Почему нужно расширять практику применения электронного браслета в Украине

Почему нужно расширять практику применения электронного браслета в Украине
112.ua

Денис Чернышов

заместитель министра юстиции Украины

В Украине продолжает действовать запущенная с советских времен карательная машина, из-за которой в учреждениях пенитенциарной системы содержатся люди, осужденные по статьям, по которым в других странах содержание под стражей может быть заменено на иную ограничительную меру, в частности ношение "электронного браслета". Если мы сможем внедрить аналогичные практики в Украине, это сэкономит средства налогоплательщиков, разгрузит СИЗО и приблизит украинскую пенитенциарную систему к модели, при которой система наказания будет исправлять и ресоциализировать человека, а не ломать его в адских бытовых условиях.

При помощи международных экспертов из Норвегии, Латвии и других стран Минюст вплотную занялся наработкой базы изменений в законодательство по реализации системы электронного мониторинга. Мы изучаем вопрос, как расширить практику применения системы электронного мониторинга (ношение "электронного браслета") для большего числа как подозреваемых в преступлениях, так и осужденных. Сейчас практика применения электронного мониторинга регламентируется ст. 195 УПК и порядком, который определяет МВД.  

Новости по теме

На основании изученного международного опыта мы видим, что в других странах электронный мониторинг применяется намного шире, чем в Украине. В некоторых странах с его помощью продолжают контролировать людей после освобождения по УДО. В других странах он применяется в отношении, к примеру, педофилов и насильников даже после полного отбытия наказания. Электронным мониторингом (ношением браслета) может быть заменено отбытие наказания в учреждении по ряду статей. И безусловно, такой вид контроля применяется в отношении подозреваемых. Список уголовных статей, по которым человека не отправляют в СИЗО, а контролируют с помощью электронного браслета, в других странах намного шире, чем в Украине. Безусловно, в отношении подследственных, в случаях которых высок риск совершения повторного преступления, давления на свидетелей и на следствие, о замене меры пресечения на электронный мониторинг не может быть и речи. Но и в украинском УПК есть масса статей, при которых человека нет смысла отправлять в СИЗО.

Чего мы бы хотели добиться, расширив практику применения электронного мониторинга в Украине? Скажу сразу: мы стремимся не гладить по головке преступников. В то же время такая практика позволила бы снизить расходы бюджета, а значит, и наши с вами - налогоплательщиков - расходы.

Проблема в том, что на сегодня СИЗО в Украине заполнены практически на 100%. Чтобы соблюсти нормы законодательства по размещению людей, мы вынуждены создавать сектора СИЗО в действующих УИН (колониях). Пока именно таким образом избегаем краудинга. Но мы уже у верхней черты… Известно, что из-за недостаточного финансирования во многих из учреждений пенитенциарной системы нынче просто ужасные бытовые условия. Ряд из них находятся в зданиях, возраст которых превышает сто лет.  

Каждый год мы подаем бюджетный запрос на несколько миллиардов гривен, но Минфин наши проекты, как правило, заворачивает. В 2018 году на капитальные инвестиции в пенитенциарные учреждения не было предусмотрено ни одной копейки. В проекте бюджета на 2019 год предусмотрено 220 млн грн на ремонт Лукьяновского СИЗО и двух учреждений в Херсоне (это Херсонское СИЗО и лечебное учреждение для больных туберкулезом). Если в ходе рассмотрения бюджета депутаты эту норму не выбросят, мы сможем отремонтировать в Лукьяновском СИЗО систему водоснабжения, заменить электропроводку, сделать ремонт в камерах. На эти цели планируем потратить порядка 120 млн грн из 220 млн грн.

Отмечу также и то, что в силу исторических обстоятельств помещение подследственного в СИЗО в Украине, к большому сожалению, не решает проблему ресоциализации человека. Скорее, наоборот. К сожалению, нередко бывает, что суд признает человека невиновным в преступлении, но психологическую травму от пребывания в СИЗО он уже получил, и последствий от пережитого, ему, к сожалению, никто не компенсирует.

Отмечу также, что ряд стран за счет электронного мониторинга не только сокращают расходы госбюджета на содержание подследственных и заключенных в учреждениях, но и используют его как источник наполнения бюджета. Я говорю о практике, когда субъекты электронного мониторинга за браслеты сами платят. В США это около 20 долл. в сутки, в странах ЕС - в среднем около 22 евро в сутки. В мире существует разная практика, но если статья позволяет, есть возможность ходатайствовать о применении электронного браслета.

Подчеркиваю, пока мы только рассматриваем возможность расширения сферы действия электронного мониторинга в Украине и изучаем международный опыт. К реализации этого проекта мы подходим очень осторожно, поскольку речь идет о группе риска. Он должен быть реализован так, чтобы не навредить. Результаты "закона Савченко" мы уже видели – выпустили тысячи рецидивистов. Украина – не Норвегия. Уровень сознания наших людей другой, у нас другое общество. Мы прекрасно понимаем, что далеко не все из международного опыта может прижиться в нашей стране.  

Полагаю, только на обсуждение необходимых изменений к законодательству и их подготовку уйдет не менее года. Но даже когда они будут одобрены, эксперимент точно не будет проводиться в масштабах всей страны. Для начала он будет реализован на примере пилотов. Сейчас мы определили в качестве пилотных проектов Белую Церковь и один из районов Харькова, поскольку там есть сильная пробация и научная база. В рамках пилотных проектов плотно работаем с судебной администрацией, общественностью, местной властью, прокуратурой и МВД.

Денис Чернышов

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров