"Тираны" и "деспоты": 5 книг о тех, кто движет историю

Во все времена к правителям, которые отметились в истории радикальной политикой, было двоякое отношение. С одной стороны, их боялись и уважали, а с другой, история иногда забывала об их битвах и реформах, занося в черный список памяти

"Тираны" и "деспоты": 5 книг о тех, кто движет историю

Игорь Бондарь-Терещенко

поэт, драматург, арт-критик

Во все времена к правителям, которые отметились в истории радикальной политикой, было двоякое отношение. С одной стороны, их боялись и уважали, а с другой, история иногда забывала об их битвах и реформах, занося в черный список памяти

Валентин Бадрак. Стратегии злых гениев. Х.: Фолио

…Не все из потомков довольствовались лишь положительными деяниями выдающихся исторических личностей. Многие, увлекаясь злым гением того или иного сатрапа-диктатора, хотели бы и себе выяснить "тварь ли он дрощащая, или право имеет". Именно на жизненном примере таких одиозных и харизматичных личностей, как Калигула, Нерон, Чингисхан, Иван Грозный, Екатерина Медичи, Григорий Распутин, Иосиф Сталин, Адольф Гитлер, Саддам Хусейн и Усама бин Ладен автор этой книги пытается понять и растолковать, почему их поддерживали широкие массы. Признавая, что вирус деструкции (разрушение, насилие, жестокость) содержится в каждом из людей, он, тем не менее, старается как можно ближе подойти к проблеме понимания этого механизма. Не разрушить, а предотвратить его активизации в следующих поколениях художников, проследив рождение зла от колыбели гения к его упадку. Неужели "злые" гении творили сплошное зло и уничтожали "добрых" конкурентов только из-за компенсации собственной неспособности создать что-либо хорошее и положительное? И неужели только отсутствие таланта порождало в них желание сеять вокруг себя страх? Для выяснения этих, а также доброго десятка "проклятых" вопросов автор успешно, увлеченно и профессионально проводит хоть умозрительную, но таки грань – между конструктивно-позитивным мышлением и банальным желанием достичь безусловного доминирования и непоколебимой власти над миром – не для его улучшения, а для осуществления своих тайных разрушительных желаний.

Г. Шюкрю Ганиоглу. Ататюрк: Биография мыслителя. – Л.: Издательство Анетты Антоненко; К.: Ника-Центр

Подробный рассказ о легендарном правителе, который говорил, что революция не делается в белых перчатках, и во времена которого возникла Турецкая Республика и появилась современная турецкая нация, на самом деле посвящена происхождению идей, на которых основана его деятельность. "В этом новом утопическом государстве, - уточняет автор, - именно национализм, санкционированный наукой, все определял словно новая религия". Поэтому, в частности, мы узнаем о книгах, из которых Мустафа Кемаль усвоил популярные на Западе теории конца XIX – начала ХХ века (национализм, расовую антропологию, авторитаризм), а также об исторических лицах, с которыми Ататюрк делился замыслами или, наоборот, спорил. "Мустафа Кемаль также ввел ряд культурных изменений, предназначенных, чтобы сделать вид Турции более западным, – замечает автор. – Его решения принять адаптированную версию латинского алфавита вместо подержанного веками арабо-персидского письма демонстрировали желание удалить еще один символ прошлого, который нес религиозную нагрузку".

Павел Скоропадский. Воспоминания. Конец 1917 – декабрь 1918. – К.: Наш Формат

Феноменальность этой книги воспоминаний заключается в анализе "неожиданного" момента в жизни ее автора. В самом начале истории, когда шел четвертый год мировой войны, генерал-лейтенант российской императорской армии еще даже не знал, что станет гетманом независимого Украинского государства. Революционные сдвиги были рассчитаны на снос "всего мира", зато именно Скоропадскому хватило духу взять на себя неблагодарную ношу строительства. Конечно, все завершилось не так, как хотелось, но кое-что из наследия гетмана осталось навеки, например, Украинская Академия наук и украинский флот. Но самое главное в этих воспоминаниях о бурных годах революции и гражданской войны, пожалуй, была личная драма Скоропадского, который, по метким словам Вячеслава Липинского, стал украинцем, только перестав быть гетманом.

Уинстон Черчилль. Саврола. – К.: Издательство Жупанского

Относительно этого романа, автор которого - государственный деятель Великобритании, больше известный как премьер-министр этой страны в годы Второй мировой войны – неожиданность заключается даже не  в самом его написании. Все-таки Уинстон Черчилль – лауреат Нобелевской премии по литературе 1953 года, хотя этим своим романом он удивит даже того, кто хорошо разбирается в его творческом наследии. Во-первых, это образец великолепной прозы из-под пера публициста. Во-вторых, ее автор – несокрушимый апологет британской колониальной империи, противник демократии и свободы порабощенных наций – выступает в своем романе против тирании. Точнее, выступает, по сюжету, народ – против правящего в стране Лаврании режима. Так же загадочно выглядит "переориентация" писателя не то что на демократический, а даже либеральный характер отношений с "капиталистической" действительностью. Выступления главного героя напоминают классические образцы революционной риторики в духе Троцкого и Ленина. Раздаются призывы печатать воззвания, раздавать винтовки, штурмовать дворцы и  устраивать революцию. Делегаты, соответственно, должны собираться, солдаты на фронте брататься, а пролетарии объединяться со страшной, никогда невиданной у Рузвельта силой. В этом, собственно, и заключается загадка его творчества.

Хиллари Клинтон. Трудные решения: Наш формат

Этот 600-страничный том Хиллари Клинтон, дважды сенатор и дважды кандидат в президенты, посвятила годам своей службы на посту государственного секретаря в администрации Барака Обамы. В 2008 году Клинтон уступила ему на выборах. Пост госсекретаря Клинтон занимала с 2009 года по 2013-й, и многое из того, что она сделала для своей страны, все-таки заслуживает на высокую оценку. Во-первых, за время работы Клинтон в Белом доме были приняты решительные меры в борьбе с терроризмом, убит лидер "Аль-Каиды" Усама бин Ладен и началась "арабская весна". Хотя Клинтон и вспоминает о разногласиях с президентом Обамой по этому вопросу: она настоятельно советовала ему вооружить сирийские силы, но он отказался, решив не делать резких жестов. Во-вторых, госпожа госсекретарь предложила снять экономическую блокаду с Кубы: пойти путем "от обратного" и сделать ее зависимой от Америки в торгово-экономическом плане. В-третьих, именно в этот период наметилась перезагрузка отношений с Россией. Клинтон пыталась выстроить внешнюю политику так, чтобы иметь дело не с противниками, а с партнерами. Причем в книжке эта ее черта как политика акцентируется четкими афористическими формулировками: "Сами по себе Соединенные Штаты могут сегодня решить немало проблем в мире, - считает автор. - Но без Соединенных Штатов проблем удастся решить гораздо меньше".

Игорь Бондарь-Терещенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...