Украине нужно защищать свой язык. И вот почему

Украине нужно защищать свой язык. И вот почему
Радио Свобода Украина

То, о чем долго и упорно говорили, спорили, кричали, убеждали, обрело движение, а именно Верховная Рада продолжила рассматривать во втором чтении законопроект об украинском языке как государственном. В документ внесено более 2 тыс. поправок, поэтому ожидается, что его будут рассматривать не менее двух недель.

Ну, а пока хочется "примерить на себя" то, что есть.

Итак, единственный государственный язык — украинский. Обучение на всех уровнях – на украинском. Нацменьшинства, наряду с украинским, смогут учиться на своем языке в отдельных группах. С 1 января 2025 года украинский станет языком ВНО (сегодня язык можно выбрать). Развлекательные мероприятия, конференции и т. п. тоже будут вестись на украинском. На телевидении хотят увеличить квоты на украинскую продукцию до 90% (сегодня она составляет 75%). Кроме того, половина тиража печатных СМИ и книг должны быть (вне зависимости от спроса) на украинском. То же самое касается интерфейсов компьютерных программ и приложений для смартфонов. Чиновники будут обязаны на рабочем месте использовать только государственный язык, а уровень их знаний будет определять специальная Нацкомиссия. Она будет выдавать чиновникам и депутатам соответствующие сертификаты. Но в личном общении можно будет говорить на любом языке. 

Новости по теме

Закон еще не проголосован в Раде, а баталии не прекращаются. Уже сломано немало копий, мечей, ножей, шпаг и щитов. И это еще не конец.

Подавляющее большинство граждан, с которыми мне приходилось общаться, аплодируют стоя, говоря, что такой закон надо было принимать намного раньше, и он опоздал на 27 лет.

Есть и такие, кто категорически против данного закона. Особенно в той части, где речь идет о штрафах для работников сферы услуг, отказывающихся общаться с потребителем на украинском. Причем аргументы приводят смехотворные: дескать, есть люди, которые вообще не имеют способностей к языкам. Вот здесь хочется сразу возразить: коль так обстоит дело, значит они не проходят конкурс на соискание этой должности, и им стоит поискать другую работу, где знание украинского на должном уровне не требуется.

Понятное дело, что истерические стенания Кремля и его "производных" в Украине по поводу "притеснения русского языка" продиктованы отнюдь не только патологической ленью выучить язык страны, в которой они проживают не одно десятилетие (хотя и это, конечно, имеет место). Главное здесь в том, что таким образом ускользает один из основных рычагов влияния на Украину со стороны агрессора, ведь людьми, говорящими с ним на одном языке, легче управлять.

Здесь хочется вспомнить один эпизод из "Войны и мира" Льва Толстого (по понятным причинам беру именно этот пример), где петербургская знать в знак протеста против наполеоновского вторжения постановила общаться на русском, а не на французском. Кто "проколется" - платит штраф. Смешно? Да как сказать… Можно что угодно говорить о тамошней знати, но с учетом того, что французский был фактически их родным языком, и многие говорили по-русски еще хуже, чем товарищ Азаров по-украински, то их отказ говорить на одном языке с агрессором фактически можно приравнять к почти своего рода подвигу на том отрезке времени.

Однако вернемся к закону.

Большинство наказаний за нарушение закона — штрафы. Например, если чиновники на рабочем месте общаются не на украинском языке (а вот если есть служебная необходимость вести разговор на английском или любом другом, не русском, языке, то как?), не ведут на нем деловую документацию, им придется заплатить до 6800 грн. Умышленное искажение языка в официальных документах простым украинцам обойдется в 5100 грн. Такое же наказание грозит учителям, преподавателям, работникам транспорта и сферы обслуживания, если потребитель попросил общаться с ним на украинском языке, но получил отказ. Публичное унижение или неуважение украинского языка (в том числе в кино, на спектаклях или других культурных мероприятиях) приравнивается к надругательству над государственными символами Украины. За такой проступок грозит штраф до 850 грн, арест до полугода или заключение до трех лет. Самое строгое наказание прописано за попытку ввести многоязычие в Украине (например, законопроект о двух языках). Такой шаг приравнивается к свержению конституционного строя, за что грозит до 10 лет тюрьмы. Следить за соблюдением этих правил возложено на уполномоченного по защите государственного языка, который будет рассматривать жалобы о нарушениях.

А вот здесь – информация к размышлению. Как правило, там, где пахнет деньгами (то бишь штрафами), открывается поле непаханое для коррупции, да и просто разного рода злоупотреблений. Как быть с доказательствами вины? Если с письменными документами все более-менее понятно (как говорится, что написано пером, не вырубишь топором), то в устном аспекте с этим намного труднее. Вот, к примеру, такая ситуация. Официант в ресторане отказался отвечать посетителю на украинском. Тот вызвал соответствующие органы. А официант вдруг взял и передумал, дескать, ничего подобного не было, это посетитель сам что-то напутал. Как быть в подобных случаях? Не ходить же постоянно с включенным диктофоном, в самом деле.

Новости по теме

А уж сколько встречных исков в ответ на штрафы будет подано! И самое неприятное в этом деле то, что виноватым окажется… украинский язык. Опять. И те, кто его и так не очень жалуют, возненавидят еще больше.

Хочется верить, что все это должным образом будет прописано и действительно заработает, а не почит в бозе, как, например, закон о штрафах относительно курения в общественных местах. Не знаю, может, где-то и штрафуют, но только мне не раз приходилось видеть курящих не только на остановках общественного транспорта, но и в маршрутках, причем водителей, которые в ответ на замечания весьма своеобразно реагировали: "А я не у вас на кухне курю". Но это так, лирическое отступление.

Я уже живо представляю себе вопли и жалобы "угнетенных и притесненных", их выступления в различных ток-шоу и всяческое муссирование этой темы. Будут сравнивать несравниваемое, например необходимость изучения украинского языка со стоимостью колбасы (так повелось, что в совковом сознании сей продукт является мерилом благосостояния), будут рассказывать о том, что народ "зубожие", а его "заставляют разговаривать на мове" и т. д. Но это все ожидаемо и прогнозируемо, и мы должны и это пройти.

Слишком жестко, радикально, "бесчеловечно" и т. д.? Отнюдь. Это просто необходимые меры для предотвращения смерти языка. Чтобы украинский язык не ушел со временем в небытие (как коптский, древнеегипетский, аккадский, скифско-сарматский и др.), его нужно спасать. Пусть этот закон будет, образно говоря, необходимой терапией для того, чтобы "пациент" выжил. И чем быстрее, тем больше шансов на жизнь.

Невозможно все время гладенько и "по шерстке", так как существуют моменты, когда надо не пряником, а "огнем и мечем". Все мы помним, какое развитие получил украинский язык во время президентства Ющенко. Тогда Кремль не на шутку испугался (и не зря). Что произошло после этого, тоже помним. Язык – это одна из составляющих (или один из цементирующих компонентов) украинской национальной идеи. Поэтому если не принять подобных мер сейчас, то следующий шанс выпадет нескоро (если вообще выпадет). Для сравнения возьмем Эстонию: те жители, которые не удосужились выучить эстонский язык, не получают гражданства этой страны (язык там является обязательным критерием для получения гражданства), не могут голосовать и быть избранными.

И параллельный пример – Белоруссия. В 1991 году была провозглашена независимость Белоруссии.

- За кого голосовали? – спросила я тогда у одной знакомой, гражданки Белоруссии.

- За Шушкевича. Он – один из немногих, кто знает белорусский язык, - последовал ответ.

Станислав Шушкевич, сын белорусского писателя, возглавил тогда Верховный совет независимой Белоруссии. А в 1995 году по инициативе Лукашенко был введен второй государственный – русский – язык.

В 2012 г. в Белоруссии были обнародованы итоги социологического опроса, проведенного независимой лабораторией "Новак". Они не могут не шокировать. Согласно этим опросам, доля граждан, которые в быту пользуются белорусским языком, упала до 3,9%. Уменьшилось также количество респондентов, которые понимают белорусский язык, считают его родным, умеют читать и писать на нем.

По мере того как уменьшается количество носителей языка, умирает и язык. Подобное происходит и в процессе ассимиляции – язык, переходя в новое качество, перестает быть собой.

"Нації вмирають не від інфаркту. Спочатку їм відбирає мову". (Ліна Костенко)

Поэтому если мы достаточно серьезно и решительно, не обращая внимания на насмешки, скептицизм (а порой и ярое сопротивление), подойдем к претворению в жизнь языкового закона (который, верим, будет принят в наилучшей для языка редакции), то наши граждане через одно-два поколения будут уже совершенно беспроблемно говорить на хорошем украинском, а не на суржике. Первые шаги, сделанные за прошедшие 5 лет в отношении украинского языка, в частности 75-процентная квота на украинскую продукцию на ТВ, уже дали всходы: оказывается, у нас в стране немало хороших музыкантов, которые создают качественный отечественный продукт, а художественные фильмы (и с украинской озвучкой, и пока, к сожалению, немногочисленные на украинском) позволяют воспринимать этот продукт на совершенно ином качественном уровне.

Однако одними штрафными санкциями язык не спасешь. (Да что там санкции! Ирина Фарион, мечущая громы и молнии в адрес и украиноНЕговорящих, и украиноговорящих, но не пользующихся Харьковским правописанием, почище любых санкций будет!) Параллельно следует повсеместно вводить курсы по изучению украинского языка, где преподавать будут доброжелательные и терпеливые люди (в конце концов, путь к хорошему украинскому начинается с плохого украинского, и надо ценить каждого, кто пошел на эти курсы, чтобы либо изучить, либо подтянуть язык). Ну и, конечно, не забывать о создании таких условий, при которых не выучить язык будет невозможно.

"Чтобы любить - надо знать, а чтобы проникнуть в такую тонкую и необъятную, величественную и многогранную вещь, как язык, надо его любить". (Василий Сухомлинский)

Повторюсь, нам еще много предстоит услышать о том, что вместо "мовы" надо строить дороги, заводы, пароходы, снижать цену на газ и т. д. Что ж, и одно стоит делать, и о другом не забывать.

Но примерно по такой же, указанной выше, схеме работали противники декоммунизации: мол, "кому мешает памятник", ведь его уничтожение не прибавит той самой пресловутой колбасы.

А вот здесь позволю себе маленький экскурс в историю. В свое время древние израильтяне повалили фигуры Ваала и Астарты. Своим поступком эти смельчаки рисковали навлечь на себя гнев остальной части общества, не желающих никаких перемен, так как при этих капищах они зарабатывали себе на отнюдь не бедное существование. Этот шаг был не просто физическим уничтожением каменных идолов, которым приносились в жертву люди (дети в основном). Это было восстанием против всей языческой идеологии. 

Готово ли наше общество совершить рывок и "прекратить приносить в жертву" будущие поколения? Поживем – увидим.

На днях на просторах интернета встретила такое: "Попробуйте просто заговорить на украинском. Честное слово, он не кусается, я это знаю точно. И вряд ли украинцы будут бросать камни или разбивать ваши айфоны за неправильное произношение. Просто говорите, а язык вас отблагодарит всем своим калиновым благозвучием и искренней любовью к красоте, радости и счастью".

Наталья Григорьева

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>