Украинская экономика "растет" на радость кредиторам

Украинская экономика "растет" на радость кредиторам
Из открытых источников

Алексей Кущ

экономист

Украинская экономика растет на радость кредиторам: в этом году темпы роста составят примерно 4% или даже более того. То есть уже скоро придется заплатить внешним кредиторам "бонусы за рост" в размере 15% от прироста в диапазоне 3-4% и 40% от роста ВВП, превышающего 4%.

Темпы роста экономики обеспечиваются за счет розничной торговли (+10%) и финансового сектора, декларирующего исторический рекорд по показателю прибыли. Правда, за счет государственных банков и вложений сектора в казначейские инструменты в виде ОВГЗ Минфина или депозитных сертификатов НБУ. Это непродуктивное развитие, с которого нам еще придется платить налог на рост.

А как себя чувствует базис экономики в виде индустриального ядра? Ведь именно промышленность является той силой, которая создает в стране экономическую гравитацию, давая импульс развитию другим секторам экономики и притягивая иностранные инвестиции. Мир сейчас развивается в постиндустриальной парадигме, но это вовсе не значит, что роль промышленности отошла на второй план.

В развитых странах первичный сектор экономики в виде сельского хозяйства и добывающих отраслей формирует до 5% ВВП. Еще 20-25% дает промышленность или вторичный сектор. Более 70% составляет третичный сектор (услуги, медицина, наука, образование). В наиболее прогрессивных экономиках зарождается четвертичный сегмент – инновации в контексте развития цифровой, информационной экономики.

Новости по теме

Если сравнить строение успешной экономики со структурой земного шара, то промышленный сектор составляет ядро, небольшое по размеру, но крайне важное, так как именно оно обеспечивает магнитное поле земли. Примерно та же роль и у промышленности – это и магнит для инвестиций, и стартовый источник доходов населения, после активации которого запускается цепочка просачивания доходов между основными социальными группами и секторами экономики.

Для того чтобы работали кафе, рестораны, парикмахерские и т. д., нужно вначале где-то сформировать стартовый национальный доход. Объектом его получения может быть либо промышленность, либо сырье. В этой концепции сектор услуг – это как мантия в структуре земного шара, огромная масса, поглощающая энергию промышленного ядра и аккумулирующая ее. А добывающая промышленность – это своеобразная земная кора, основа любого материального производства.

Как показали данные ЮНКТАД при ООН, более 100 стран, формирующих 90% ВВП, привлекали инвестиции с помощью национальной промышленной политики, которая служила для инвесторов и базовой матрицей, и дорожной картой прогнозирования рентабельности вложений.

Нынешняя концепция функционирования украинской экономики – это некий упрощенный латиноамериканский формат (не столь развитый). Промышленность медленно умирает, но сектор услуг показывает рост, особенно в сегменте торговли. Источник "просачивания" национального дохода здесь – уже не промышленный сектор, а теневая экономика и трудовые доходы наших "заробитчан".

То есть украинцы зарабатывают в чужих "промышленных ядрах" секторов услуг и за счет этих денег формируют платежеспособный спрос в Украине, который и вытягивает третичный сектор экономики вверх. Но теневая экономика и трудовые мигранты не платят налоги. Зато это делают украинские предприятия, прежде всего сырьевой сектор и переработка.

В результате бюджет все более становится зависимым от налогообложения импортных товаров (НДС, пошлины), то есть налогооблагает конечного потребителя. Но налоговая зависимость от импорта (а стало быть, подспудная заинтересованность власти в его росте) – это очередной гвоздь в крышку гроба отечественной промышленности.

Как следствие, в ближайшее время государство может столкнуться с проблемами дефицита платежного баланса (отрицательное торговое сальдо по прогнозам правительства в 2020 ухудшится до минус 15 млрд долл., и перекрывать эту дыру за счет трудовых трансфертов и новых кредитов будет все сложнее), а также с недопоступлением доходов в бюджет, так как замирание индустриального ядра рано или поздно скоррелирует со снижением подушевого дохода населения.

112.ua

Если в январе 2018 года промышленное производство росло на 4,3%, то уже в январе 2019-го рухнуло на 3,3%. В целом за период январь - октябрь 2019-го промышленное производство по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократилось на 0,6%. Сравним это с ростом ВВП на 4% в среднем, для того чтобы осознать все масштабы этой экономической антиутопии.

112.ua

Из отраслей больше всего сократились показатели энергетики (минус 1,7% за указанный период) и перерабатывающей промышленности (-1,2%). Рост зафиксирован лишь в добывающих отраслях - +1,7%. Кстати, есть такой метод оценки роста реального ВВП, как "энергетический": как показывает практика, потребление энергии в сырьевой экономике практически идентично реальному росту валового продукта.

В Украине энергетический сектор упал на 1,7%, и здесь свою роль сыграли не только дешевые импортные энергоресурсы и потепление. Налицо реальное сокращение энергоемкости украинской экономики, причем этот процесс проходит явно не на фоне системных программ энергосбережения, стало быть, единственная причина снижения потребления энергоресурсов в промышленном секторе – это падение экономики вниз.

Укрепление курса национальной валюты может двояко влиять на экспортоориентированную экономику. Если она производит товары с высоким уровнем добавочной стоимости и встроена в глобальные технологические цепочки, негативный эффект может быть в значительной мере купирован.

Так произошло в Польше, когда модель "злотоцентризма" долгое время обеспечивала не просто курсовую стабильность, но и укрепление злотого. С одной стороны, тогда пострадали польские сырьевые компании, чья экспортная выручка в пересчете на злотый сократилась. Но выиграли другие отрасли, которые воспользовались удешевлением энергетического, сырьевого, инвестиционного и технологического импорта.

Так возникло новое польское индустриальное ядро в виде электротехники, производства бытовых товаров, фармацевтики, химической промышленности. Как показал польский опыт, компании, которые становились участниками глобальных цепочек добавочной стоимости (например, в автомобилестроении, смогли найти нужные компенсаторы в рамках транснациональной организации производства.

Зато крепкий злотый является магнитом для прямых иностранных инвестиций. В отличие от Украины, поляки сделали ставку на привлечение инвестиций в реальный сектор экономики, а не на рынок спекулятивных краткосрочных государственных долгов.

Новости по теме

Реальный сектор экономики уже почти вошел в дефляционную ловушку. Здесь можно вспомнить "никсоновский шок" в США, когда "поломалась" кривая Филлипса (высокая безработица и инфляция, что нехарактерно). Тогда в Америке с инфляцией затрат боролись монетарными методами: все думали, что инфляция выше тренда, а на самом деле тренд изменился в результате нарушения глобальных факторов экономики.

США тогда спасла рейганомика, или вуду-экономика, и ее автор Артур Лаффер, предложивший свою "кривую" и глубокий фискальный маневр. Он же создал новый формат чилийской экономики во времена Пиночета. Все последние годы НБУ боролся с инфляцией затрат монетарными методами, думая, что подавляет инфляцию спроса.

Простыми словами, в Нацбанке думали, что цена, например, на мясо растет, потому что украинцы много едят, а не потому, что издержки его производства каждый год растут. Бороться с немонетарной инфляцией монетарными методами равносильно удушению экономики.

Войти в дефляционную ловушку намного проще, чем выйти из нее. Существуют прогнозные математические модели, оценивающие вероятность экономической рецессии: если тренд промышленной инфляции долгое время находится ниже кривой ИПЦ - жди замедления темпов ВВП.

Если посмотреть на географическую карту, то можно увидеть, что проявление промышленной инфляции в 2018 году носило ярко выраженный характер экономического районирования и определяется характером размещения производительных сил в условиях распадающегося индустриального ядра. 

Бывший Донецко-Приднепровский экономический район находится в состоянии роста промышленных цен (в диапазоне 0,1-10%, а в Сумской области – выше 10%), что объясняется более высоким уровнем добавочной стоимости в этом территориально-промышленном комплексе.

Высокие цены промышленных цен сохранялись и в западных областях, которые все больше напоминают полигон для развития украинского аналога мексиканских "макиладора" - малых и средних предприятий (комплектующие, сборочные производства), с той лишь разницей, что в Мексике этот пояс "серого производства" вырос вдоль мексиканской границы и на базе четких льготных правовых механизмов, а у нас – вдоль европейской и с использованием не правовых механизмов, а фискально-таможенного теневого консенсуса.

Центральные области и Киев находились в фазе дефляции: первые - по причине аграрной специализации, а столица – в результате системной деиндустриализации.

Анализ промышленной инфляции в 2019-м показал общее снижение промышленных цен. Здесь проявились как факторы укрепления курса гривны, так и факторы мировых цен на сырье и полуфабрикаты, которые представляют наш традиционный экспорт. Удешевление энергоресурсов также вносило существенный дезинфляционный эффект.

Кроме того, на динамику цен влиял и характер рентной, монополизированной, сырьевой экономики. Последний фактор очень четко высвечивается при сравнении ценовой динамики по одной и то же отрасли внутри Украины (внутреннее потребление) и за ее пределами (экспорт).

Во времена Рейгана угроза сильного доллара для экономики была минимизирована знаменитым соглашением "Плаза" в честь одноименного нью-йоркского отеля, в котором собрались представители Group of Five, G5: США, Великобритания, Франция, Германия и Япония, которые приняли решения провести скоординированные валютные интервенции по ослаблению доллара и понизить свои базовые ставки.

В результате США получили семь лет интенсивного экономического роста, а Япония попала в "дефляционную ловушку". Хотя начиналось все тогда не очень обнадеживающе: первые годы президентства Рейгана отметились "рецессией Волкера", названной так по имени тогдашнего главы ФРС. Пол Волкер пытался лечить наследие Никсона высокими процентными ставками.

Рецепт устойчивого роста "рейганомики" - это экономика, ориентированная на предложение товаров, производимых внутри страны. Американцы, защищая свой внутренний рынок, особо не церемонятся. Их требования к торговым партнерам просты: или укрепляйте свои валюты, или мы введем против вас торговые пошлины.

Один из принципов этой модели – высокие базовые процентные ставки приводят к оттоку капитала из низкорентабельного бизнеса, что происходит сейчас и в Украине, когда выживают лишь простые сырьевые циклы и сопутствующая логистика с сезонной рентабельностью 30-50% (макроэкономическая модель IS-LM Джона Хикса). Снижение цен на фоне укрепления курса национальной валюты – это двойной шок для сырьевой экономики.

Новости по теме

Единственный выход – это снижение базовых процентных ставок центрального банка и замещение спекулятивных портфельных инвестиций на долгосрочные прямые вложения. Но для этого нужна новая промышленная политика и система пошлинных защитных мер с учетом уже подписанных соглашений о ЗСТ.

Что касается монетарной политики, то "рейганомика" опиралась на постоянный контроль показателя обменного курса национальной валюты независимо от объема денежной массы, в результате чего она входила в противоречие как с кейнсианством, так и с монетаристами. Мы производим крайне мало товаров, опираясь на сырьевую парадигму. Перефразируя слова Рейгана, "наши деньги находят слишком много импортной продукции".

Промышленная дефляция в паре с ревальвацией гривны лишь усилят этот процесс – импорта станет еще больше и он начнет съедать даже внутренний рынок социальных товаров. Украине нужен "фискальный маневр" по снижению налогов, как это сделал в США Артур Лаффер, но лишь как второй шаг после демонополизации экономики и усиления базовых институтов, прежде всего судебных.

Иначе весь маневр уйдет в карманы нескольких ФПГ. Как говорил упомянутый "отец рейганомики" и экономического чуда Чили, "не делайте того, что сейчас делают богатые; делайте то, что они сделали для того, чтобы стать богатыми".

Сейчас мы стоим перед точкой экономической бифуркации, особенно учитывая, что нынешнее время – это своеобразное преддверие глобального кризиса, к которому все "умные страны" готовятся загодя. Весьма важно снизить налоговую нагрузку, плюс дерегуляция и применение кредитных механизмов для стимулирования развития малого и среднего бизнеса, демонополизация базовых рынков и улучшение доступа МСБ к ключевым инфраструктурным системам.

А для этого придется на одну чашу весов положить интересы нескольких монопольных ФПГ, а на другую – задачи развития всей экономики. Новый кризис станет мерилом эффективности любых реформ, как было сказано в Библии и как может быть произнесено в адрес государств - "летних стрекоз": "Вы были взвешены, вы были измерены и были признаны негодными".

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>