Фото из открытых источников

Федор Вовк. Студии по украинской этнографии и антропологии. – Х.: Издатель Савчук Е. А. - 2017

Фото из открытых источников
...Во все времена в той самой науке не только убивали, но и возрождали. Например, как в жестких условиях царизма. Автор этого обстоятельного исследования -выдающийся украинский этнолог, антрополог, археолог, общественный и культурный деятель и так же автор первой научно обоснованной концепции антропологического состава украинцев. Уже в начале своей деятельности, из-за которой был преследуем в Российской империи, он определил свой путь, как сейчас бы сказали, национальной идентификации украинцев. Несмотря на имперскую "единонеделимость", которая касалась не только географической области, но и национального момента относительно мешанины "малых" народов, у автора этого почтенного двухтомного издания была своя сознательная позиция. По его убеждению, определить характер этой смешанности и выяснить хотя бы в некоторой степени те этнические элементы, из которых сложилось современное население Украины, возможно только с помощью сложного антропологического анализа. Запрет на ту пору всего украинского и языковые притеснения, в частности "неустойчивость языка как расового признака", заставляли антропологов обратиться к более постоянным и поэтому более надежным признакам, которыми являются "цвет верхних покровов тела, волос и глаз, рост, пропорции и формы разных частей тела, особенно скелета. Также, понимая этнографию как науку о народном быте - внешнем и внутреннем, автор исследования ставил целью отметить бытовые особенности украинского этноса и сопоставить их с такими же особенностями других, особенно соседних народов. Результатом этой многолетней работы стал этот труд, украшенный большим массивом фото, схем, рисунков и неподдельной любви к "предмету" своего исследования – украинской нации, украинского народа.

Новости по теме: Побег из советского Алькатраса и другие ноу-хау: Топ-5 книг осени

Владимир Вятрович. (Не)исторические мгновения. Очерки о прошедшем столетии. – Х.: Клуб семейного досуга, 2017

Фото из открытых источников
В отличие от альтернативной истории, которая рассказывает о том, чего не было, или криптоистории, что занимается конструированием прошлого, в этом сборнике собраны осколки времени, составляющие зеркало эпохи. Очерки о прошедшем столетии – это истории о том, как герои-характерники, сильные духом личности, харизматичные деятели могли повлиять на ход истории лишь за одну-единственную минуту, когда решалась судьба всей нации. Например, убийство Бандеры в Мюнхене или, как в этом сборнике, - встреча Махно с Петлюрой, истории Хвылевого и Шухевича, героев Крут и Майдана. "Не только понять прошлое, но и воспроизвести его — задача, которую ставит перед собой историк, - замечает автор. - Поэтому он не ограничивается описанием ключевых событий и отслеживанием связей между ними, а пытается реконструировать максимум деталей, которые помогут почувствовать описываемое время, понять мотивы людей, живших тогда, обстоятельства, в которых им пришлось действовать, принимать свои решения или уклоняться от них". "- Слишком малой оказалась для двух атаманов одна Украина, - иронично произнес Махно. - Может и хватило бы, если бы один из них, прикрываясь безграничной вольницей, не поддержал ее главного врага, - ответил Петлюра". Таким образом, "(Не)исторические мгновения" - это рассказы не о привычных событиях прошлого, которые меняли ход истории. В сборнике речь о том, как идентифицировать момент фокусировки истории, когда в одной минуте можно увидеть всю жизнь человека или даже всего поколения".

Новости по теме: Май осенью: Топ-5 книг к Форуму издателей

Бернардо Ачага. Мемуары коровы. – Л.: Издательство Анетты Антоненко, 2017

Фото из открытых источников
С выходом этой книги современный украинский перевод в очередной раз отпраздновал заслуженную победу. Почти одновременно с нашим знакомством с творчеством одного из величайших баскских писателей современности поступила новость о присуждении премии за перевод "Мемуаров коровы", выполненный Ярославом Губаревым. Главная идея произведения – так же победна, как и гуманная теория о том, что несмотря на своеобразный "фашизм" со стороны человека – царя природы и венца творения, другие земные существа имеют право собственного голоса. Сейчас ни обиженные муравьи, ни столетние секвойи, так же лишенные такого права, а обыкновенная корова рассказывает нам историю своей родины. При этом она, в отличие от человека, не гордится тем, что она - корова, будучи недовольной своей идентичностью и предпочитая родиться котом или конем. Что же касается мемуаров, то это воспоминания нашей героини послевоенного периода о жизни коров. В них она доказывает всему миру, что их порода – это не мясо-молочные машины, которые способны только есть и спать. На самом деле мир коровы, по словам "автора", богат и неповторим. В книге мы погружаемся в его удивительные перипетии, знакомимся с различными персонажами, медленно и неожиданно узнавая историю, культуру и природу Страны Басков.

Новости по теме: Лики культуры и облик цивилизации: Топ-5 книг о власти

Остап Украинец. Малхут. - Х.: Фабула, 2017

Фото из открытых источников
По сюжету этого романа, бывший Станислав реконструируется по старым письмам, которые попадают к главному герою, молодому адвокату и контрабандисту. Именно из них мы узнаем о тайне, которая может изменить не только власть, но даже судьбу, однако расшифровать их герою было не так просто. "Разбросанные тут и там полунамеки ничуть не приближали его к пониманию того, что такое Орден, его связи с основателями города и, что его грызло больше всего, почему основание Станислава так донимало османов, что этот факт удостоился отдельного абзаца в целом весьма лаконичном письме Кара-Мустафы в Текели". Поэтому родной город героя описан в той переписке как оплот рыцарского ордена, который ставил себе целью создание политического союза свободных стран - восстановленной Речи Посполитой. Рассказывая о судьбе тамошнего бургомистра – успешного, прогрессивного и поэтому вымышленного - автор-дебютант предостерегает, что это не исторический роман, а историческая спекуляция. То есть попытка представить, как оно было "за отреставрированными новым бургомистром фасадами". Пусть там как, но очередная урбанистическая фантасмагория удалась на славу, и в период от гибели Потоцкого до появления Ивана Франко карпатская столица живет бурной, малоизвестной альтернативной жизнью своей экзотических героев. Конечно, интересно, как они вели хозяйство, сажали на кол или скрывались от властей. Впрочем, были они такими на самом деле или нет – это уже второй вопрос, главное при этом - предложить свою собственную модель истории, а уж ее наполнение будет зависеть от таланта, удачи и цели автора.

Новости по теме: Ведьмы, черти и архангелы: Топ-5 литературных триллеров июля

Ирина Лобусова. Букет из Оперного театра. – Х.: Фолио, 2017

Фото из открытых источников
В 1918 году власть в Одессе постоянно переходила из рук в руки. История сохранила память о семнадцати переворотах. Город попеременно занимали французы, немцы, англичане, поляки, австрийцы, петлюровцы, колчаковцы, деникинцы, гетманцы. Театры, тем не менее, работали, кабаре развлекали публику, поэты печатались. И волна за волной беженцы, в том числе весьма известные в художественной среде, появлялись в Одессе. "Мы живем на политическом курорте, – описывал современник уникальную культурную ситуацию, сложившуюся в городе летом – осенью 1918 года. – Через крохотную точку на глобусе, именуемую станцией Орша, просачиваются к нам ценности бывшей России. Уже приехали Александр Бенуа, Юрий Озаровский, Николай Евреинов, Алексей Толстой и еще приедет много хорошего и умного народа. В драматическом театре у нас играет Елена Полевицкая, в городском театре будет Шаляпин". В ретро-романе Ирины Лобусовой в Одессу приезжает даже Вера Холодная, но предшествовали этому более трагические события, чем репрессии очередной власти. Несмотря на все неурядицы "революционного" времени, на берегу была построена новая кинофабрика, жизнь в которой бурлила невзирая не общественные катаклизмы. "Это за стенами павильонов кинофабрики свирепствовали разруха, голод, война, погружая рухнувший мир в пучину отчаяния и хаоса, - начинает автор свой рассказ. - Здесь же царил мир совершенно другой - живущий по своим собственным законам, не имеющий ничего общего с печальной реальностью". Впрочем, реальность вмешивается в закулисную жизнь кинофабрики, одну за другой актрис начинают находить в гробу, осыпанными цветами, с удавкой на шее, и даже Мишка Япончик, кажется, не в силе защитить всенародную любимицу Холодную, которая должна наконец сыграть злополучную роль.

Игорь Бондарь-Терещенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.