Страхи России толкают ее на агрессию

Россия постоянно опасается вторжения, и это является движущей силой российской политики. "Зацикленность России на своей географии является своего рода невротическим расстройством, которое и является причиной неуверенности Москвы", – пишет автор этой статьи в New Eastern Europe. По его мнению, из-за этого Россия ведет "воинственную политику" в отношении Европы.

Страхи России толкают ее на агрессию
Из открытых источников

New Eastern Europe

Польский журнал

Россия постоянно опасается вторжения, и это является движущей силой российской политики. "Зацикленность России на своей географии является своего рода невротическим расстройством, которое и является причиной неуверенности Москвы", – пишет автор этой статьи в New Eastern Europe. По его мнению, из-за этого Россия ведет "воинственную политику" в отношении Европы.

Оригинал на сайте New Eastern Europe

"Владимир Путин говорит, что он — верующий человек, очень благоговейно относящийся к русской православной церкви. Если так, то вполне возможно, что каждый вечер, ложась спать, он молится и спрашивает у бога: „Почему ты не создал в Украине какие-нибудь горы?"". Это знаменитые слова Тима Маршалла из его книги "Узники географии".

На протяжении всей истории Россия испытывала страх из-за своей равнинной территории. Развеял эти опасения суровый климат. Из-за суровой русской погоды Наполеон и Гитлер нашли здесь свою смерть. Маршалл утверждает: "Земля, на которой мы живем, всегда формировала нас, она формировала войны, политику и социальное развитие народа, который теперь живет практически во всех частях света".

На протяжении всей истории России угрожали вторжения, и именно западные границы России, лишенные гор, всегда оставались уязвимыми из-за отсутствия естественной защиты. Если рассматривать вопрос в более широком контексте, Россия лишена доступа к теплым, незамерзающим водам.

Новости по теме

В отличие от ее европейских соседей, стране не хватает морских торговых путей, из-за чего ее территория является для нее огромным бременем. В годы царствования Екатерины II Россия доминировала в европейской политике благодаря своей более ранней экспансии в Восточную и Северную Европу после победы над Османской империей, Речью Посполитой и Швецией.

С тех пор территория России простиралась на бескрайних землях уже от Балтийского и Северного морей на севере и Черного моря на юге.

После Первой мировой войны и после большевистской революции в России большевики также пытались сохранить наследие и традиции Екатерины II, поддерживая российскую власть на основной территории страны и на ее задворках, контролируя ключевые стратегические эшелоны на Черном и Каспийском морях.

В XIX веке Франция и Великобритания пытались сдержать российскую экспансию на Балканах, Ближнем Востоке и в Азии. Чтобы закрыть россиянам доступ к Индийскому океану, против России велась знаменитая "Большая игра". В этом географическом тупике Россия всегда придерживалась наступательной стратегии, доминируя в ключевых стратегических точках в "Хартленде" — районе между Черным и Каспийским морями, охватывающем Кавказ и Центральную Азию.

Известный британский географ и геополитик Харфорд Маккиндер изложил стратегию русских в следующем изречении: "Кто контролирует Восточную Европу, тот командует Хартлендом; Кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом; кто контролирует Мировой остров, тот командует миром".

В принципе, для Великобритании это было предупреждением "из первых рук" о необходимости сдержать Россию, прежде чем она станет угрозой британскому правлению на субконтиненте за счет контроля над географической осью мира. География России является вопросом ее существования, разделенного между европейскими и евразийскими землями.

В условиях этого экзистенциального тупика Кремль придерживается мнения, согласно которому с наступлением каждой эпохи перед Россией возникает новая экзистенциальная угроза, и Россия должна обеспечить себе сферу господства — явную или скрытую, политическую или стратегическую, традиционную или нетрадиционную.

В этой связи представляется очевидным, что стремление России к самодержавному правлению и централизованной политической системе обусловлено ее одержимостью, зацикленностью на своей внутренней и внешней безопасности.

Эта одержимость возникла во времена холодной войны, когда у российского лидера возникли подозрения по поводу того, что США берут Россию "в кольцо" посредством расширения НАТО в Европе. Сталин, который во время Второй мировой войны был союзником Франции, Великобритании и США, после ее окончания перестал верить в то, что Запад собирается географически изолировать Россию.

Хотя по плану Рузвельта предполагалось создать новый мировой порядок с участием четырех "полицейских", в соответствии с которым после окончания войны в Восточной Европе должна была господствовать Россия, в реальной жизни этого не произошло, и Россия вновь оказалась в географической ловушке.

Этот новый страх преобладал как во внутренней, так и во внешней политике России на протяжении всей холодной войны.

После окончания холодной войны и падения Берлинской стены Россия вступила в новую фазу географического заблуждения, потеряв большую часть своей территории — иностранные государства, которые она по-имперски контролировала.

Новости по теме

Образованная затем Российская Федерация испытывала кризис руководства, переживала внутриполитический хаос и столкнулась с сепаратизмом в оставшихся административных частях, главным образом в Чечне, что стало для России серьезной проблемой.

Когда в 2000 году в России к власти пришел Путин, он подтвердил верность традициям Советского Союза и подавил внутренние восстания путем централизации политической системы России. Его военные авантюры в Грузии, Молдавии и в Украине стали наглядной демонстрацией его наступательного внешнеполитического мировоззрения, согласно которому Россия не намерена уступать свои территории.

Точнее, его военные интервенции в Молдавии, Грузии и в Украине отражают его геополитическое видение возрождения старого советского наследия, попытку восстановить российское влияние на ключевых территориях советской империи, чтобы вырваться из географической ловушки.

В геополитическом плане его новая великая стратегия направлена на защиту российской "империи" от посягательств будущих наполеонов и гитлеров, которые он, как это ни нелепо, считает неизбежными.

Если говорить коротко, речь идет о вечном страхе вторжения, который движет российской внешней политикой. И зацикленность России на своей географии является своего рода невротическим расстройством, которое и является причиной неуверенности Москвы.

Таким образом, одержимость России берет начало в этой географической ловушке, которая, в свою очередь, определяет наступательную и воинственную политику России по отношению к Европе.

Шахзада Рахим

Перевод ИноСМИ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>