Почему кредиторы банка "Хрещатик" теряют шансы на возврат своих средств

Почему кредиторы банка "Хрещатик" теряют шансы на возврат своих средств
Униан

Андрей Оленчик

Заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ

Сегодня мы поговорим о ситуации в банке "Хрещатик", хотя, к сожалению, это скорее типичная ситуация для подавляющего большинства банков, признанных в свое время неплатежеспособными и переданных в управление Фонда.

Почти 6,9 млрд грн выведенных активов – это приблизительный результат реализованных в ПАО "КБ "Хрещатик" схем накануне признания банка неплатежеспособным. Попытки бывших акционеров и связанных с банком лиц через суды легитимизировать проведенные сделки с активами лишают вкладчиков "200+" (кредиторов 4-й очереди, которые заявили требования к банку на сумму 1,1 млрд грн) шансов получить свои средства. Под вопросом и возврат в полном объеме выплаченного Фондом гарантийного возмещения: из выплаченных людям 2,7 млрд грн сегодня за счет продажи и управления активами банку удалось вернуть лишь 0,8 млрд грн. Если же "заинтересованным сторонам" вообще удастся оспорить правомерность вывода банка с рынка – расчет с кредиторами фактически будет заблокирован, то бремя возврата выплаченных Фондом средств ляжет на плечи государственного бюджета. 

Фонд гарантирования вкладов физических лиц

Я хотел бы остановиться подробнее на том, почему все-таки ситуация с банком "Хрещатик" оказалась в мертвой точке, и почему все завязано на работе правоохранительных органов и нашей без преувеличения феерической судебной системы. Уполномоченным лицом на ликвидацию банка "Хрещатик", которое управляло банком от имени Фонда, было подано в правоохранительные органы 71 заявление. Общая сумма убытков, которые Фонд считает документально доказанными и в связи с чем эти заявления были поданы, – 3,3 млрд гривен. Из 71 заявления: 5 заявлений подано относительно владельцев существенного участия, 6 заявлений касаются действий должностных лиц банка. Из 3,3 млрд грн владельцы существенного участия и топ-менеджеры банка нанесли ущерб на сумму не менее 2,7 млрд грн.

Фонд гарантирования вкладов физических лиц

Какой смысл Фонду подавать эти заявления, кроме того, чтобы виновные были привлечены к ответственности в соответствии с уголовным законодательством? Это шанс во время будущих уголовных процессов претендовать на то, чтобы от имени и в интересах кредиторов банка заявить гражданские иски. Наша задача – за счет этих людей, за счет их собственности максимально погасить кредиторские требования – вернуть кредиторам хоть что-то.

В эти дни исполняется уже два года, как были поданы первые заявления в правоохранительные органы по банку "Хрещатик" - результата ноль. Фонд продолжает надеяться на то, что правоохранительные органы активизируются, и будет какой-то реальный результат этих расследований. И его почувствуют кредиторы банка "Хрещатик". Хотя, исходя из общего тренда, общей статистики, нашего опыта по другим банкам – особых иллюзий по этому поводу мы не имеем.

Новости по теме

Наша судебная система, с которой Фонд также старается интенсивно работать, или, точнее, это с Фондом через судебные инстанции пытаются "работать" бывшие владельцы, имеет свои сюжетные линии.

Первая сюжетная линия заключается в том, что в 2017 году различные группы кредиторов банка обращались с исками в административные суды. Ответчиком по этим искам был Национальный банк, поскольку, по мнению кредиторов, именно Национальный банк в значительной степени – в силу не то своих действий, не то своей бездеятельности – способствовал такому развитию ситуации и привел к такому положению дел с активами банка, которые мы увидели, когда банк перешел под наш контроль. На самом деле банк "Хрещатик" находился в стадии проблемного всего один день. Он был признан проблемным 4 апреля 2016 года, а уже на следующий день, 5 апреля, он был переведен в категорию неплатежеспособных. Фондом было выявлено проведение достаточно существенных транзакций по размыванию или прямому выводу активов банка как раз начиная с пятницы, 1 апреля. Апогея эти процессы достигли 2-3 апреля, в субботу и воскресенье, достаточно успешно эти транзакции продолжались даже 4 апреля, когда банк уже был признан проблемным. Соответственно, 5 апреля он стал неплатежеспособным.

Мы предполагаем, что у кредиторов, учитывая такой ход событий, были основания задавать вопрос Национальному банку, в том числе и через судебные инстанции. Пикантность ситуации в том, что сначала соответствующие иски к Национальному банку были поданы группой юридических лиц – в июле 2017 года, – а потом в декабре 2017 еще один аналогичный иск от другого кредитора - физического лица. Судебные разбирательства проходили в тех самых административных судах, и первой, и второй инстанций, а потом еще в режиме кассации эти дела рассматривались Высшим административным судом. Удивительно, но решения по этим двум кейсам были приняты диаметрально противоположные.

Для Национального банка содержание решений неизменно, поскольку в обоих случаях суды констатировали, что Национальный банк был неправ. Очевидно, создавая правовую предпосылку для того, чтобы кредиторы могли в удобное время обратиться с прямыми требованиями к Национальному банку, чтобы их убытки, их потери возместили за счет НБУ. А разница в этих двух кейсах в том, что в первом случае суды констатировали, что Национальный банк неправомерно не дал шанс банку реализовать программу оздоровления и таким образом исправить ситуацию (в стадии проблемности банк находился только один день, а закон позволяет, чтобы банк находился в категории проблемных до 180 дней). В другом случае суды, по иску физического лица, констатировали факт слишком запоздалого отнесения банка к категории неплатежеспособных, поскольку признаки серьезных проблем в деятельности банка были очевидны значительно раньше, и обвинили Национальный банк в бездействии.

Вот такая "вышивка бисером" в исполнении административных судов. На самом деле в этих исках кредиторов к Национальному банку были заинтересованы владельцы существенного участия, поскольку чем непонятнее правовая ситуация, тем, очевидно, для них лучше. Правда, владельцы существенного участия на том не остановились, и поэтому существует еще сюжетная линия номер два.

Новости по теме

Уже в этом году непосредственно собственники банка через компанию "Укрфинком" (одним из бенефициаров которой является господин Семенов, бывший первый заместитель председателя правления банка "Хрещатик"), обратились в суд с требованием отменить решение о признании банка "Хрещатик" неплатежеспособным и отменить его ликвидацию. Это такой национальный вид спорта среди владельцев существенного участия в Украине: такие процессы инициированы бывшими владельцами уже по более 30 неплатежеспособных банков. В 11 из них процессы завершились, и решения НБУ были отменены с соответствующими правовыми последствиями. Но дело в том, что такие банки и соответственно их кредиторы со всеми их требованиями, в случае, если суды поддерживают владельцев в таких исках, попадают в вакуум, поскольку с правовой точки зрения возврат банка на рынок не предусмотрены законодательством. Вернуть лицензию НБУ этому банку ни при каких условиях невозможно.

Для чего же тогда эти иски? Очевидно, что они подаются не с целью защиты прав кредиторов. Есть две цели. Первая – если решение НБУ признают неправомерным, значит, владельцы банка не заслуживают того, чтобы к ним выставлялись какие-то требования и их преследовали, как в гражданском, так и в уголовном процессах. Более того – они пострадавшая сторона. Не исключено, что мы дождемся того момента, когда владельцы банка будут требовать компенсацию от государства Украина. А вторая цель – выиграв суд, добраться на некоторое время до тех активов, которые они еще не успели "оптимизировать" во время работы банка. Фаворит этого жанра всем известен – "Укринбанк".

И третья сюжетная линия касается так называемых "схлопываний" – это когда кредиты "избранных" людей, поступления от обслуживания которых надо было бы во время ликвидации банка направлять на погашение требований кредиторов в порядке очередности, странным образом закрываются за счет взаимозачета депозитов других "избранных" структур. У банка "Хрещатик" 1-3 апреля 2016 года были проведены следующие транзакции на сумму около 900 млн грн. Уполномоченное лицо обнаружило признаки ничтожности этих сделок в соответствии со статьей 38 Закона о системе гарантирования вкладов. Это делалось для того, чтобы эти транзакции были возвращены в исходное состояние – и активы, и обязательства, – и мы имели возможность требовать погашения кредитов со стороны соответствующих структур, а полученные средства направить на погашение кредиторских требований Однако затем в процесс вмешались наши "чудесные" суды, и на данный момент практически во всех этих случаях у нас мало шансов отстоять ничтожность таких соглашений и довести это дело до завершения.

Кто герои этих историй? В основном это предприятия, которые относятся к "Киевской инвестиционной группе", и целый ряд коммунальных предприятий. В частности, речь идет о пяти предприятиях инвестиционной группы, кредиты которых таким образом закрывались, а также, к примеру, такого предприятия, как "Киевхлеб". А их контрагентами по депозитам были около двух десятков физических и юридических лиц, в том числе и коммунальные предприятия.

Если не случится какого-нибудь чуда, и наши правоохранительные органы не прекратят, так сказать, закрывать глаза на действия владельцев банков, а суды – выносить абсурдные с точки зрения законодательства и логики решения, то можно будет окончательно поставить большую точку в истории банка "Хрещатик" и констатировать: у кредиторов банка не будет шансов на возврат своих средств.

Андрей Оленчик, заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров