Реалити vs фэнтези: 5 книг, которые отрезвят после праздников

В новогоднем поздравлении президента мы недаром услышали память прежде всего об актуальных событиях локального, военного характера, которые имеют глобальный характер для всего мира, что хочет мира. Поэтому не удивительно, что в книгах этого обзора даже фантастические приключения, описанные в стиле реалити-шоу, не дают забыть о действительности, в которой мы все жили, живем и будем жить

Реалити vs фэнтези: 5 книг, которые отрезвят после праздников
Фото из открытых источников

Игорь Бондарь-Терещенко

поэт, драматург, арт-критик

В новогоднем поздравлении президента мы недаром услышали память прежде всего об актуальных событиях локального, военного характера, которые имеют глобальный характер для всего мира, что хочет мира. Поэтому не удивительно, что в книгах этого обзора даже фантастические приключения, описанные в стиле реалити-шоу, не дают забыть о действительности, в которой мы все жили, живем и будем жить

Амброз Бирс. Собрание сочинений. – Т.1. – К.: Издательство Жупанского, 2017

Фото из открытых источников

Наконец-то этот автор - один из основателей жанра американской новеллы, самый выдающийся после Эдгара По писатель "страшного" жанра, которому подражал Лавкрафт - переведенный на русский. Еще позапрошлого века его военные истории пугали обывателей сюжетами и образами неизвестного литературе кошмара. Даже у современного читателя, закаленного голливудскими страшилками, они могут вызвать страх, дискомфорт, недоумение. А все из-за погружения в самое сердце тьмы, где нет места играм в искусство, и не удивительно, что в первый том произведений этого таинственного автора вошли классические "Рассказы о солдатах и штатских", а также сборник рассказов "Может ли такое случиться?". Их автор предусмотрел все возможные форматы американской военной прозы ХХ века, и не случайно каждое поколение писателей, которые писали о войне, начиная с современников Хемингуэя, каждый раз открывали для себя Амброуза Бирса. Страшного, загадочного, непостижимого. "То были люди, - описывает увиденное его герой, словно в ночном кошмаре. - Некоторые рачковали. Некоторые ползли на животах, таща за собой неподвижные ноги. Некоторые передвигались на коленях, покачивая безвольними руками. Некоторые старались встать на ноги, но тут же падали. Неестественным, ни на что не похожим было это движение. Фут за футом. В том же направлении. В одиночку, парами, группами они выныривали из мрака. Десятками и сотнями ползли эти люди; ими кишело все вокруг, куда только можно было бросить взгляд в густом сумраке; а черный лес позади, казалось, служил неисчерпаемым их источником".

Новости по теме

Симона Вилар. Ловушка для орла. – Х.: Клуб Семейного Досуга, 2017

Фото из открытых источников

По сногсшибательныму сюжету этого исторического романа, автора которого называют "украинским Дюма", его герои, английский шпион и юная красавица, которую он похитил, оказываются на пустынных берегах шотландского севера. Девушка, конечно, влюблена в своего похитителя, но впереди ждут опасные приключения, которые происходят на фоне вражды между кланами, попытке короля Якова ІV их объединить, и слухов о великой войне. Если кто-то в этих краях узнает, что Дэвид - английский шпион, его ждет расправа. Кроме того, девушка уже поняла, кто ее похититель, и от нее теперь зависит судьба юноши. Что же до упомянутой войны и в целом историзма повествования, то все в романе растолковано автором довольно профессионально, не забыта и пресловутая битва при Флоддене, исход которой был решен с помощью пушек, и в которой погибла вся шотландская военная элита вместе с монархом. "Никто не ожидал, что маленькие флотские пушки способны сделать такое. Но, видимо, канониры лорда адмирала Говарда были более опытные за шотландских, а может, небольшие пушки легче было передвигать и устанавливать там, откуда обстрел был более удачный, во всяком случае через пару минут вражеские выстрелы просто разгромили батарею мастера Бортвика. Небольшие ядра летели не в ряды пехоты или рыцарей, а именно туда, где между отрядами шотландцев располагались большие кулеврины. И если литые стволы "Семи сестер" остались невредимы, то ядра неприятеля просто разнесли на куски людей, которые толпились возле них. Это было ужасно!"

Новости по теме

Борис Марковский. Я напишу еще одну строку... - К.: Каяла, СПб.: Алетейя, 2017

Фото из открытых источников

В новой книге киевского автора, который давно живет в Германии, собраны его стихи, переводы из Рильке, Тракля, Целана, Гессе, а также проза и, в частности заметки "Черное солнце Мандельштама". В частности, в этом исследовании можно найти ключ к пониманию не только репрессированного классика, но и творчества самого автора, что демонстрирует широкий спектр средств "жизнь и выживание" то ли во внешней, то ли во внутренней эмиграции. В любом случае все оно предполагает свободу высказывания, умноженную на техническую сноровку, философию будней, а также реализацию всех возможных метафор, которые встречаются в нашем бытии. Поэтому если это разлука, то настоящая, если ирония, то только относительно себя, но если выдумка, то похожа на горькую реальность. "Мама сидит напротив, все еще красивая, восьмидесятивосьмилетняя. На ней синий шелковый халат. Мы пьем кофе. В этом году необычайно ранняя весна. Термометр за окном показывает +18. - Когда ты вернешься? - спрашивает она. - Дней через десять... Мы оба знаем, что я говорю неправду". То же в поэзии этого "универсального" автора с правдами на каждый день, ведь недаром в упомянутой книге о Мандельштаме он вспоминает слова Романа Якобсона о разнице между поэтической и "практической" речью – стихи у него удивительно обыденные, даже будучи причудливо причудливыми. И даже любимый Мандельшам, который писал о сыне века с "прекрасным глиняным ртом", залитым властью мертвым свинцом, в этой сборке образуется на образ очередного "пепла империй", из которого растут стихи этого автора. "Как я живу - не спрашивай о том. / Стою себе, как обгоревший дом, / уже почти разрушенный ветрами... / Стою себе c обуглившимся ртом, / угаданный бессмертными словами".

Новости по теме

Владимир Рафеенко. Долгота дней. – Х.: Фабула, 2017

Фото из открытых источников

Эта книга - по сути, донецка хроника предвоенного, а также военного времени, состоящая из двух частей. Прежде всего - история университетского профессора, который "работать философом при бандитах не мог и не хотел", поскольку "Украину любил, пусть и несколько осторожно, а вот русского мира откровенно опасался, как всякий неглупый человек, к тому же и сын репрессированного". Что же до второй части донецкого эпоса, то это сборник новелл, написанных главным героем романа. Именно в этих свидетельствах времени, в которых абсурд перемешан с местными трагедиями, в большей степени отражена та неопределенная грань, что разделяла два периода – довоенный и военный – в родном городе автора. Донецк здесь назван "городом Z", а условия, в которых приходится находиться герою, который сначала уехал в Киев, а потом вернулся, похожие на фронтовые новости. "Поиск еды и питья, отсутствие работы и безопасности, - догоняют его новости из предыдущего, романного раздела. - Боевики на улицах города, российские СМИ в мозгах. Поговорить не с кем. И лучше ни с кем даже и не говорить". Впрочем, автор уверен, что его роман не только о войне. Она о людях, которые оказались в заложниках ее еще по мирному времени. Она об Украине, в состав которой входит Донбасс, о чем не следует забывать. Наконец, роман с новеллами Рафеенко – о жизни, которая в любое время побеждает смерть. Особенно, если ее художественно зафиксировать для того, кто выжил.

Новости по теме

Богдан Коломийчук. Король боли. – Х.: Фолио, 2017

Фото из открытых источников

Сюжет этого романа остается причудливой средневековой историей, пока силы зла не вызовут на поединок одного из героев. У которого появится цель, что проведет его сквозь все головокружительное повествование – по воле короля Сигизмунда II Августа найти и спасти от гибели королевского ребенка. В общем история рыцаря-наемника-любовника тех времен, когда Галичина была под властью Речи Посполитой, не укладывается в сюжетные клише того, что мы привыкли читать про эту романтическую эпоху. Сейчас имеем дружбу двух одиночек – того самого дженджуристого воина и его друга мага-алхимика, однако в большинстве рассказов все адские круги своих приключений герои проходят самостоятельно. И это не удивительно, ведь одолеть такую силу, которой в романе выступает король средневекового мира, легендарный король боли, обычному человеку без поддержки оккультных сил, но главное – хорошего друга – просто невозможно. Даже если вокруг привычный мир чертей, демонов, нимф и леших, другого ты никогда не знал, и человеческие отношения с этим миром означают не вражду, а сосуществование на равных.

Игорь Бондарь-Терещенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров