Тень глобального кризиса. Почему он неизбежен и опасен

Тень глобального кризиса. Почему он неизбежен и опасен
Фото из открытых источников

Алексей Кущ

экономист

Международный валютный фонд в свойственной ему дипломатической манере предупредил мир о приближении новой реинкарнации мирового глобального кризиса. И если тектонический сдвиг в 2008 году абсолютно оправданно носил название финансового, то в ближайшее время на арену с новым бенефисом пьесы "Весь мир - театр, а рынки в нем - актеры" выйдет кризис экономический. Самое неприятное заключается в том, что если с первым мировые регуляторы научились так-сяк справляться: не "мытьем", так количественным расширением, то во втором случае инструментарий требуется шире, а сфера его применения – глубже. И самое главное, основные мировые участники должны будут пожертвовать своим эгоизмом и интересами национальных рынков, чтобы "кривая" мирового развития вывезла не на новое дно, а хотя бы в формат нынешнего, пусть и относительно анемичного, но все же роста.

Новости по теме

Но как это сделать, если вместо координации совместных усилий и возврата к старому доброму дирижизму мир скатывается в состояние международных торговых войн и повсеместного протекционизма. Да и как поверить в наличие глобального дирижера, коим в прежние времена выступали США, если после каждого выступления нынешнего президента этой страны функционерам Всемирной организации торговли нужно повесить на входе амбарный замок и написать послание миру: "Все ушли в свои страны". Ну а потенциальный "глобальный дирижер" в лице Дональда Трампа все больше становится похож на дирижера Станисласа из фильма "Большая прогулка" с его известным: "Дас ист антракт!".

Мировые игроки слишком рано поверили в то, что самое страшное уже позади и можно с новым усердием "сегментировать мир". Наиболее уязвимы к проявлениям будущего кризиса будут, к сожалению для нас, развивающиеся экономики с их сырьевым проклятием и инвестиционной зависимостью. В первую очередь кризис проявит себя в росте процентных ставок (и тут мы уже в когорте лидеров), а также в части оттока инвестиций и ограничения доступа к международному капиталу. Хотя здесь мы и так уже на дне и царапаем гранит: доступ к финансовым ресурсам Украина в основном имеет лишь благодаря помощи международных организаций, таких как МВФ и Всемирный банк. Что касается оттока, то "утекать" особо уже нечему, разве что поднимется коррупционный ил в виде традиционного предвыборного бегства элит и их активов. Ведь главный принцип политической борьбы у нас всегда был таким: "Горе проигравшим", равно как и "Друзьям – все, остальным – закон".

Отток капитала с развивающихся рынков – это угроза для курса местных национальных валют, и уже сегодня регуляторы таких стран должны предпринимать шаги по созданию внутреннего рынка инвестиций, не полагаясь на внешний, глобальный рынок. Кроме того, чрезвычайно важно и создание эффективных стимулов для тех, кто захочет остаться на рисковом рынке в условиях глобальной турбулентности. Выживут лишь те экономики, которые встретят надвигающийся шторм с закрытыми "ставнями" и достаточным уровнем валютных резервов.

Новости по теме

Почему будущий кризис будет экономическим, а не финансовым? Дело в том, что у старых экономических циклов была одна общая природа: разбалансировка между спросом и предложением и проблема перепроизводства товаров. Чтобы социализировать огромные массы населения в странах третьего мира, мировая экономика должна больше потреблять, то есть постоянно расти, расходуя все больше и больше ресурсов. Перепроизводство в такой парадигме решалось с помощью цикличных кризисов, когда перегретая экономика отправлялась на "охлаждение". Но талантливый руководитель ФРС США Алан Гринспен нашел новый способ "охлаждения" экономического двигателя: перепроизводство товаров и прочих материальных активов, например, рынка жилья, можно решить с помощью поглощения "лишних активов" избыточной эмиссией финансовых инструментов. Что и привело к новому кризису, но на сей раз финансовому. И если раньше в периоды экономического спада австралийские фермеры забивали свои стада овец и закапывали их бульдозером, а греки то же самое делали с фруктами, то в случае с глобальным финансовым кризисом "сжечь" пришлось сотни миллиардов лишних "финансовых инструментов".

Но будущий кризис будет иметь экономическую основу, и вот почему. Дело в сочетании нескольких экономических циклов, которые подобно "параду планет" выстраиваются сейчас в одну линию:

  • короткого (цикл Китчина) – период до четырех лет, который характеризуется тем, что скорость реагирования субъектов бизнеса на рост мировой конъюнктуры (в виде роста производства), как правило, происходит значительно быстрее, чем их реакция на сокращение потребления, в результате чего происходит неконтролируемый рост складских запасов;
  • среднего (цикл Жюгляра) – период до 11 лет, который характеризуется влиянием на экономику уровня капитальных инвестиций;
  • долгосрочного (цикл Кондратьева) – период до 40 лет, который зависит от смены технологических укладов и научно-промышленной революции.

Об этих циклах мы уже упоминали в предыдущих статьях, теперь же попробуем проиллюстрировать их воздействие. Уже из длительности коротких и средних циклов видно, что в один цикл Жюгляра входит два цикла Китчина. Очевидно, что спад международных инвестиций начался сразу после глобального кризиса 2008 года. Учитывая этот факт и продолжительность среднего цикла, получаем завершение нынешнего цикла Жюгляра, приходящееся на 2018-2019 гг.

А теперь попробуем (насколько это возможно в рамках данной статьи) сформировать "матчасть" к высказанным выше утверждениям. Используем данные "Доклада о мировых инвестициях" на 2015-2018 гг., опубликованные конференцией ООН по торговле и развитию.

В 2015-2016 гг. глобальные инвестиции находились на своем максимальном экстремуме: в 2015 году их объем вырос на 38%, причем инвестиции в развитые экономики выросли на 55%, а в развивающиеся – на 9%. Но уже тогда прозвучали и тревожные звонки: объем вывода капитала ускорился до 33%, вплотную приблизившись к параметрам предкризисного 2007-го (тогда вывод инвестиций вырос на 40%). В целом, в 2015 году объем глобальных инвестиций сравнялся с параметрами 2007 года и достиг 1,7 трлн долл. В 2016 этот индикатор еще немного подрос – до 1,87 трлн долл., но динамика была уже явно не та. В 2017 году был впервые зафиксирован спад глобальных инвестиций – их сумма уменьшилась до 1,43 трлн долл., или на 23%. Налицо понижательная фаза среднесрочного цикла Жюгляра с выходом на минимальные экстремумы в ближайшее время.

112.ua

Больше всего глобальные инвестиции сократились в группе развитых стран (-37%), а ведь именно они генерируют основной мировой ВВП. В ЕС глобальные инвестиции упали на 42%, в Северной Америке – на 39%. Что касается развивающихся рынков, то их инвестиционная динамика была на нуле. При этом падение на 21% наблюдалось в Африке, а в Латинской Америке – рост на 8%. Инвестиции в переходные экономики рухнули на 27%.

112.ua

Бегство инвестиций сопровождалось и снижением средней доходности глобальных инвестиций: с 2012 года доходность в рамках мировой экономики упала с 8,1% до 6,7%. При этом в развитых странах – с 6,7% до 5,7%, в развивающихся – с 10% до 8%, в переходных – с 14,4% до 11,8%.

Таким образом, разрушение действующего цикла Жюгляра неизбежно в ближайшее время, и глобальные инвестиции продолжат сокращаться.

А что происходит с короткими циклами Китчина?

112.ua

Как правило, их динамику можно отслеживать с помощью цен на сырье, в первую очередь на нефть. Возьмем среднегодовые котировки на баррель нефти марки Urals. Начиная с 2007-го, цена нефти упала с 95 долл./бар. до 61 долл./бар. в 2009-м. Таким образом, в 2008-м закончился прежний короткий цикл Китчина и начался новый, который в свою очередь завершился в 2014 году, то есть спустя пять лет. Почти по классике жанра. Сейчас нефть находится в тренде роста, и завершение текущего цикла Китчина, активированного в 2014-м, может произойти в 2019-м, то есть опять через пять лет с даты начала позитивной динамики. Во всяком случае котировки нефти сейчас полностью совпадают с показателями предкризисного 2007-го.

Что касается циклов Кондратьева, то мировая экономика сейчас движется к стремительному сокращению удельного веса сырьевых отраслей (первичный сектор) и промышленности (вторичный цикл). Зато будет расти третичный – сектор услуг, наука, образование, медицина. Даже в условиях спада глобальных инвестиций инновационные отрасли экономики будут перехватывать все самое "вкусное". В этих условиях "традиционалам-староверам" мало что останется, разве что объедки с барского стола, да и то не факт.

В целом, новый девиз мировой экономики: "Любишь медок, люби и холодок". Прежний, посткризисный ("Жизнь висит на нитке, а думает о прибытке"), уже не актуален.

Как показал упомянутый выше доклад ЮНКТАД, в 2017 году инвестиции в новые проекты сократились на 14%, наибольший спад глобальных ПИИ наблюдается в промышленности и, в частности, в секторе переработки. При этом количество международных инвестиционных договоров (МИС) сократилось до исторического минимума, зафиксированного в 1983м году! А динамика МИС как раз характеризует движение цикла Кондратьева, ведь усиление международных инвестиций, как правило, совпадает с развитием очередного технологического уклада. Кстати, нынешний цикл Кондратьева начал формироваться в начале 80-х годов прошлого века. Добавим 40 лет…  

Что делать в этой "парадигме" Украине? Ведь у нас в следующем году намечается свой "парад планет": выборы, выплаты внешних долгов…

Новости по теме

Как показал анализ глобальных инвестиций, за последние 10 лет у 101 страны мира, формирующей 90% мирового ВВП, развитие осуществляется в парадигме национальной промышленной политики, наличие которой является важнейшим фактором в привлечении инвестиций. Ведь долгосрочная промышленная политика дает инвесторам столь необходимые для них маркеры и индикаторы, позволяющие принять правильные инвестиционные решения. Это подтверждают и данные отчета: промышленная политика в указанных странах опирается на долгосрочную программу привлечения инвестиций. Цитата: "Современная промышленная политика является одним из ключевых факторов, определяющих тенденции в области инвестиционной политики".

Ключевые цели суверенной инвестиционно-промышленной политики современной страны – это устойчивый экономический рост, основанный на закрытых, эндогенных моделях внутреннего развития, а также инновации, творческая экономика знаний, инвестиции в новые отрасли, актуальные в условиях новой научно-промышленной революции. При этом около 40% глобальных инвестиций имеют вертикальный характер (направляются на развитие имеющихся отраслей), 35% - горизонтальный (направлены на увеличение производительности труда) и 25% - в новые отрасли согласно ранжиру научно-промышленной революции (НПР).

Думаю, уже все успели заметить, что последние годы Украина развивается без национальной промышленной политики, с ожидаемым отсутствием инвестиционной стратегии и самих инвестиций. Нет ни вертикальных (развитие существующей промышленной базы), ни горизонтальных (повышение производительности труда) ПИИ. Об инвестициях в инновации и современный третичный сектор вообще умолчим. Единственное направление, куда в Украине еще идут деньги, – это логистика, обслуживающая вывоз сырья за рубеж. По методу викингов, осваивающих торговый путь "из варяг в греки". В этой модели нужны лишь торговые "укрепленные" форпосты для вывоза "орехов, меда, зерна и металла" и быстрые транспортные коридоры. Плюс экспорт рабочей силы. В такой системе координат удивительно не то, что у нас приток инвестиций на уровне стран "южнее Сахары". Странно, что сама по себе экономика еще не отбросила тощие ноги с треснувшими копытами.

Как говорится, "не тот счастлив, у кого много добра, а тот, у кого власть умна".  

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров