Указываем молодежи на дверь: Почему Украине ни в коем случае нельзя сокращать госзаказ в образовании

Указываем молодежи на дверь: Почему Украине ни в коем случае нельзя сокращать госзаказ в образовании

Алексей Кущ

экономист

"Реформы местного разлива", "авторское" в Украине осуществляются в условиях жесткого когнитивного диссонанса. Ведь с одной стороны, лежат четкие лекала, а с другой – кроить приходится по живому, иногда не замечая, что вместе с ненужным аппендиксом некоторые реформаторы так и норовят отхватить часть печени. Вот и пребывают рядовые граждане в состоянии постоянного психического дискомфорта, а в стенах здания на Грушевского не утихают столкновения конфликтующих между собой идей и "идеек". В этих условиях на горизонте украинского политикума постоянно появляются не местные "бальцеровичи", а неумелые "курсистки", которые пытаются пошить платье "на выпускной" по выкройкам из старого выпуска советского журнала Burda Moden.

Нечто подобное происходит и с так называемой образовательной реформой, особенно в части изменения государственного заказа. Под видом необходимости приведения оного к целям и задачам развития реального сектора экономики осуществляется примитивный секвестр, или "обыкновенное убийство" сложившейся в последние годы системы социализации украинской молодежи. Сам по себе иезуитский подход к данной проблеме действительно заслуживает пера Трумена Капоте, который смог бы со всей присущей ему психологической педантичностью произвести типизацию внутренних скрытых механизмов, которые на самом деле двигают "процесс" вверх по лестнице, ведущей вниз.

Новости по теме

Делается все исходя из вполне благих намерений. Мол, есть огромный государственный заказ относительно обучения за бюджетные средства студентов в украинских высших учебных заведениях. На это тратятся значительные казенные средства, исчисляемые миллиардами гривен, а на выходе государство получает тысячи юристов и экономистов, которых в лучшем случае ждет "свободная касса", а в худшем – польские ягоды. В то же время катастрофически сокращается количество людей с базовым профессиональным техническим образованием, и скоро в Киеве проблематично будет найти человека, умеющего по назначению применять молоток и плоскогубцы. Казалось бы, вот оно, чисто "немецкое" решение: привести государственный заказ в системе высшего образования в соответствие с потребностями экономики и структурой реального сектора. С одной стороны, это приведет к колоссальной экономии бюджетных ресурсов, а с другой – улучшит качество человеческого капитала и трудоустройство после окончания учебы в вузах.

Но это в теории, а на практике выходит несколько иначе. Как гласит "новая" берлинская поговорка, "что для немца хорошо, то для украинца – карачун". Почему же не выходит у наших министров и прочих чудо-мастеров "малахитовая ваза" (ох, не выходит…)? Все дело в том, что проблематика трудоустройства молодежи и развитие системы высшего образования в Германии и в Украине, мягко скажем, несколько отличаются друг от друга. Примерно так же, как люксовая модель "Таврии" от бюджетной модели "Мерседеса". Ведь в европейских странах есть эффективная модель экономики, и государство может лепить по ней качественную образовательную политику. А глядя на нашу модель экономики, так и хочется воскликнуть: "Это ж с кого такую лепили?".

Новости по теме

Сегодня реальный сектор в Украине постепенно переходит к простым сырьевым циклам. Если раньше продукция с высоким уровнем добавочной стоимости в структуре экспорта занимала 15-20% (в основном продукция машиностроения), то сейчас – примерно 5-8%, и этот показатель продолжает сокращаться. Таким образом, если лепить систему государственного заказа исходя из потребностей сырьевых отраслей, придется обучать молодых украинцев на комбайнеров и металлургов. С одной стороны, по этим профессиям есть определенный запрос, а с другой – сотни тысяч комбайнеров стране как бы ни к чему, если мы, конечно, не хотим перепахать африканскую целину.

Кроме того, в развитых странах есть целый набор эффективных механизмов социализации молодых поколений, а в Украине такой инструмент лишь один – высшее образование. Пусть это частичный, не вполне надежный инструмент, но он единственный. Так уже сложилось, что в качестве "щупальца" советского прошлого нам достался мощный образовательный комплекс из сотен профильных вузов и нескольких университетов с мировым именем. А теперь давайте представим, что делали бы сотни тысяч украинцев, которые оканчивают каждый год школу, в случае отсутствия на родине доступных высших учебных заведений? Реформа патрульной полиции не смогла бы всех "социализировать". Для страны это было бы сродни масштабной социальной катастрофе. Но катастрофы бывают и рукотворные. В июле этого года наш Кабмин утвердил новые объемы государственного заказа на подготовку специалистов, научных и рабочих кадров. В сегменте "Специалисты" госзаказ составил 171 тыс. человек (дневная форма обучения), или на 9,5% меньше по сравнению с прошлым годом. Больше всего "секвестировали" младших специалистов – минус 30,6%. Бакалавром повезло больше – их рубанули на 4,2% (3,5% по дневной форме обучения). В части магистратуры реформа еще не разгулялась – здесь даже рост на 0,4%.

Если проанализировать количество студентов, принятых в вузы, то мы увидим, что образовательный пик пришелся на 2002-2008 гг.: общее количество принятых в вузы 1-4 уровней аккредитации превышало 600 тыс. человек, чему способствовали не столько демографические факторы, как необходимость в социализации молодого поколения украинцев. По сравнению с началом 90-х годов прошлого века, произошла масштабная трансформация системы образования: если в 1991 году учебные заведения 1-2 уровней аккредитации (техникумы, училища, колледжи) принимали почти 240 тыс. человек, то в вузы 3-4 уровня (институты, академии, университеты) – чуть более 170 тыс., то есть в 1,4 раза меньше. Паритет между училищами и институтами был достигнут в 1994 году, а в 2002 году в вузы 3-4 уровня принималось в два раза больше учащихся, чем в образовательные учреждения 1-2 уровня аккредитации. По итогам прошлого года в вузы 3-4 уровня было принято 264 тыс. человек, а в вузы 1-2 уровня – 59 тыс. То есть на одного учащегося техникума/колледжа приходится четыре-пять студентов институтов и университетов.

Если в 1991 году общее количество учащихся в вузах 1-4 уровня аккредитации составляло 1,6 млн человек, то по итогам 2017 года – 1,5 млн человек, и это невзирая на существенное отличие по ряду демографических показателей нашего времени и периода 90-х годов прошлого века. Простыми словами, сейчас глубина социализации молодежи с помощью высшего образования в разы выше, чем это было 27 лет назад. И это, кстати, одно из неоспоримых достижений времен независимости – доступность высшего образования существенно возросла. К сожалению, значительно сократилась престижность образования в колледжах и техникумах.

Если сравнить период 1990/1991 и 2017/2018, то мы увидим, что в первом случае в вузах 1-2 уровня аккредитации училось 757 тыс. человек, а в 3-4 уровнях – 881 тыс. За последние годы ситуация кардинально поменялась: в учебном периоде 2017/2018 в вузах 1-2 уровня осталось 209 тыс., зато численность студентов в вузах 3-4 уровня возросла до 1,33 млн.

Вся эта статистика говорит нам о том, что если в 90-е годы высшее образование было слепком индустриальной экономики времен СССР и лишь частично выполняло функцию социализации (большая часть этого сложного процесса происходила с помощью государственной политики трудоустройства людей с полным и неполным средним образованием), то уже в наше время высшее образование полностью утратило свою связь с реальным сектором экономики по причине постепенной деградации оного. По сути, у нашего высшего образования осталось тогда лишь два пути: деградировать вместе с экономикой, сокращая никому не нужные профессии "летчиков и космонавтов", либо найти новую нишу применения своего потенциала. И она была найдена в виде социализации молодого поколения украинцев. Ведь как показывает практика, если человек мигрирует в поисках работы за границу, окончив вуз в Украине, он еще имеет все шансы вернуться на родину, если ситуация начнет меняться к лучшему. Но в случае получения высшего образования за рубежом украинец на 99% социализируется в Польше, Чехии, Германии и, в отличие от индуса, уже никогда не вернется домой. Или почти никогда. Примеры стипендиатов Оксфорда или Гарварда, которые как чертики из табакерки выскакивают периодически на топовых должностях в нашей стране, явно не в счет по причине специфичности этих индивидуальных "кейсов".

Новости по теме

Таким образом, делая государственный заказ на обучение молодых украинцев в отечественных вузах, государство фактически покупает на 4-5 лет их домашнюю социализацию. И если из двух бюджетников один останется в Украине, это все же лучше, чем один, решивший вернуться домой, из десяти студентов, уехавших учиться за рубеж. Тем более что уже на 2-3 курсе студенты начинают свою трудовую деятельность и являются активным сегментом трудовых ресурсов. Как показывает простой расчет, даже на зарплате чуть выше минимальной выпускник вуза принесет в государственный бюджет и пенсионный фонд примерно 18 тыс. грн в год, то есть по расценкам на коммерческое образование он окупит для государства затраты на свое обучение за 4-5 лет.

Осуществляя государственный заказ, страна не только социализирует свою молодежь, но и делает беспроигрышную инвестицию в ближайшие 5-10 лет. Тем более учитывая достаточно скромный затратный механизм отечественных вузов. И пусть сотни тысяч экономистов и юристов затем работают водителями и торговыми консультантами, но они трудятся в Украине и здесь платят налоги. Сокращая государственный заказ, правительство рубит сук, на котором сидит вместе со всей страной, ведь таким образом оно толкает украинцев не только на трудовую, но и на образовательную миграцию (если самому платить за обучение, то лучше это делать в Центральной Европе, где уже готовы встречать наших студентов не только на время учебы, но и с прицелом на будущее).  

А наши "реформаторы" при этом так похожи на жадных "отцов славного города Гамельна", которые тоже решили сэкономить "деньжат" и жестоко поплатились за это, ведь гамельнский крысолов под звуки своей дудочки увел из города всех детей. Как в поэзии вагантов:

И в тот же миг на звуки эти

Из всех домов сбежались дети.

И незнакомец всей гурьбой

Увел их в Везер за собой.

Никто не помнит их отныне,

Навек исчезнувших в пучине.

Река бежит, вода течет.

Какой ценой оплачен счет!..

Всем эту быль запомнить надо,

Чтоб уберечь детей от яда.

Людская жадность- вот он яд,

Сгубивший гамельнских ребят.

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...