Украинцы хотят своих "Пиночета" и "Бальцеровича". А кто в Киеве устроил бы США?

Украинцы хотят своих "Пиночета" и "Бальцеровича". А кто в Киеве устроил бы США?
Лешек Бальцерович www.day.kiev.ua

Алексей Кущ

экономист

Мотивация стать политиком в стране, тяжело выхаркивающей последствия глубокого, системного кризиса, бывает разной. Это может быть попытка сохранить свой бизнес, когда устои олигархического политического консенсуса зашатались под напором творческой активности масс. Но, как правило, выделяют два пути, почти как в древнерусских былинах. Направо пойдешь – реформы проведешь, сделаешь страну богатой и счастливой. Ну почти как Ли Куан Ю. Или налево пойдешь - еще один "ярд" найдешь, богаче станешь, причем в то самое время, когда большинство населения станет беднее. В Украине эта нехитрая дилемма превращается, по сути, в альтернативу без выбора: "У меня было два пути, но первый уже выбрал Ли Куан Ю". В общем, как ни крути, а это дедушка Ли виноват – застолбил за Сингапуром правильный путь и обрек всех нас на постоянную реинкарнацию духа коррупции в цепи политических перерождений украинских политиков, в общем, испортил нашу политическую сансару.

Тем не менее, в Украине чрезвычайно велик спрос на местных "Макронов". В последнее время кто только не примерял эту маску. Но не налазит она на лица местных политиков и шоуменов, ох не налазит.

Новости по теме

За минувшие годы мы уже опробовали, что такое правительство-камикадзе. Чашечка сакэ, повязка на лысую голову и "куля в лоб" всей стране. Правда, пока осталось нереализованным предложение привлечь министров-киборгов. Проблема Украины заключается в том, что никто пока так и не додумался привлечь министров-профессионалов. Честных. А может их нет? Но здесь, как по Станиславскому, – не верю. Не может 40-миллонный народ не генерировать из своей среды честных профессионалов. Бацилла коррупции – она сильна, как средневековая чума, но даже в самые темные времена были люди, которые не боялись "морового поветрия". Просто в стране не работают социальные лифты. Есть, правда, социальные катапульты, но они забрасывают во власть лишь казаков с честным открытым лицом и таким же в стиле tabula rasa интеллектом, сочувствие народа к которым быстро сменяется столь же всенародным разочарованием. "Забрасывает" и других персонажей. Все они теперь при портфелях и вполне довольны судьбой. Чего не скажешь о миллионах украинцев, в "подвал" которых лифт не опускается. Именно поэтому, с периодичностью раз в десять лет, обитатели политических подземелий толпой ломятся вверх по "пожарной" лестнице.

Если проанализировать запрос на персоналии, особенно в части экономической программы, то на востоке ждут украинского Пиночета, на западе - Бальцеровича. Политический истеблишмент козыряет к месту и не к месту цитатами Ли Куан Ю, а наиболее изощренные вспоминают Шарля де Голля и "энную" республику. Проблема наших избирателей заключается в том, что сейчас не столь важно, кого они "ждут". Намного важнее, кто подойдет Украине в контексте внешнего управления. Простыми словами: большинство украинских политиков, формируя свою будущую программу, должны войти в прокрустово ложе всевозможных требований "заинтересованных сторон", начиная от МВФ и заканчивая Брюсселем и Вашингтоном.

Новости по теме

Сейчас в Украине, наряду с Сингапуром, очень любят вспоминать об экономическом чуде Южной Кореи. И понятно почему. Творческая экономика нового типа, построенная на инновациях и качественной предпринимательской среде, вот-вот ворвется в десятку стран мира по величине валового продукта. Страна, которая за счет гражданской консолидации смогла преодолеть кризис 1997-го года, причем преодолеть за счет ограничения местных олигархических групп – чеболей и с минимальным участием МВФ, сотрудничество с которым было прекращено досрочно. Сегодня в Южной Корее объявляют президенту импичмент лишь за то, что в ноуте неофициальной помощницы были обнаружены следы злоупотреблений властью примерно на 70 млн долл. (у нас подобные суммы "отмываются" политической верхушкой за месяц). Кроме того, Южная Корея смогла подобрать ключи и к своему северному "собрату", встав на путь общенациональной инклюзии.

Именно поэтому пример Южной Кореи будет весьма поучителен для нас. Но не только в контексте ее сегодняшних достижений, а и в части тяжелой истории рождения этого государства.

Простыми словами, если в Украине хотят увидеть своего Пиночета или    Бальцеровича, то внешнее управление мечтает о новом украинском Ли Сын Мане. Напомню, именно этот корейский политический деятель был президентом страны три срока подряд с 1948 по 1960-й годы. Причем будем объективны: эта политическая парадигма выгодна любому внешнему центру силы что на востоке, что на западе. Страна, власть которой теряет внутреннюю точку опоры в виде народной поддержки, обречена на невыгодную для нее внешнюю "стабилизацию". Особенно когда геополитическое положение такой страны вынуждает основных мировых игроков постоянно "замечать" ее.

А теперь попробуем сравнить экономическую политику первого президента Южной Кореи с нашей действительностью, чтобы понять, что сравнение, увы, не голословно.

Экономическую программу Сын Мана можно описать несколькими слоганами того времени, среди которых выделяются следующие: "больше помогайте, меньше вмешивайтесь" и "дайте нам то, что есть в Японии, причем уже завтра". В Украине тоже постоянно звучат требования к западным союзникам выделять больше финансовой помощи, при этом любые попытки повлиять на ту же ситуацию с коррупцией воспринимаются чуть ли не как посягательство на суверенитет (правда, пока это брюзжание дальше прямых эфиров не идет). Не редки и призывы предоставить такую же программу помощи, как и Израилю, или списать долги и дать новые кредиты "как Польше".

К кредитам МВФ у украинских политиков выработался такой же "хватательный" рефлекс, как слюнотечение у собаки Павлова. Кредитные транши у нас не стесняются сопровождать крестным знамением ("вот, что крест животворящий делает"), а получение помощи превратилось в некое подобие карго-культа, как у полинезийских туземцев.

Послевоенная экономическая политика Южной Кореи называлась "вончжо кёнчже", или политика, основанная на помощи извне, в данном случае, со стороны американцев. Но американцы не помогали своим корейским союзникам восстанавливать промышленность (точнее, на эти цели шли крохи). Большая часть помощи шла на военные цели (более 70%). Специализация экономики "затачивалась" на экспорт сырья: графит, медь, железная руда, вольфрам.  В 1953 году была создана совместная Американо-корейская смешанная экономическая комиссия (АКСЭК), которая стала полностью контролировать процесс формирования государственного бюджета и определять приоритетные отрасли экономического развития. В дополнение к сырьевым отраслям, экономика Южной Кореи в то время сделала акцент на производстве простейших продуктов сельского хозяйства ("три белых"): зерно, сахар, хлопок. Почти как сейчас в Украине: пшеница, кукуруза, "семечка"…

Новости по теме

В Южной Корее во времена Сын Мана можно было разбогатеть с помощью трех базовых моделей: 1) использование связей с правительством для приобретения активов, оставшихся после бегства японцев; 2) валютные спекуляции и манипуляции с внешними кредитами; 3) распределение среди избранных монополий бюджетных дотаций. В любом случае, каждый серьезный успех тогда был связан с коррупцией и присвоением международной помощи.

В такой экономической модели сочеталось, казалось бы, несочетаемое: достаточно быстрый экономический рост (5-8%), в основном за счет экспорта сырья и продукции сельского хозяйства, и крайне низкие доходы на душу населения: к концу третьего президентства Сын Мана уровень благосостояния корейцев не превышал аналогичные показатели Сомали или Нигерии. Зато развивался такой специфический сектор услуг как проституция – по разным оценкам, он охватывал от 10 до 20% молодого женского населения страны. Практически все грубые экономические просчеты и низкий уровень доходов населения объяснялся власть предержащими тяжелым колониальным наследием и "виной японцев".

Попытка Ли Сын Мана переизбраться на четвертый срок закончилась апрельской революцией и падением "первой республики", на смену которой пришла "вторая". Администрация США охладела в своем желании "наступать на север" и немного ослабила пристальное внимание к Сеулу. Как следствие – там стали появляться новые политики.

Именно поэтому любой "запрос на Бальцеровича" в Украине должен быть поддержан сильной и активной позицией гражданского общества. Причем не только во время выборов, но и в течение всей каденции. Только в таком случае в Украине можно будет создать качественную предпринимательскую среду и сформировать эффективную внутреннюю экономическую политику, а не ошметки "вульгарного либерализма", которым нас все время потчуют.

А иначе – мы обречены терпеть на своих шеях очередных "Сын Манов", когда под эгидой борьбы с прошлым будет вороваться наше будущее.

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

 

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров