banner banner banner banner

Простая схема для Нацбанка: Как привлечь деньги на развитие экономики

Простая схема для Нацбанка: Как привлечь деньги на развитие экономики
Из открытых источников

Алексей Кущ

Экономист

У каждой страны есть (или потенциально возможна) своя точка невозврата, которая определяется текущим демографическим, экономическим, технологическим, финансовым потенциалами. Те экономики, которые эту точку пропустили или не заметили – впадают в состояние гомеостаза, то есть равновесия с внешней средой и больше похожи на бревно, плывущее по течению реку, покуда оное не прибьется то к одному, то к другому берегу. Судан, Сомали, Афганистан… Мы свою точку невозврата еще не прошли и до сих пор сохраняем потенциальную возможность перейти к так называемой модели самоподдерживающего роста, когда точечное крупное вливание капитала сможет завести экономику.

За счет чего мы пока держимся на плаву? За счет концепции дуалистической экономики, разработанной в свое время Льюисом. Эта модель функциональна до тех пор, пока в стране могут поддерживаться внутренние перетоки капитала, как финансового, так и человеческого. То есть пока город развивается за счет абсорбции людских и финансовых ресурсов села, Киев – за счет провинции, сектор услуг – за счет деиндустриализации, внутренний рынок потребления и инвестирования – за счет денежных переводов трудовых мигрантов. По сути, мы сейчас наблюдаем разворот на 180 градусов дуалистической модели, сформированной во времена СССР: тогда индустриализация происходила за счет деревни, сейчас трудовая миграция формируется за счет деиндустриализации.

Новости по теме

Украина – это классическая страна с дефицитом капитала и соответствующим профицитом трудовых ресурсов в виде трудовой миграции за рубеж. Экономика уже не может обеспечить работой примерно 5 млн человек, которые стали либо сезонными, либо постоянными мигрантами. Но рано или поздно потенциал дуалистической экономики закончится, точно так же, как в СССР после истощения ресурсов деревни начались технологический застой и кризис производительности труда. Аналогичный процесс произойдет и у нас: когда из села некому будет ехать в город, а из провинции – в Киев, когда река трудовых мигрантов за рубеж иссякнет – именно в тот момент у нас наступит та самая точка невозврата.

До начала коронакризиса наша экономика держалась на двух тонких ниточках – драйверах роста: потребительском спросе и капитальных инвестициях бизнеса. В 2019-м, частный сектор профинансировал капитальные инвестиции в Украине на сумму более 500 млрд грн или эквивалент 20 млрд долл. Данный индикатор очень показательно сравнивать с размером прямых иностранных инвестиций (2,5 млрд долл.), первым траншем МВФ (2 млрд долл.) и кредитов ЕС (1,2 млрд евро).

То есть национальный бизнес инвестирует в свою экономику в разы больше, чем все привлеченные извне кредиты вместе взятые, ради получения которых мы с помощью "реформ" губим тот самый бизнес, который является главным донором инвестиционного процесса в национальной экономике. В этом контексте наши политические "элиты" не просто уподобляются человеку, рубящему сук, на котором сидит, но и еще умудряются в порыве "замаха" периодически ударять себя обухом по голове. Точнее не себя, а свой народ.

Мы стоим на пороге демографически-экономической инверсии, когда темпы выбытия экономически активного населения превысят темпы роста продуктивности труда. И тогда мы "нащупаем" ту самую точку невозврата, преодолеть которую можно будет или с помощью привлечения трудовых мигрантов из других стран, или путем вовлечения в экономику всех пенсионеров, еще стоящих на ногах… Оба эти варианта для нас маловероятны.

Мы находимся в "ловушке нищеты", или "онтологическом круге бедности", который в простых словах можно описать так: "Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет…" В мировой экономической науке есть теория "большого толчка", которая объединяет две концепции: "ловушки нищеты" и самоподдерживающего роста. Перейти от первой ко второй – и является ключевой задачей Украины.

Один из теоретиков данного "перехода" - американский экономист Харви Лейбенстайн, кстати, выходец из Волыни, входящий в список 100 самых великих экономистов мира. Он говорил о том, что развивающиеся страны не могут позволить себе низкую динамику роста, так как в противном случае они попадают в "ловушку нищеты", когда старение населения (или другая крайность – его рост) входят в диспаритет с темпами роста ВВП, что приводит к непродуктивному росту социальной нагрузки на бюджет. Именно это и происходит в Украине, когда с каждым годом налоговое перераспределение валового продукта через бюджет возрастает, но сами социальные стандарты – лишь ухудшаются.

Если взять за точку отсчета 2013-й год, то валютный эквивалент нашего ВВП для сохранения константы социальной нагрузки должен был бы составить сегодня не менее 250 млрд долл. А составит в 2020-м всего 140 млрд, что говорит о дефиците национального дохода на данный момент в размере более 100 млрд долл. в год. Опять же, сравним эту сумму с величиной внешних кредитов. Данная ситуация называется "квазистабильной моделью равновесия Лейбенстайна".

Но Лейбенстайн дает и рецепты выхода из этой западни. В своей работе "Экономическая отсталость и экономический рост" он говорит о том, что "минимальное критическое усилие" в виде капитальных инвестиций должно составить от 15% ВВП. Этот "первотолчок", как стартер, должен запустить экономический двигатель, создав кривые расширения предпринимательской деятельности, которые похожи на расходящиеся по воде круги от упавшего в реку камня.

Минимальный уровень капитальных инвестиций для нас – примерно 25 млрд долл. в год. Но еще столько же нужно для формирования того самого "большого толчка", концепцию которого на Западе разработали для индустриализации европейских стран после Второй мировой войны.

Государство должно выбрать 2-3 отрасли-лидера в сфере промышленности и сконцентрировать на направлении "главного удара" все имеющиеся ресурсы. Возникает модель несбалансированного роста, когда несколько отраслей за счет "первотолчка" резко вырываются вперед, но затем частные инвестиции активизируются в сопряженных с ними других отраслях, и дисбаланс выравнивается. Это и есть диалектика роста, а не бедности.

В результате "первотолчка" начинается фаза самоподдерживающего роста (концепция этапов роста экономиста Ростоу), которая проходит через шесть этапов: традиционное общество; переходное общество; общество роста (взлет); зрелое общество; общество потребления; общество поиска стандартов качества жизни (информационное общество).

Украина на данный момент застряла в переходной фазе и постепенно скатывается к традиционному аграрному укладу, то есть двигается не вперед, а назад. Но наша задача все же перейти в фазу "взлета", или к концепции общества роста. Данный период может продлиться у нас 20-30 лет и в лучшем случае привести нас в фазу зрелого общества к 2050-му году, когда вся Европа уже будет находиться в состоянии информационного общества и искать стандарты качества жизни, но это все равно лучше, чем к 2050-му году превратиться в аграрную "сверхдержаву" с населением в 20 млн человек в виде пенсионеров и детей, деградировавшими городами и разрушенной инфраструктурой.

Но где взять деньги для "первотолчка", ведь Запад не даст, равно как и Восток, Юг и Север.

112.ua

И тут мы вспоминаем о пресловутых "матрасных" деньгах населения. НБУ публикует данные о чистой международной инвестиционной позиции Украины. В активах, в разделе "наличная валюта вне банков", числится на сегодня 89,5 млрд долл., хотя в 2000-м данный показатель составлял лишь 6,1 млрд долл.

112.ua

Наибольший отток валюты в наличную форму произошел у нас на 2006-2007 годах (темп роста индикатора на уровне 60% в год). В 2016-м наблюдался обратный процесс. В последние годы данный индикатор практически не изменился.

Не все эти деньги можно привлечь в экономику, но о 30-40 млрд долл. можно говорить точно.

Ключевая проблема здесь – недоверие населения к государству и национальной финансовой системе, особенно после банкопада 2014-2015 годов.

Облигации Минфина не решат проблему: остатки на его казначейских счетах не превышают в среднем 2-3 млрд долл. в эквиваленте, и, привлекая такую сумму, он заведомо не сможет ее вернуть. Кроме того, ОВГЗ, пусть и валютные, явно не рассчитаны на рядового покупателя: нужно открывать электронные счета в ценных бумагах, платить торговцу ценными бумагами комиссию. Если это будут гривневые облигации – возникает риск инфляционных и девальвационных потерь, особенно на длительном сроке обращения. У населения, в отличие от нерезидентов, нет инсайдерской информации из "высоких кабинетов", и простой инвестор точно не будет знать, когда нужно срочно закрыть позиции в ОВГЗ и открыть в долларе.

Новости по теме

Нужна максимально простая схема привлечения денег, плюс максимальная гарантия возврата и надежный механизм хеджирования валютных и инфляционных рисков.

Таким инструментом может стать документарный валютный сертификат НБУ, продаваемый исключительно физическим лицам – гражданам страны. Сейчас в Национальном банке никто даже не думает о запуске такого механизма, поэтому все нижеперечисленное является лишь нашим предложением.

Валютный документарный сертификат – это ценная бумага на предъявителя, номиналом, к примеру, в 100 долларов, ставкой купона в 5% в год и сроком обращения – 10 лет. Таким образом, покупая валютный сертификат, его собственник получает ценную бумаг номиналом 100 долларов и десять купонов, номиналом по 5 долларов каждый. У каждого купона есть свой серийный номер и дата погашения. Например: 2021, 2022, 2023… Это значит, что первый купон можно обналичить после 1 января 2021-го, второй – после 1 января 2022 и т. д.

Сам сертификат погашается через десять лет. Сертификат и купоны находятся в обращении независимо друг от друга. Деньги получает их предъявитель по истечению положенного срока. Первичное погашение производят коммерческие банки в любом отделении, исходя из обменного курса НБУ на дату предъявления сертификатов/купонов к платежу. В дальнейшем банки могут сразу инкассировать эти сертификаты/купоны, сдав их в НБУ или держать их у себя в кассе, дожидаясь более выгодного курса гривны к доллару; или вновь продать их покупателям. Степень защиты сертификата должна быть как у обычной гривневой банкноты в 1000 гривен. В течение всего срока обращения хозяин сертификата может отдать его в залог, продать с дисконтом/премией (в зависимости от ценовой конъюнктуры), подарить, завещать, обменять и даже использовать как средства платежа при согласии продавца.

Привлекательность такого инструмента – никаких посредников в виде торговца ценными бумагами, легкость приобретения в любом отделении банка, отсутствие необходимости в открытии электронных счетов, легкость погашения, неприменение финансового мониторинга, высокая ликвидность и оборачиваемость, защита от инфляции и девальвации, стабильный и гарантированный доход в течение длительного периода времени.

Что будет делать с привлеченной валютой НБУ?

Те 30 млрд долл., которые НБУ привлечет у населения в течение 2-3 лет, должны быть депонированы в его золото-валютных резервах в безналичной форме как гарантия платежа. На сумму привлеченной валюты Нацбанк может эмитировать гривну путем предоставления долгосрочного рефинансирования коммерческим банкам, при условии, что полученные средства они будут направлять в виде кредитов в реальный сектор экономики с банковской маржей не более чем в 1%. При ставке рефинансирования в 6% кредиты субъектам хозяйствования обошлись бы в 7% годовых. Доходы от такого рефинансирования в свою очередь направлялись бы в специальный фонд для выплаты процентов по валютным сертификатам.

Речь идет о плановой эмиссии в пределах 300 млрд грн, что, учитывая показатель "широких денег", или денежной массы в размере 1,5 трлн грн, составило бы 20% от агрегата М3 в год.

Здесь особую роль играют так называемые коэффициенты Маршалла, которые показывают уровень монетизации той или иной экономики, а рассчитываются они как отношение денежной массы к ВВП.

Если взять азиатские страны, многие из которых имеют сырьевую специализацию и являются переходными, то можно увидеть четкую зависимость между уровнем монетизации и экономическим развитием. Самые богатые страны имеют, как правило, очень высокий уровень монетизации и при этом достаточно низкие показатели инфляции. Так, в экономиках с уровнем ВВП в размере 10-50 тыс. долл. на душу населения денежная масса превышает ВВП (уровень монетизации более 130%), а инфляция находится в пределах 0-3%.

Развивающиеся страны (ВВП на душу населения от 2,6 до 10 тыс. долл.) характеризуются средним уровнем монетизации: 50-60% и инфляцией до 8%. Самые бедные страны (ВВП на душу населения до 2,6 тыс. долл.) обладают низким уровнем монетизации (35-40%) и уровнем инфляции выше 8%. Это, как правило, сырьевые экономики с высоким уровнем трудовой миграции и коррупции.

Украина в результате жесткого ограничения уровня монетизации экономики, как вы уже догадались, опустилась в корзину самых бедных стран: ВВП на душу населения ниже 4 тыс. долл. и монетизация на уровне 37%, но при аномально низкой инфляции.

Учитывая, что в ближайшее время дефлятор (темп прироста номинального ВВП) составит 10-15%, прирост денежной массы на 20% поступательно улучшил бы уровень монетизации нашей экономики, выведя его за пять лет на уровень 60% ВВП, то есть как в динамично развивающихся странах.

Кроме того, первотолчок со стороны НБУ привел бы к эффекту мультипликатора, стимулирующего рост здоровой "экономической ткани" в виде все новых и новых участников рыночной игры. А также – к росту кредитования экономики со стороны банков, которые бы потянулись за НБУ, следуя кильватеру его политики. А дополнительный вброс ликвидности в экономику стал бы своего рода магнитом для роста частных инвестиций, как внутренних, так и внешних. Но все это при условии реализации национальной промышленной политики, доместикации (локализации) производства, при рациональном протекционизме и защите внутреннего рынка. Лишь в таком случае валютные сертификаты НБУ могли бы повторить успех "Сеятеля" внутреннего займа в виде золотого червонца 1923-го года.

Но для всех этих реформ нужны политики-модернисты, ставящие перед собой цель модернизации национальной экономики и новой реиндустриализации. Политики не ортодоксы и не мейнстримного мышления. Ну а пока на Грушевского, Банковой и Институтской заседают их полные антиподы…

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

 

 

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>