Последняя империя: 5 книг о нашем прошлом

В этих книгах впервые раскрываются некоторые подробности о событиях из советской жизни, которые имели резонанс во всем мире. Модели государства как лагеря под надежной охраной противопоставляется свободное существование, в частности, в искусстве и культуре, которое было возможно лишь во "внутренней" эмиграции.

Последняя империя: 5 книг о нашем прошлом
Из открытых источников

Игорь Бондарь-Терещенко

поэт, драматург, арт-критик

В этих книгах впервые раскрываются некоторые подробности о событиях из советской жизни, которые имели резонанс во всем мире. Модели государства как лагеря под надежной охраной противопоставляется свободное существование, в частности, в искусстве и культуре, которое было возможно лишь во "внутренней" эмиграции.

Сергей Плохий. Последняя империя. Упадок и крах Советского Союза. – Х.: Клуб Семейного Досуга, 2019

Из открытых источников

Автор этой необычной книги - профессор истории и директор Украинского научного института Гарвардского университета, один из ведущих специалистов по истории Восточной Европы - рассказывает о событии мирового значения не изнутри проблемы, с которой столкнулась бывшая "тюрьма народов", а с исторического расстояния. Так, президент Буш назвал развал Советского Союза событием "почти библейского масштаба", заявил, что "Божьей милостью Америка победила в холодной войне", и провозгласил наступление нового мирового порядка. "— Мир, поделенный когда-то на два вооруженных лагеря, — уточнил он,  — сейчас признает одну супердержаву — Соединенные Штаты Америки". Автор опровергает "победную" риторику президента, которая стала противоречить реальной политике, поскольку Белый дом пытался спасти Горбачева, считая его своим главным союзником на мировой арене. Поводом для ревизии стали недавно рассекреченные документы из президентской библиотеки Джорджа Буша, в частности записки его советников и стенограммы телефонных переговоров Буша с мировыми лидерами. Из этих документов следует, что и сам президент, и его советники делали все, чтобы продлить жизнь Советского Союза. На самом деле их пугало нарастание политического веса Бориса Ельцина и стремление союзных республик к независимости.

Сергей Екельчик. Повседневный сталинизм. Киев и киевляне после Великой войны. – К.: Laurus, 2019

Из открытых источников

В книге "Повседневный сталинизм" предложен новый взгляд на природу политической жизни при Сталине как систему принудительных массовых ритуалов, которые держались не только на угрозе репрессий, но и благодаря глубокому проникновению в структуры коммунальной повседневности. Книга "Повседневный сталинизм" впервые освещает много интересных страниц истории города, в частности послевоенное восстановление Крещатика, проведение выборов в сталинские времена и роль Никиты Хрущева в восстановлении советской системы в Киеве. "Агитаторов, как правило, вербовали из обычных граждан, сотрудников и соседей их подотчетных, поэтому у избирателей устанавливались с ними связи, которые объединяли личное и политическое и превращали политическую вовлеченность в обязанность перед сообществом, - пишет автор в разделе "Коммунальное измерение политики сталинизма". - Ежедневную политическую жизнь эпохи сталинизма, общественную вовлеченность, которая не сводилась к модели государства как лагеря под надежной охраной, по аналогии с коммунальной квартирой можно назвать "коммунальным гражданством".

Олег Векленко. Чернобыль: этюды с натуры. – Х.: Фабула, 2019

Из открытых источников

Трагедию, всколыхнувшую весь мир, в Советском Союзе называли "борьбой с тревожной стихией атома, вышедшего из-под контроля". Именно на острие этой борьбы оказался волей судьбы автор этой книги воспоминаний, художник, профессор Харьковской государственной академии дизайна и искусств, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В основу легли собственные ощущения, пережитые в период пребывания в Чернобыле в мае-июне 1986 года. Автор рассказывает, какой была повседневная жизнь ликвидаторов в лагере близ станции, о примитивных средствах защиты и о том, что осознание реальной опасности пришло гораздо позже. Искренние истории о тех днях написаны живым языком и дополнены авторскими рисунками и фотографиями. Короткие рассказы не претендуют на всеобъемлющую картину Чернобыльской трагедии. Это лишь маленький фрагмент, ее отражение в сознании художника.

Славенка Дракулич. Как мы пережили коммунизм и даже смеялись. – К.: Yakaboo Publishing, 2019

Из открытых источников

Для западных аудиторий Славенка Дракулич, хорватская писательница и журналистка, стала голосом страны из-за Берлинской стены еще до ее падения 1989 года. Ее эссе были не только востребованным рассказом о жизни в социалистическом лагере: Славенка Дракулич также одной из первых начала объяснять, как жили в соцлагере женщины. Уже классическая книга Дракулич "Как мы пережили коммунизм и даже смеялись" открыла Западу этот женский мир — частный, профессиональный, активистский. Он, впрочем, почти так же неизвестен и нам, ведь для тогдашних жителей Советского Союза посещения заграницы, даже "братских" социалистических стран, были редким случаем и вехой в жизни, а поколения, для которых путешествия не являются чем-то чрезвычайным, увидели уже совсем другую Восточную Европу. Кое-что в этих эссе представляется как воспоминание об ушедшей эпохе, однако несколько срезонирует с опытом даже тех, кто родился уже после написания книги.

Василий Косив. Украинская идентичность в графическом дизайне 1945-1989 годов. – К.: Родовид, 2019

Из открытых источников

Этот альбом – иллюстрированная монография известного ученого – демонстрирует то, как национальная традиция в искусстве может или использоваться официальной идеологией (что означает полную стагнацию на уровне агитации с пропагандой), или развивать собственное "украинство" параллельно трендам свободного мира (органично вписываясь в актуальную проблематику). Поэтому в альбоме раскрываются особенности изображения украинской идентичности в графическом дизайне Советской Украины и украинской диаспоры 1945-1989 годов. И именно таким образом на материалах украинского советского плаката и обложек периодических изданий диаспоры, архивных документов и интервью с авторами выясняются контексты появления произведений, расшифровываются символы, применявшиеся для репрезентации упомянутого "украинства" в искусстве, раскрываются средства создания образов Украины и украинцев, а также проводится анализ стилистики изображений, ее связь с дизайнерскими направлениями ХХ века.

Игорь Бондарь-Терещенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>