Пуля и крест: 5 украинских книжек о вурдалаках

Украинская демонология всегда нуждалась в популярной расшифровке на уровне романа ужасов, мистического детектива и прочего остросюжетного чтива. И хотя победить инфернальные силы не всегда удавалось, впрочем, даже "беззащитность" героев становилась "защитной" практикой для следующих поколений воинов и охотников.

Пуля и крест: 5 украинских книжек о вурдалаках
Фото из открытых источников

Игорь Бондарь-Терещенко

поэт, драматург, арт-критик

Украинская демонология всегда нуждалась в популярной расшифровке на уровне романа ужасов, мистического детектива и прочего остросюжетного чтива. И хотя победить инфернальные силы не всегда удавалось, впрочем, даже "беззащитность" героев становилась "защитной" практикой для следующих поколений воинов и охотников.

Юрий Сорока. Пуля для оборотня. – Х.: Фолио, 2018

Фото из открытых источников

Расследовать странные вещи, которые происходят на окраинах тихого подольского городка, берется удалой рубака, бывший куренной атаман Запорожской Сечи, а ныне частный детектив Семен Ольховский-Паливода. Ведь все чаще выходцы из ада терроризируют местных жителей, держа в страхе их мирный край. Но кто они? Зачем пришли на эти земли? " - Итак, - Пилипенко откашлялся, - ликантропы, которых кое-кто именует оборотнями, или вервольфами, появились в то время, когда Бог создал человека. По крайней мере существует мнение, что они являются потомками детей Лилит - первой жены Адама, который был изгнан из Эдема. Как гласит легенда, Лилит имела четырех детей, которые были отданы на воспитание зверям - тигру, медведю, змее и волку. На воспитание волку попала дочь Лилит по имени Эноя. Именно она и стала прародителем всех оборотней, которые подстерегают свою добычу в ночных чащах во время полнолуния".

Леонид Кононович. Чигиринский сотник. – Х.: Фабула, 2017

Фото из открытых источников

В этом романе - искренняя "казачья" аутентичность, яркий стиль повествования, динамичное действо. Ведь сегодня все охотятся за сюжетом и мало кто заботится об орнаментальности истории, где не только взрывы пушек и мушкетов, но и аутентичный контекст. Оружие, наряды, традиции и ритуалы, когда герои "в кожухах, вивернутих догори вовною, у шапках пелехатих, і під кожним бахмат добрячий", и "тільки зблизька знати було, що то щирі запорожці, бо в шаблі, ратиська й огневу стрільбу озброєні". Таким образом продолжается этот остросюжетный рассказ о маленьком казаке, словно вышедшем из древней мифологии этаким неунывающим ездоком по демонологии нашего края. По сути, "Чигиринский сотник" - это настоящий рыцарский роман, который в угоду современной моде приходится рекламировать как "казацкое фэнтези". Именно здесь Дикое Поле и Базавлуцкий лес, где в аду Чернобог-Триглав властвует, а в этом мире ему служат ведьмы, перелесники и песиголовцы. И где живут казаки-характерники, которые молятся отцу Дажьбогу и Матери Божьей, Пречистой Ладе, к чьей истории автор романа сюжетные ходы прокладывает. И если у того же Толкина миром перстень правит, то здесь — Троянов ключ, которым Господь землю отпер и который попадает в Украину, когда над ней беда нависнет.

Александр Завара. Песиголовец. – К.: Издательство Жупанского, 2017

Фото из открытых источников

Герой этого "этнографически-религиозного", а на самом деле - мистически-детективного триллера, по сюжету, теряет популярность, но его мысли относительно ее восстановления вполне дельные. "Кое-кто считает, что писатели – это настоящие маньяки. И если бы они не писали произведения, то убивали бы людей и запутывали дело таким образом, чтобы оно стало похоже на игру", - подсказывают нам рецепт успеха. Впрочем, сам герой никого не убивает, за него это делают персонажи древней истории нашего края, которые вмешиваются в его жизнь с самого детства. Стремясь найти сногсшибательный сюжет для своего романа, наш герой с "настоящим" именем Иван Побиван едет с семьей в Прикарпатье, чтобы наведаться на таинственную Поляну вечной росы. Ведь именно в этих местах, еще в детстве, он видел иконку с изображением Святого Христофора псоглавца, и именно это, по его мнению, может стать основой нового текста. Как бы то ни было, но очередной "психоделической" истории в духе "Немного тьмы" Любка Дереша с энергетическими вампирами и туристическими страшилками мы не дождемся, потому что все теперь реально и по-настоящему. А как иначе может быть в сказочном лесу? В котором, добавим, со времен массового обращения язычников-полян в христианство живут лесорубы-людоеды, а также тот самый оборотень Волк, который спасет героиню, но не читателя – от увлечения очередной искусной мистификацией.

Галина Пагутяк. Господин в черном костюме с блестящими пуговицами. – Л.: Пирамида, 2017

Фото из открытых источников

Действие этого мистического романа происходит в реалистических декорациях, для достоверности украшенных привычными топонимами – Дрогобыч, Самбор, Львов. Но даже история, описанная Иваном Франко, будучи взята за основу этого триллера, все равно напоминает одну из моделей будущего. В котором прошлое, конечно, разрослось буйным цветом бойковских легенд и лемковских поверий. Поэтому в этом выдуманно-настоящем мире живут герои романа –  малолетний Орко (Орест), его сестра Орися, которая погибла от упыря, но тоже "живет", потому что ее слишком долго хоронят, истосковавшийся отец Петр, который "не видел ничего странного в том, что умерший Митро является в Урож и зовет малого", отец Онуфрий, похожий на гоголевского Хому Брута, и местечковый фотограф-агностик Юлиан. Если откровенно, то все это напоминает "Обитель зла" с Милой Йовович, зомби и Апокалипсисом наяву. Упыри начинают и выигрывают, экранизация по-украински не за горами, альтернативная история родного края все больше смахивает не на мифологию, а на вполне возможное будущее в координатах наших техногенных революций.

Марина Смагина. Волковицы. – К.: КМ-Букс, 2017

Фото из открытых источников

Казалось, писать сегодня захватывающее фэнтези, не наследуя лучшие образцы этого жанра вроде произведений Джоан Роулинг, Джона Толкина или Джорджа Мартина, почти невозможно. И тем не менее, талантливому автору из Херсона в ее дебютном романе, который победил на конкурсе "Коронация слова", это удалось. В принципе, "фольклорными" тропами народной традиции недавно уже прошлись и Таня Малярчук с ее "Зверословом", и Руслана с ее "Дикими танцами", заимствованными из гуцульской культуры. Впрочем, в "Волковицах" все иначе. С одной стороны, здесь так же воскресает древняя карпатская магия, помноженная на украинскую демонологию с мифологией вкупе. Но в том-то и дело, что, виденная как бы сбоку, а не из обыденного, прикладного и дидактического нутра этого явления – фольклорного произведения в обрамлении современных писательских техник, – история о гуцульском селе, которое не найдешь ни на одной карте, видится действительно волшебной, зачарованной, почти колдовской. Собственно, и по самому сюжету, когда юная студентка попадает в седую древность истории рода, распутывая магический клубок проклятия и древних чар, настоящее сталкивается с прошлым во всей его "фольклорной" красоте. Когда "события совпадают и переплетаются, образуя странный узор на полотне времени".

Игорь Бондарь-Терещенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>