокурор Анатолий Матиос обнародует информацию о небоевых потерях ВСУ, а недавно рассказал о причинах таких потерь. Генеральный штаб подобную информацию опровергает и вообще называет секретной. Возникает вопрос – как вообще возможно, чтобы для одного ведомства одна и та же информация была секретной, а другое ведомство распространяет ее в эфирах и соцсетях. Как? Для Генштаба причины небоевых потерь являются информацией "для служебного пользования", а для Военной прокуратуры и в частности господина Матиоса – нет

Небоевые потери ВСУ. Почему для Генштаба это секретная информация, а для Матиоса – нет?
Пресс-служба Министерства обороны Украины

Ирина Сампан

Журналист, 112.ua

Время от времени военный прокурор Анатолий Матиос обнародует информацию о небоевых потерях ВСУ, а недавно рассказал о причинах таких потерь. Генеральный штаб подобную информацию опровергает и вообще называет секретной. Возникает вопрос – как вообще возможно, чтобы для одного ведомства одна и та же информация была секретной, а другое ведомство распространяет ее в эфирах и соцсетях. Как? Для Генштаба причины небоевых потерь являются информацией "для служебного пользования", а для Военной прокуратуры и в частности господина Матиоса – нет

Все началось в октябре прошлого года, когда главный военный прокурор Анатолий Матиос в эфире одного из телеканалов шокировал всех количеством небоевых потерь в ВСУ. "Я сейчас хочу озвучить страшную статистику, о которой никто не говорит. С 2014 года и до сегодня погибли в рядах Вооруженных сил Украины и остальных подразделений, которые защищают страну, 10 тысяч 103 человека вследствие безвозвратных и санитарных потерь, то есть не от боевых действий", – сказал господин Матиос (высказывание несколько некорректно, поскольку господин Матиос, очевидно, имел в виду общее количество погибших и раненых, о чем далее уточняет в цитате, - ред.). Причем он подчеркнул, что потери среди военных происходят в частности из-за халатности и пьянства, и обвинил военное руководство ВСУ в том, что они ничего не делают, чтобы предотвратить последствия. Логично, что такое заявление стало резонансным. Мы пытались уточнить информацию о 10 тыс. небоевых потерь у официального источника и распорядителя информации по потерям ВСУ - Генерального штаба.

"За время проведения АТО по состоянию на 01.11.2017 боевые безвозвратные потери составляют 2 335 погибших военнослужащих Вооруженных сил Украины, небоевые безвозвратные потери составляют 2023 военнослужащих Вооруженных сил Украины", - говорилось в официальном ответе.

Кроме того, мы запросили информацию о причинах безвозвратных небоевых и санитарных потерь в ВСУ.

скриншот

Ответ Генерального штаба был следующий: "Кроме этого отмечаю, что информация о количестве небоевых потерь по причинам – является служебной информацией, не является публичной и предоставляется только Службе безопасности Украины, прокуратуре Украины и Национальной полиции Украины".

Причем в Генштабе не понимали, откуда Анатолий Матиос взял такие цифры. СМИ написали обе позиции, опровержения, официальные данные. И казалось бы, конфликт немного стих.

Но военный прокурор через некоторое время снова появился в медиапространстве со своими данными относительно военнослужащих, которые погибли не в боях на фронте.

"У нас около 10 тысяч санитарных и безвозвратных небоевых потерь. ДТП, пьянство, неосторожное обращение с оружием и так далее. Вопиющий случай – выпил, и почему-то ему стукнуло в голову в палатке, где спали 13 человек, бросить гранату в буржуйку. 13 человек – одни убиты, другие безвозвратно искалечены. Больше 10 тысяч, это открытые данные, это Минобороны подтвердило. 3 тысячи с чем-то - это погибшие, другие – ранены. Это три полноценные бригады", - заявил в интервью 5 февраля Анатолий Матиос уже на другом телеканале.

Кроме того, 112.ua писал о том, что в январе 2018 года в ВСУ по небоевым причинам погибли 22 военнослужащих. Из них 11, а это половина, совершили самоубийства. 5 – в зоне АТО. Небрежное обращение с оружием стоило жизни трем бойцам (2 в АТО), еще 1 погиб в ДТП. И еще 7 обозначены как погибшие от несчастного случая. Под эту категорию могут попадать, например, смерти из-за алкоголя. В Минобороны решили не раскрывать истинные причины смерти этих бойцов.

Особую тревогу в министерстве вызывает рост количества суицидов в армии. По сравнению с январем 2017 года оно составило 47%. Это притом, что еще 6 попыток самоубийства военнослужащих в январе предупредили.

Эти данные мы получили от надежного источника в ВСУ, которому доверяем.

После ряда событий и заявлений в СМИ Главное управление морально-психологического обеспечения Вооруженных сил решает дать пресс-конференцию. Олег Грунтковский, начальник управления, заявил, что информация, озвученная Матиосом по количеству суицидов среди военных, является ложной и манипулятивной.

"В последнее время некоторые СМИ подают информацию несколько искаженно. Информация о том, что в среднем в зоне боевых действий на Донбассе еженедельно совершают самоубийство два-три военнослужащих, не является правдой... Эти заявления высокопоставленных чиновников, которые не работают непосредственно с личным составом, – это пиар и манипуляция", – отметил представитель Генштаба.

Грунтковский отказался назвать конкретное количество самоубийств среди военных, заявив, что эти данные "для служебного пользования", и заверил, что это не нарушает нормы закона "О доступе к публичной информации".

"Откуда взяты цифры от военного прокурора, я не знаю, может, это выдумки. Я не могу назвать цифру, потому что это информация, которая относится к секретной", – подчеркнул он.

112.ua узнал, откуда цифры у военного прокурора. Но перед этим – еще одно заявление Анатолия Матиоса. На своей странице в Facebook он пишет довольно эмоциональный пост, в котором слова Грунтковского называет "бредом", а самого генерала - "мерзавцем".

"И еще одна бездушная цитата СМИ от горе-генерала из Минобороны: "Откуда взяты цифры от военного прокурора, я не знаю, может, это выдумки. Я не могу назвать цифру, потому что это информация, которая относится к секретной". А я могу!!! Смотрите и плачьте с родителями погибших. Очень бы я хотел, чтобы Грунтковский взглянул в глаза родителям этих уже мертвых юношей и мужчин", - пишет Матиос.

скриншот

Если опустить уровень общения украинской "военной элиты", то возникает вопрос – как вообще возможно, чтобы для одного ведомства одна и та же информация (в данном случае о причинах небоевых потерь) может быть тайной, а другое ведомство обнародует ее в эфирах и соцсетях. Как? Для Генштаба причины небоевых потерь являются информацией "для служебного пользования", а для Военной прокуратуры и в частности Матиоса – нет. Что значит "А я могу!!!"?

Мы поинтересовались у Военной прокуратуры, откуда господин прокурор взял эти данные, были ли они с грифом "для служебного пользования" и, если да, то был ли этот гриф снят перед обнародованием в Facebook. Публикуем официальный ответ.

112.ua

Очень сложно и бюрократично. О чем здесь идет речь? Во-первых, информацию о причине самоубийств в ВСУ, обнародованную Матиосом, ему предоставили военные прокуратуры, которые расследуют эти случаи. Во-вторых, эти документы не имели гриф "для служебного пользования". В-третьих, гриф на документе ставит должностное лицо, которое его подписывает, и, как объяснили юристы, на практике это очень субъективная вещь.

Сегодня вышло интервью начальника Главного управления морально-психологического обеспечения Олега Грунтковского, где журналисты спросили, почему Минобороны не раскрывает количество случаев суицидов в армии.

"Смотрите, то количество случаев самоубийств, которое есть в армии, обычно коррелирует со среднестатистическим уровнем количества суицидов, которое есть в государстве. Мы сравнивали. Комментировать данные, которые называют те, кто не занимается профилактикой самоубийств в ВСУ, мягко говоря, некорректно. Но я хочу подчеркнуть, что из всех печальных случаев, около 30% суицидов в армии происходят в АТО, все остальные – в тылу. И еще есть такая психологическая практика в армии и не только в нашей, но и за рубежом: если много рассказывать о самоубийствах и делать акцент на этом – их количество не уменьшается, а растет. Это очень тонкая профессиональная работа специалистов-психологов, и здесь главное - не навредить", - ответил господин Грунтковский.

Такая вот позиция. И пока взрослые люди в погонах меряются, у кого больше полномочий, небоевые потери и в частности суициды в армии продолжаются. Сегодня Генеральный штаб сообщил, что "небоевые потери в ходе антитеррористической операции составляют 927 военнослужащих". Однако сколько среди них лиц, которые совершили самоубийство, не раскрыли, сославшись на государственную тайну. "Согласно требованиям закона Украины "О государственной тайне" и пункта 1.2.1. приказа Службы безопасности Украины от 12.08.2005 № 440 "Об утверждении Свода сведений, составляющих государственную тайну", информация о самоубийствах среди личного состава ВС Украины относится к сведениям о морально-психологическом состоянии личного состава военных формирований или применении войск (сил), которые дают возможность установить их боеспособность", - сказано в ответе.

Если "много рассказывать о самоубийствах и делать акцент на этом", их количество не растет, это позволяет понять обществу, насколько оно само и его армия здоровы. И реагировать. А неизвестность и закрытость, казалось бы, мы оставили в армии образца "до 2014-го года".

Ирина Сампан

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...