Сменить камуфляж на деловой костюм: Как действуют экономические инструменты деоккупации

С точки зрения обкатывания различных моделей демилитаризации и реинтеграции, ситуация с корейским конфликтом является действительно уникальной базой для анализа и прогнозирования межгосударственных конфликтов любой сложности. А так как Украина сейчас стоит, можно сказать, у истока подобного конфликта, мы должны быть более других заинтересованы в препарировании и адаптации к нашим условиям любых международных аналогов. Это позволит нам выйти к "устью" конфликта не на протяжении десятков лет, а значительно раньше. Кроме того, крайне важно для Украины понять, как в условиях военного конфликта можно успешно развивать политические институты и свою экономику

Сменить камуфляж на деловой костюм: Как действуют экономические инструменты деоккупации
Ким Чен Ын и Мун Чжэ Ин AFP

Алексей Кущ

экономист

С точки зрения обкатывания различных моделей демилитаризации и реинтеграции, ситуация с корейским конфликтом является действительно уникальной базой для анализа и прогнозирования межгосударственных конфликтов любой сложности. А так как Украина сейчас стоит, можно сказать, у истока подобного конфликта, мы должны быть более других заинтересованы в препарировании и адаптации к нашим условиям любых международных аналогов. Это позволит нам выйти к "устью" конфликта не на протяжении десятков лет, а значительно раньше. Кроме того, крайне важно для Украины понять, как в условиях военного конфликта можно успешно развивать политические институты и свою экономику

В Сингапуре состоялась историческая встреча лидеров двух еще недавно враждующих стран – США и Северной Кореи. Завершилась она подписанием соглашения, результатом которого станет отказ "северян" от ядерного оружия в обмен на гарантии безопасности для властной элиты, снятие западных санкций и возможный поток инвестиций, преимущественно с юга. Еще буквально несколько месяцев назад стрелка часов, символизирующая приближение мира к ядерной катастрофе, застыла почти на отметке "полночь", при этом противники угрожали испепелить друг друга. Но на встрече они мило прохаживались в кулуарах и могли напугать мир разве что своими прическами.

The White House

Конфликт КНДР и Южной Кореи, равно как и участие в нем США и Китая, наглядно показывает нам, что в ХХІ веке экономические инструменты влияния постепенно вытесняют на периферию любую идеологию вместе с глобальной политикой. Ну вот зачем, скажите на милость, Ким Чен Ыну идеология чучхе любимого деда, если он не может свободно поехать в далекий Диснейленд, о котором грезил в препубертатном периоде тихими пхеньянскими вечерами….  

Буквально через несколько лет, если Ыну не залетит какая-нибудь "чхе" за воротник (чхе по-корейски – "сущность"), Северная Корея вполне может стать неким синтезом Южной Кореи и Китая, где наряду с доминирующей идеологией будут развиваться вполне рыночные кластеры экономического роста, обильно сдобренные китайскими, южными и американскими инвестициями. Учитывая специфику корейцев, позитивный результат не заставит себя долго ждать. Как тут не вспомнить, что в порыве глубокой любви к "белому отцу из Вашингтона" наши туземные вожди в 2016-м отменили безвизовый режим с КНДР, который действовал еще со времен СССР и был унаследован нами в порядке правопреемства. Думаю, американские союзники вполне могли бы обойтись и без такого чисто хуторянского прогибания, но теперь, учитывая перспективы раскрытия северокорейского рынка, как-то "невдобно" получилось.

Новости по теме

С точки зрения обкатывания различных моделей демилитаризации и реинтеграции, ситуация с корейским конфликтом является действительно уникальной базой для анализа и прогнозирования межгосударственных конфликтов любой сложности. А так как Украина сейчас стоит, можно сказать, у истока подобного конфликта, мы должны быть более других заинтересованы в препарировании и адаптации к нашим условиям любых международных аналогов. Это позволит нам выйти к "устью" конфликта не на протяжении десятков лет, а значительно раньше. Кроме того, крайне важно для Украины понять, как в условиях военного конфликта можно успешно развивать политические институты и свою экономику. Как показывает опыт Южной Кореи, угроза вторжения с севера не помешала южанам войти в двадцатку самых развитых стран мира и вплотную подойти к более амбициозной цели – вхождению в десятку государств с точки зрения базовых критериев оценки. Сегодня экономика Южной Кореи одной из первых подошла к созданию творческой модели инновационного типа. Скорее всего, Южная Корея практически одновременно с Японией в обозримом будущем перейдет к новому технологическому укладу - НБИК-конвергенции. Речь идет о шестом технологическом укладе, когда будут объединены результаты нано-, био-, информационных и когнитивных технологий (отсюда и название).

Сеул AFP

При этом и сегодня на трассах, ведущих к Сеулу, можно наблюдать нависающие над дорогой гигантские бетонные блоки с местами для закладок взрывчатки: в случае прорыва северокорейских танков, эти бетонные конструкции должны быть взорваны, чтобы осложнить продвижение бронированных колонн противника. Кроме того, север доказал, что способен создать не только ядерные боеголовки, но и ракеты-носители, так что опасность ядерного удара по городам юга полуострова была не такой уж и надуманной. Тем не менее это почему-то не остановило иностранных инвесторов в их желании инвестировать в Южную Корею сотни миллиардов долларов. А все потому, что при упоминании Южной Кореи на инвестиционных форумах первое, что приходило на ум, это инновации, законность, качество предпринимательской среды. О военном конфликте с севером в деталях знают лишь любители истории – этот риск не является ключевым при инвестиционной оценке бизнес-проектов в данной стране. А вот при упоминании нашей страны "когнито" европейца ограничивается лишь следующими категориями: бардак, коррупция, беззаконие, война. Как видим, угроза военного конфликта не всегда рассматривается как базовый риск (доказано Израилем, Южной Кореей, Кипром).

Изначально конфликт между двумя Кореями был обусловлен буквально тектоническим разломом в их идеологемах: северян обвиняли в том, что они марионетки Кремля и Пекина, а южан – в вассальной зависимости от Белого дома. За севером стояли Китай и СССР, за югом – США. У каждой из сторон была своя фундаментальная идеология: на севере - разновидность коммунизма (система чучхе), на юге – самый неприкрытый капитализм. Обе стороны до сих пор находятся в состоянии войны, их разделяет не граница, а демаркационная линия. Каждый участник конфликта массово применял самые изощренные методы государственной пропаганды, а любые контакты с противником клеймились позором даже на уровне семейных взаимоотношений. "Предатель севера", "продажный южанин" - такие словосочетания стали устойчивыми лексическими единицами обыденной речи.

За время конфликта погибли сотни тысяч человек с обеих сторон, причем на стороне северян гибли китайские добровольцы и советские пилоты, а на стороне южан – американские солдаты. Перманентные конфликты вспыхивали даже в наше время, причем достаточно кровавые. Был и свой сбитый "Боинг". Доходило даже до кровавых курьезов. Вспомним, например, "инцидент с убийством топором" или "инцидент с обрезкой дерева", когда группа американских и южнокорейских солдат в августе 1976 года подверглась атаке северян, вооруженных топорами и дубинами. Дело в том, что офицеры армии США решили обрезать ветки тополю на линии разграничения, а тополь посадил еще сам Ким Ир Сен. Листва мешала обзору. Северокорейцы не смогли стерпеть подобного святотатства, ведь для них подобный тополь - как неопалимая купина для христиан на Синае, и бросились в атаку с подручными средствами. В результате два американских офицера были убиты, а девять получили ранения. В дальнейшем спецназ США при поддержке авиации, срубил ненавистное лиственное, оставив для надругательства лишь шестиметровый пень. Видимо, как некий символ унижения противника.

Военные инженеры США обрезают тополь, 1976 год AFP

Можно вспомнить и взрыв Boeing 707 над Андаманским морем в 1987 году, в результате которого погибли 115 человек (пассажиры и члены экипажа), летевшие по маршруту Багдад – Сеул. В этом преступлении обвинили северокорейские спецслужбы, ведь целью теракта был срыв летних Олимпийский игр в Сеуле. Один из подрывников в ходе задержания покончил с собой, а его напарница Ким Хен Хи была арестована и затем оправдана как слепое орудие в руках северокорейского режима. Кстати, по некоторым данным, инициатором взрыва был отец нынешнего Ына. В дальнейшем террористка успешно вышла замуж за своего телохранителя и родила ему двух детей. О ней снимали душераздирающие фильмы и писали книги с названиями вроде "Слезы моей души".

Были также кровавые инциденты, направленные на срыв чемпионата мира по футболу, который проходил в Южной Корее, артиллерийские обстрелы, морские сражения и даже гибель корвета южан, торпедированного подводной лодкой северян. И все это буквально несколько лет назад.

Сейчас уже можно с точностью сказать, что первым и ключевым мостом, который дал старт примирению двух Корей, стал Кэсонский промышленный парк, запущенный в 2004 году. Именно здесь северяне смогли увидеть преимущества кластерного развития. И для этого вовсе не нужно было переходить "в веру" южан. Кэсонский промышленный парк размещен на территории КНДР, в 10 километрах к северу от демилитаризованной зоны. На данный момент на территории промышленного парка осуществляют деятельность 120 южнокорейский малых и средних компаний и 15 крупных корпораций. Торговый оборот зоны составляет в среднем 2 млрд долл. в год, на производстве занято более 50 тыс. человек (в основном из Северной Кореи).

Новости по теме

Украина тоже может успешно применять экономические инструменты деоккупации. Например, применение на неподконтрольных территориях Донецкой и Луганской областей такой эффективной модели, как демилитаризованные свободные экономические территории (ДеСЭТ).

С учетом целого ряда факторов на данный момент наиболее реально создание ДеСЭТ в Алчевском промышленном районе, Енакиевско-Макеевской агломерации, Харцызске, а также в местах угледобычи: Антрацит, Ровеньки, Свердловск. Создание ДеСЭТ может стать новой инновационной формой деоккупации неподконтрольных территорий, переходным этапом к полной интеграции их в экономическое и политическое пространство Украины.

Преимущества ДеСЭТ заключаются в том, что в результате их функционирования местные лидеры постепенно сменяют камуфляж на деловые костюмы, а валютная выручка вносит свою порцию когнитивного диссонанса, когда сторонники "русского мира" или "мира чучхе" начинают понимать, что экономика все же первична, а политика и государственная идеология – это лишь инструменты для закрепления этой "первичности" на международной арене, иногда за счет тех, кто не понимает эту простую истину.

А для нас это еще и наглядный урок того, что состояние перманентного конфликта может либо стимулировать инновационное развитие страны, так как побуждает к поиску нестандартных решений в кризисной ситуации (Израиль, Кипр, Южная Корея), либо наоборот – маргинализировать местные элиты, которые в попытках удержаться при власти постепенно начинают использовать военный конфликт как основу для формирования внутренней деструктивной государственной идеологии и повод для постоянного выпрашивания иностранной помощи и кредитов.

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...