Фото из открытых источников

Андрей и Светлана Климовы. Моя сумасшедшая. - Х.: Фабула, 2017

Фото из открытых источников
...Происходит эта романная мистерия харьковских авторов на фоне знакомых с хрестоматийной классики литературных ландшафтов: улица Сумская, театр "Березиль", опустевший дом "Слово". Коротко, искусными штрихами изображена безумно-трагическая эпоха 1930-х годов, вызванная страхом (и бесстрашием) перед политическими репрессиями. И воспроизведено все это с пристальным вниманием к малейшим деталям быта, поскольку авторы имеют непосредственное отношение к местному Литературному музею. Интрига романа "Моя сумасшедшая" – лирического эпоса с чертами литературного триллера – закрученная вокруг самоубийства Николая Хвылевого. "Неужели я лишний человек потому, что люблю безумно Украину?" - писал он перед тем, как во время "чаепития друзей" в кабинете писателя прозвучал роковой выстрел. А еще в этой истории – немало о его таинственном чемодане с рукописями, в котором оказались в частности дневники с пророческими видениями мистического рода, которые имеют отношение к истории Украины, ее культуре и отдельным судьбам, смертям и любви. Впрочем, мистическими в романе они кажутся лишь непосвященным, а тот из героев, кто прочитал эти страшные пророчества, вскоре понимает, что "вымысла и игры воображения в них не больше, чем в приходских книгах, где регистрируются даты смерти, крещения и брака". При этом любой "разъяснительный" постмодернизм еще далеко впереди, мертвые глаза литературных коммунаров заглядывают в души героев, пить и заниматься любовью с коммунизмом за сеновалом приходится все чаще, поэтому без спасительного прикладывания холодного браунинга к виску в этом писательском дурдоме, описанном в романе, не обойтись.

Новости по теме: Методы и стратегии: Топ-5 книг об отношениях в бизнесе, жизни и любви

Ингеборг Бахман / Пауль Целан. Пора сердечка. – Черновцы: Книги-ХХІ, 2016

Фото из открытых источников
"Греховная" любовь начинающей поэтессы к старшего от нее на шесть лет "автору важнейшего немецкого поэтического сборника последнего десятилетия", как писали тогдашние газеты о Пауле Целане, была возможна на фоне отдыха европейской культуры сверхреальности. То есть когда прошла идея национал-социализма, помноженная на философскую "смерть Бога", и у литераторов появилась возможность перейти к локальным ценностям: маковый цвет, которым Пауль засыпал комнату своей возлюбленной, ее кокетство в письмах вроде "я люблю тебя и не хочу тебя любить, это слишком много, и слишком тяжело, однако прежде всего я люблю тебя". Позже все это преобразилось на постмодернизм, но пока что Целан просил корреспондентку писать коротко, чуть ли не в стиле фронтовых реляций, зато Бахман уже почувствовала вкус "живой" жизни, заигрывая с конкретикой на нескольких листах очередного письма с обязательно вложенными стихами. Может, именно из-за этого Целан покончил с собой, бросившись в Сену? Зато Бахман, эта "морская нимфа с волосами ангела, которая беспрестанно курила и разговаривала почти шепотом, вздрагивая от каждого телефонного звонка", уже в шестидесятых продолжала играть с реальностью, работая над циклом романов "Виды смерти", в одном из которых написала про своего любимого. Одинокий и целомудренный румын-эмигрант Целан преобразился здесь на эмигранта-мадьяра Ивана, о котором героиня романа говорила, что "Иван вернул мне способность смеяться", "Ивана я не боюсь, даже тогда, когда он заламывает мне руки за спину и не дает мне двигаться", и "через Ивана, которому нужна игра, я изучила группу бранных высказываний", а также "пообещала Ивану надевать только такие платья, которые делают меня красивой и счастливой", но по крайней мере с травматическим национал-социализмом точно было покончено.

Новости по теме: Вторая мировая или Отечественная? Топ-5 новых книг о войне

Даниэла Стил. Чары. – Х.: Клуб Семейного Досуга, 2017

Фото из открытых источников
Романтическое начало романа о парижский бомонде и его помпезных привычках предусматривает вполне логичное продолжение – с обязательной в этом смысле эротикой и другими "эмоциональными" составляющими жанра. Роскошный бал, на который ежегодно собирались в Париже избранные, давно уже превратился в богемный фетиш с тысячами приглашенных, которые развлекаются уже в нескольких местах мира. От самого начала романтическая история о магии любви постепенно превращается в приключение в стиле рассказов Фредерика Бегбедера, когда женатый пятидесятилетний плейбой – как в новейшем фильме "Идеаль" современного французского классика – влюбляется в русскую красавицу. Конечно, страдает жена, которая, кроме того, бесплодная, что придает этой авантюрной истории драматического характера, переводя жанр любовного романа совсем в другой, более трагический регистр. "Последние восемь месяцев у него продолжался роман с двадцатилетней российской супермоделью, - сообщают нам в стиле детективного расследования. - Полгода назад девушке хватило глупости забеременеть. Она вынашивала двойню. Аборт делать отказалась. Ґреґорио уже имел романы, много романов, но никаких внебрачных детей. А учитывая неспособность Бенедетты зачать, сам факт беременности девушки причинял ей боли. Это был худший год в ее жизни". Стоит ли говорить, что последствия этой авантюры от автора, что продала уже более миллиарда своих книг, не замедлят.

Новости по теме: Последняя территория: Топ-5 книг о том, где лучше жить

Юрий Винничук. Житие гаремное. – Х.: Фолио, 2017

Фото из открытых источников
Когда это скандальное произведение начинало печататься в легендарной газете "Post-Поступ", украинская литература только входила в период постмодернистской игры и мистификации. И не удивительно, что реакция на "осквернение национальной идеи" была соответствующей и в самой Украине, и за ее пределами. Местный Союз украинок угрожал судом, диаспорные читатели массово отрекались от подписки на журнал "Современность", где публиковались не менее скандальные "Рекреации" Юрия Андруховича, а кое-кто даже собирался покончить с собой из-за такого позора. "Господин Винничук, - писали к автору "Жития гаремного", - прочитав в газете "Post-Поступ" в рубрике "Школа любви" Вашу публикацию "Житие гаремное", мы были до боли поражены этим кощунством". Оно и не удивительно, ведь это произведение о бедной украинской пленнице, Насте Лисовской из Рогатина, которая звалась Роксолана, было обильно иллюстрировано сценами "разнузданного", как на целомудренного постсоветского украинца, секса во всех возможных (и невозможных) ракурсах, позах и позициях. Который бесстыдно просматривался даже сквозь кудрявый стиль начала XVIII века. Со временем этот хрестоматийный текст занял место "украинского Декамерона", а его автор обрел славу непревзойденного мистификатора своего времени.

Новости по теме: Сказки не для детей: Топ-5 книг, в которых происходят странные вещи

Даг Эйстейн Ендшьо. Секс и религия. – Л.: Издательство Анетты Антоненко; К.: Ника-Центр, 2017

Фото из открытых источников
В книге известного норвежского ученого и правозащитника немало сведений не только об "эротичности" современной культуры отношений, но и огромный массив информации относительно непростых отношений между сексом и всевозможными религиями на протяжении всей истории человечества и в различных мировых культурах. В частности рассматривается проблема допустимости или запрета половых отношений за пределами брака; отношение различных религий к разрешению священникам заниматься сексом, гомосексуальных половых отношений и секса между представителями разных рас, к сексуальному самоудовлетворению и тому подобное. В целом это увлекательное исследование обычаев, ритуалов и правил, из которых становится видно, что от древних времен основной религиозный акцент делается на мужчин, и сексуальность женщины определяется, учитывая ее отношения с ними. Тогда как мужчины обычно могут иметь нескольких женщин, как в браке, так и вне его, зато главным религиозным правилом в отношении женщин является то, что женщина сексуально ограничена только одним мужчиной, не всегда на всю жизнь, но, конечно, не больше одного за раз. Поэтому не удивительно, что религиозные запреты, регулирующие поведение гетеросексуальных женщин, сегодня обсуждаются реже, чем запрет гомосексуальности, хотя имеют значительно более длинную историю.

Новости по теме: Футбол, криминал и богема: Топ-5 "живых" книг, которые стоит прочитать этой весной

Игорь Бондарь-Терещенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.