МВС

"Он подарил мне цветы. Вчера мы поссорились, он толкнул меня, я ударилась головой о стену. Но он не хотел. Он извинился и подарил цветы. Он подарил мне сегодня цветы, вчера была ссора и он побил меня. Побил, но это были эмоции. Да, друзья мне говорят, чтобы я бросила его. Но куда мне идти, у нас дети. Дети принесли мне цветы. На могилу".

С такого видеоролика начинается подготовка полицейских, которые входят в мобильные группы "ПОЛИНА". "ПОЛИНА" – это полицейская сеть противодействия домашнему насилию. В первую очередь такой сюжет демонстрирует, что если не бороться с домашним насилием, оно будет только расти и может привести к печальным результатам, иногда летальным.

Пилотный проект "ПОЛИНА" был запущен МВД совместно с Нацполицией в июне этого года и работает в трех районах: Дарницком районе Киева, Малиновском районе Одессы и г. Северодонецк Луганской области.

В мобильные группы, которые работают в рамках проекта "ПОЛИНА", входят представители разных подразделений полиции: следственные подразделения, участковые офицеры, инспекторы ювенальной превенции. Суть работы таких групп не только бороться с последствиями домашнего насилия. Полицейские направлены на то, чтобы выявлять и работать с причиной такого явления. Работа над этим ведется совместно с социальными службами, благотворительными организациями и местными властями.

"Сначала на вызов приезжает патрульная полиция. Их задача деэскалация конфликта и оформление документации. Если они идентифицируют вызов как домашнее насилие, идет группа "ПОЛИНЫ". У них есть все инструменты - от официального предупреждения, до постановлений, они могут составлять протокол об административном правонарушении, могут направлять на судмедэкспертизу, могут открывать уголовные производства, направлять на коррекционную программу сторону агрессии. Там, где нет "ПОЛИНЫ", патрульные передают информацию в управления полиции, а дальше с ней работает участковый", - рассказывает старший инспектор по особым поручениям Департамента патрульной полиции Андрей Ткачев.

"На линию 102 поступило сообщение о том, что есть случай домашнего насилия. Диспетчер, не все еще готовы адекватно реагировать на такие вызовы, усомнилась в том, что стоит обращаться на линию 102 в таком случае, и тогда женщина сказала, что "если вы не можете приехать, пришлите "ПОЛИНУ".

И в этот момент, по словам замминистра МВД Анастасии Деевой, правоохранители поняли, что проект более чем необходим.

Количество вызовов полиции по поводу домашнего насилия растет и правоохранители уверены – это хороший знак.

"Например в 2015 году у нас было зафиксировано 116 тыс. вызовов по Украине, в 2016 – уже 127 тыс., за 9 мес. 2017 г. уже около 84 тыс. уже поступило в полицию. Я считаю, что это довольно латентное явление и многие жертвы не сообщают об этом в полицию. Для нас рост количества вызовов это показатель наоборот доверия к правоохранительной системе и нашей работе, работе мобильных групп по предупреждению домашнего насилия", - говорит Ткачев.

А по словам Деевой, за время существования проекта мобильные группы выезжали на такие вызовы 1 тыс. 411 раз.

"Каждый вызов индивидуален. Существует 4 вида насилия: психологическое, экономическое, сексуальное и физическое. И в разных случаях работаем по-разному. Это может быть просто проведение профилактической беседы с правонарушителем, информационная поддержка жертвы, куда она может обратиться в случае повторения подобных случаев, до криминальных производств", - рассказывает Ткачев.

Также, по словам полицейского, 93% жертв домашнего насилия – женщины. 3% это дети, мужчин незначительный процент: "Из 84 тыс. вызовов больше 1100 поступило от детей. Вызывают в основном женщины, дети. Соседи - небольшая часть. Мы пытаемся проводить информационную компанию "не будь равнодушным, вызывай". Нужно помочь жертве, иногда жертва боится взять на себя ответственность, чтобы потом не усугубить ситуацию. В таком случае вызов от соседей будет уместный: реагирование полиции будет, и жертва не будет повторно подвергаться".

То, что алкоголь – главная причина домашнего насилия, по словам Ткачева – миф и стереотип, много семейных драк происходит и на "трезвую голову", много – в зажиточных семьях. У домашнего насилия нет риск-групп, жертвой может стать каждый.

Также полицейский уверен, что полиция своим приездом не усугубляет конфликт, а наоборот – разводит стороны: "Производится деэскалация конфликта, иначе это может зайти очень далеко и иногда приводит к человеческим жертвам, это во-первых. Во-вторых, мы сейчас ждем принятия во втором чтении нового закона о противодействии домашнему насилию, там уже будут расширены полномочия и судов, и органов правопорядка. Он нам позволит действовать более эффективно в случаях домашнего насилия. Там будет запрещающее предписание, которое запрещает приближаться агрессору к жертве. Там будет возможность судам вынести решение и отселить наоборот агрессора, а не нужно будет жертве искать, куда отселиться, для того чтобы покинуть агрессора".

"В 15 лет девушка сбежала из дома и жила в подвале, ее всю жизнь били, издевались над ней, она ненавидела свою семью. Она сбежала, забеременела, родила ребенка и принесла его своей маме. На вопрос о том, как она могла это сделать, ведь ее ребенка ждет тоже унижение и издевательства, она ответила, что не знает, как иначе".

Это – история из практики исполнительного директора фонда "АНТИСПИД" Ольги Рудневой. Если человек не знает другой модели поведения, он будет повторять эту.  

"Дети, которые были жертвами или свидетелями домашнего насилия, на 99% повторяют ту же модель во взрослой жизни", - соглашается с ней Деева.

Именно поэтому так важно начинать говорить о проблеме домашнего насилия, не стесняться признать себя жертвой и попросить помощи.

"Наша задача сформировать нулевую толерантность к насилию в общем. В обществе сейчас высокий процент принятия насилия. То есть это считается вполне нормально, видно, это пошло из старого менталитета "бьет значит любит", а мы сейчас пытаемся сформировать непринятие насилия в любом его проявлении", - говорит Ткачев.  

"Жертва домашнего насилия – лишняя головная боль для врачей: ходит, плачет, нужно вызывать полицию, ночью привозит, изнасилованная, не изнасилованная, сама виновата".

Такова реакция, по словам замминистра Минздрава Александра Линчевского, на жертву домашнего насилия врача.

"Проблема в большой толерантности к домашнему насилию в принципе в обществе. И не секрет, к огромному сожалению, жертва домашнего насилия – лишняя головная боль для врачей. Ходит, плачет, нужно вызывать полицию, а если ночью привезли, еще и выясняй, изнасилованная, не изнасилованная, сама виновата. Врач с той же планеты".

"Мы поняли, что у нас неэффективные и по сути отсутствуют коррекционные программы, ненадлежащая работа социальных работников, мы поняли, что не хватает межсекторального взаимодействия в регионах, особенно на уровне сел и поселков, мы поняли, что у нас очень высокое недоверие граждан ко всем институтам государства, не только к полиции. Да, есть недокомплект в полиции, и недостаточное количество материального обеспечения, но полицейские мотивированы", - говорит Деева.

И представители МВД, и представители Минздрава, и представители общественных организаций возлагают огромные надежды на изменения в законодательстве и взаимодействие между собой, которые позволят эффективно бороться с проблемой домашнего насилия, оказывать эффективную помощь и поддержку жертвам домашнего насилия и привлекать к реальной ответственности агрессора.

А со временем, надеется Деева, будет создан отдельный департамент по противодействию домашнему насилию: "Сегодня Нацполиция проходит трансформацию, и один из вызовов – некомплект всех подразделений. И поэтому очень сложно и неэффективно создавать новое подразделение сейчас, а лучше покрыть все области мобильными группами. В дальнейшем – мобильные группы с комплектом полицейских со всех подразделений будут фундаментом департамента или управления, но это со временем".

Национальная горячая линия: 116 123.