banner banner banner banner

Новая книга Дереша. О конспирологии, хардкоре и буккакэ в соцсетях

В романе Дереша сперва речь не о том, как когда-то жилось, а как живется сейчас столичному журналисту, которому всего хватает в этой самой жизни – славы, денег, престижной работы. Едва ли не впервые автор знаковых для двухтысячных годов книг "Культ", "Поклонение ящерице", "Немного тьмы", "Голова Якова" и других создал урбанистическую мистерию вполне европейского образца

Новая книга Дереша. О конспирологии, хардкоре и буккакэ в соцсетях
Любко Дереш Фото из открытых источников

Игорь Бондарь-Терещенко

поэт, драматург, арт-критик

В романе Дереша сперва речь не о том, как когда-то жилось, а как живется сейчас столичному журналисту, которому всего хватает в этой самой жизни – славы, денег, престижной работы. Едва ли не впервые автор знаковых для двухтысячных годов книг "Культ", "Поклонение ящерице", "Немного тьмы", "Голова Якова" и других создал урбанистическую мистерию вполне европейского образца

...Тоску по советской безродине, когда была Семья-мать с безоблачным детством, но не было настоящей семьи, сегодня можно понять. Пока не выветрится ностальгия, будущее вряд ли воцарится "в нашей сторонке". Впрочем, уже сейчас стоит обратить внимание на то, как отдельные авторы и, в частности, Любко Дереш в своем новом романе "Опустошение" просматривают это будущее с точки зрения современных технологий. То есть предлагают самим манипулировать – и собой, и прошлым, и тем более грядущим.

Итак, в романе Дереша сперва речь не о том, как когда-то жилось, а как живется сейчас – столичному журналисту, которому всего хватает в этой самой жизни – славы, денег, престижной работы. Едва ли не впервые автор знаковых для двухтысячных годов книг "Культ", "Поклонение ящерице", "Немного тьмы", "Голова Якова" и других создал урбанистическую мистерию вполне европейского образца. Горная мистика, сельская метафизика, буколическая психоделия пополам с демонизмом – все это у Дереша позади, и на острие времени и сюжета у него модное слово "конспирология". Причем в городских, напомним, одеяниях, что выглядит настоящей одой столице-грибнице нынешних патриотически аналитических сюжетов. "Утренние пробки на промышленной Лукьяновке, и ослепительный свет с неба, и липкая тень от деревьев, и пыль навигации, стихийные рынки и кабинки мобильных кофеен смешиваются в мозаику бликов, взгляд мерцает от этих контрастов, как будто перед тобой запестрели джунгли".

Да, это история провинциальной, постсоветской души в испокон веков каменных джунглях. Впрочем, такой ли провинциальной? Время прикарпатских "святых" в столичных дебрях давно уже миновал, и перед нами история модного 35-летнего журналиста Федора Могилы, который переживает кризис среднего возраста, дружит со Сталкером из Зоны и исследует состояния измененной реальности. Интрига среди местной публики подогрета множеством сходств, общих черт, публичных жестов, харизматичного нрава. Неужели прототип героя - Костя Дорошенко? А его звезды-оппоненты "Петя или Ваня" - Иван Дорн? Глубокие философские мысли контрастируют с современными "молодежными" моделями существования. Множество афоризмов, сентенций, просто мудрых мыслей. "Эта Вселенная возникла по приколу, и она так же по приколу может исчезнуть", - чем не лозунг в духе Жана Бодрийара, ирония постмодерна, рекламный слоган Илона Маска. "Возможно, все настоящее как раз и должно быть преходящим и бесповоротным", - разве не Исэ Моногатари?

Касательно сюжетной сути, как у Егора Радова, то на этот раз автор "Опустошения" пошел дальше своих учителей из "ивано-франковского феномена", которые в свое время так же описывали парапсихологию в действии, и можно сказать, что Ешкилевым или Издриком эта почва была изрядно удобрена. Зато у Дереша корни идеи ушли глубже, и его роман иногда напоминает настоящий психологический триллер или детектив. "Мое рацио отказывалось понимать то, что творилось. Все привычные грамматики мира, которые я знал, остались позади. Теперь время для новых языков. - Языки? Психоинженерные языки? - Да. Совершенный язык. Совершенное понимание. Совершенное сознание. Я кивал головой, понимая, что не могу возразить ни одному его слову. Теперь я понимал, что должен был чувствовать Уинстон Смит в "1984", когда в конце романа сумел увидеть вместо трех шесть пальцев".

Фото из открытых источников

Остальные в этом "головатоме", "главном" в смысле и "председательства", и "первенства" романе так же напоминает взрывную смесь из Бегбедера и Пелевина. "Настоящее порно — это новейшие компьютерные гаджеты, это слоганы косметических компаний и ресторанов быстрого питания, это дорогие автомобили и реклама сигарет, скандалы и сплетни, гласные расследования против олигархов и громкие антикоррупционные дела - вот настоящий хард-кор, увенчивающийся коллективным буккаке с лайков и комментов в соцсетях". И это лишь верхний слой этого социально-психологического памфлета, который обплетен детективной интригой аномальных зон и приключениями героя в альянсе с бывшим работником советских закрытых лабораторий, профессором Гуровым.

В общем, раньше как было? Пикейные жилеты, будто вышедшие, путешествуя, из романа Ильфа и Петрова, на всех форумах, дискуссиях обсуждали способность наших звезд – завоевать Нобелевскую премию либо в очередной раз отказаться от Шевченковской. Мол, Андрухович – это голова! И Забужко – это тоже голова! Даже две, если посчитать – а больше у нас, оказывается, и нет, кроме остальных миротворцев. А теперь вот Дереш, который думает о другом, и уже этой трехглавой гидре пальца в рот не клади и в жилетку не плачься – трехцилиндровый двигатель любви у него превратился в реактивную машину времени, на которой нам предлагают отправиться в будущее. Можно в принципе попробовать, прочитав для начала роман.

Любко Дереш. Опустошение. – Л.: Издательство Анетты Антоненко, 2017. – 448 с.

Игорь Бондарь-Терещенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>