Киев Власть

"Тот, кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее. Кто контролирует настоящее, тот контролирует прошлое", - известное выражение Джорджа Оруэлла, которое прекрасно объясняет логику функционирования исторической политики. Так, поскольку прошлое является важным ресурсом легитимации не только нации или власти, но и вполне конкретных действий политиков, за него постоянно осуществляют борьбу различные социальные акторы. Можно привести множество примеров, когда история мастерски использовалась для текущих политических задач.

Чтобы далеко не ходить, недавнее обострение отношений между Польшей и Украиной спровоцировано не столько бережным отношением к прошлому, сколько желанием министра иностранных дел Польши Витольда Ващиковского поднять свою узнаваемость среди населения с целью продолжения политической карьеры после возможной отставки.

Новости по теме: Война мемориалов: Почему вновь обострились отношения между Украиной и Польшей

Или пример от другого соседа: Владимир Путин пытался легитимизировать аннексию Крыма, объявив полуостров, где, согласно летописи, принял крещение князь Владимир, "исторической духовной купелью", за доступ к которой "русский народ боролся много веков".

Любая историческая политика должна иметь определенный стержень, идеологический центр тяжести, как его называет политолог Василий Молодяков, базовый сюжет. Вполне очевидно, что в Украине роль такого базового сюжета выполняет, как ни парадоксально, Голодомор 1932-1933 годов. Так, Голодомор имеет устоявшийся набор канонизированных идеологем, вокруг которых существует целая сеть постоянных коммеморативных практик. Государство в лице Института национальной памяти даже на уровне словоупотребления тщательно их охраняет, предостерегая от употребления слов "голодомор" и "геноцид" "в несвойственном значении", ведь "неуместное использование обоих терминов...приводит к их нивелированию и является надругательством над памятью убитых".

Новости по теме: Институт нацпамяти просит отказаться от неуместного использования терминов "голодомор" и "геноцид"

Считается, что именно Виктор Ющенко, который, в отличие от предыдущих президентов, уделял большое внимание исторической политике Украины, поставил Голодомор в ее центр. Однако, по мнению политолога Ольги Малиновой, на роль базового сюжета, который может выступить ресурсом для конструирования макрополитической идентичности, подходит далеко не каждое историческое событие.

Так, исследовательница выделяет три критерия пригодности событий прошлого для успешной политики памяти. Во-первых, эти события должны быть узнаваемыми и известными обществу из различных источников: из литературы, фильмов, уроков истории. Во-вторых, эти события должны представлять сообщество в положительном свете. В-третьих, прошлое, которое является ресурсом для конструирования общественной идентичности, должно быть лишено диаметрально противоположных интерпретаций. Именно Голодомор отвечает всем этим критериям, представляя сообщество даже не в положительном, а в жертвенном свете.

Более того, Голодомор прекрасно вписывается в логику переадресации вины, чрезвычайно свойственную любой украинской власти. Как отмечает историк Георгий Касьянов, с помощью Голодомора можно объяснить широкий спектр трудностей, возникающих в настоящем: "Многие современные проблемы с построением государства и нации в Украине – последствия политики тоталитарного режима по отношению к украинской нации, и Голодомор – едва ли не главное проявление этого. Голодомор – крупнейшая трагедия украинского народа ХХ века, трагедия планетарного масштаба, не уступающая Холокосту ни по масштабам людских потерь (скорее, превосходящая его), ни по уникальности". Стоит лишь обратить внимание на то, насколько часто в дискурсе Голодомора встречается хрестоматийное словосочетание "сломать хребет нации". Сейчас такую же функцию выполняет и конфликт на Донбассе, с помощью которого можно оправдать практически что угодно – экономический кризис, неэффективную политику и тому подобное.

По словам Касьянова, в 2006-2008 годах Ющенко начал внутригосударственную и международную кампании по превращению Голодомора в "центральный мобилизующий символ национальной украинской истории", в результате чего Голодомор стал "основополагающим историческим мифом, центральной точкой опоры в конструировании национализированной украинской истории ХХ века". Многие называли Голодомор "идеей фикс" украинского президента.

for-ua.com

Петр Порошенко продолжил заданный Виктором Ющенко вектор политики относительно признания Голодомора на международном уровне. Так, недавно президент во время своего выступления на 72-й сессии Генеральной ассамблеи ООН призвал государства-члены Организации Объединенных Наций признать Голодомор в Украине в 1932-1933 годах актом геноцида. С подобными призывами президент обращался к бундестагу, парламенту Финляндии и другим органам и организациям.

Новости по теме: Порошенко призвал ООН признать Голодомор в Украине актом геноцида

Никто не отрицает того, что Голодомор как трагическое событие, которое долгое время было объектом преднамеренного замалчивания, действительно нуждалось в ревизии и возврате в историографический и общественно-политический дискурсы. Но надо ли было превращать его в центр исторической политики Украины? Или, возможно, Украина как молодая постсоциалистическая нация должна выбрать себе более позитивный сюжет с большим мобилизационным потенциалом?

Так, по мнению Касьянова, и без того специфическая международная репутация Украины как коррумпированной и нестабильной страны дополнилась образом нации-жертвы: "Такой образ жертвы может вызвать сочувствие, но вряд ли будет способствовать уважению. Международному образу Украины крайне не хватает положительных черт, и избрание Голодомора чуть ли не самым главным и важнейшим историческим символом страны является достаточно сомнительным решением".

Впрочем, нельзя отрицать того, что в обществе существует определенный консенсус относительно восприятия Голодомора. Это показывают последние опросы, проведенные социологической группой "Рейтинг", согласно которым в Украине увеличилось количество тех, кто признает Голодомор геноцидом украинского народа. Так, с этим утверждением согласилось большинство опрошенных (77%). Не согласились с ним 13% респондентов, а 11% - не определились. Таким образом, по сравнению с прошлым, 2016 годом, количество согласных увеличилось на 5% - с 72% до 77%.

Новости по теме: В 2017 году увеличилось количество украинцев, признавших Голодомор геноцидом, - опрос

Однако мобилизационный потенциал Голодомора как базового сюжета исторической политики Украины крайне сомнителен. Остается надеяться, что постепенно ее центром станут другие события, которые помогут Украине выйти из амплуа нации-жертвы и создать более позитивный имидж на международном уровне.

Так, например, вокруг Революции достоинства и войны на востоке Украины власть уже начинает создавать сеть соответствующих коммеморативных практик. 21 ноября 2017 года в связи с четвертой годовщиной Революции в Киеве и других населенных пунктах состоялись многочисленные мемориальные, торжественные и культурно-художественные мероприятия. На законодательном уровне их регулировал указ президента "О праздновании в 2017 году Дня Достоинства и Свободы". 

Очевидно, эти события постепенно будут занимать место базового сюжета исторической политики Украины, ведь сейчас с ними еще нет необходимой исторической дистанции.

Екатерина Богуславская

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.