Украинское правописание: Языковая Конституция без законов

Свершилось – принята новая редакция правописания, которую давно ждали филологи. Она фиксирует ряд изменений постфактум, а в целом все остается как было

Украинское правописание: Языковая Конституция без законов
Из открытых источников

Ирина Чеботникова

Редактор, 112.ua

Свершилось – принята новая редакция правописания, которую давно ждали филологи. Она фиксирует ряд изменений постфактум, а в целом все остается как было

Принятие законов и документов, регулирующих функционирование украинского языка в Украине, не проходит гладко. Недавний языковой закон, пришедший на смену так называемому закону "Кивалова-Колесниченко" и принятый перед выборами, уже оспаривают в судах разных инстанций.

Но второй компонент предвыборного лозунга Порошенко, язык, продолжил реализоваться и после выборов: 22 мая Кабинет министров принял постановление, которым утверждается новая редакция Украинского правописания. Языковой закон более сложный и о нем написано уже много, поэтому хотелось бы коснуться именно правописания.

Хорошо, что его приняли (тот случай, когда лучше позже, чем никогда), плохо, что совпало с разгаром политических баталий (Кабмин усиленно штампует указы, желая все успеть перед роспуском). Впрочем, правописание – это как раз в меньшей степени политика и в большей – закулисные игры языковедов, так что политическая составляющая разве что в том, что уходящая власть попыталась оседлать эту волну и потерпела неудачу, поскольку неспециалисту понять смысл новшеств довольно тяжело.

Очень часто при объяснении, что же такое правописание как документ, прибегают к красочному сравнению "мовна Конституція". Отчасти оно верно: если языковой закон излагает, как функционирует язык в обществе, то правописание – это некий извод того, что такое язык на современном этапе.

Разумеется, ни один, даже самый полный документ не зафиксирует все грамматические формы, не расскажет, какие из них устарели, какие употребляют только в определенной местности, какие допустимы в разговорной речи и так далее – правописание, как и Конституция, содержит только общие положения и принципы. Как именно воплощать эти принципы – определяют законы и подзаконные акты или, если продолжим метафору...

И здесь мы попадаем в некий "вакуум власти". Что можно назвать в сфере языка законами и нормативными актами? Словари? Да – они синхронизируются с правописанием (то есть написание слова "священик" по старым правилам, с одной "н", уже неактуально и в новых изданиях словарей будет зафиксирована новая норма – "священник").

Но вот беда: самые авторитетные словари, содержащие гриф Академии наук, были изданы еще во времена СССР, как словарь украинского языка в 11 томах, а новых, настолько же доступных и авторитетных, очень мало. Разные сводные словарные сайты, честно говоря, не внушают доверия, поскольку их методология не всегда ясна и это плохо верифицированные источники.

Новости по теме

Не спорю, есть и интересные находки – особенно удивляюсь, когда вижу в шапке сайта ссылки на какие-то инициативы или фонды, – но почему об их деятельности известно столь мало? И здесь начинается самое печальное.

При Советском Союзе были созданы государственные институты, которые занимались изучением и унормированием языка. В Российской империи таких учреждений не было – это делали любители истории и старины. Если XIX век был эпохой гениальных одиночек, то XX стал эпохой коллективной работы над фундаментальными вопросами с привлечением проверенных научных методов.

Исследования по истории языка, многотомные курсы современного литературного языка, диалектологический атлас украинского языка – все это было создано в советское время. Даже учитывая тогдашнюю языковую политику, от результатов работы ученых не выйдет отмахнуться – хотя бы потому, что современная украинистика за время независимости не создала чего-то подобного (есть ряд хороших работ, как "Українська мова: енциклопедія", но их слишком мало).

После распада СССР среди филологов появилось два противоборствующих направления – условные "возвращенцы", выступавшие за частичный или полный возврат норм, бывших в употреблении, например, в 1920-е годы, когда активно шла работа над созданием украинского правописания, и условные "прогрессисты", выступавшие за дальнейшее развитие языка.

За годы независимости им не удалось прийти к компромиссу, потому что вместо примирения советского наследия с наследием диаспоры они заняты взаимными обвинениями в использовании калек с русского/польского. Отсюда и разнобой в советах, как правильно писать и говорить – "філіжанка" или "горнятко", "цього року", "в цьому році" или вовсе "цьогоріч", "городяни" или "містяни", "будь ласка" или "прошу".

Какой из вариантов украинского языка более украинский? Согласитесь, сам вопрос звучит дико, но именно об этом сейчас дискутируют.

Принятая редакция Украинского правописания (предыдущая была создана и опубликована в 1989-1990 годах) только подливает масла в огонь – ею частично возвращены нормы "скрыпныкивки" (параллельные формы "радости", "етер", "лавреат" теперь легальны), частично предложены новые нормы (дефисное написание ряда слов, написание пів-, фиксация иностранных имен собственных), частично зафиксировано то, что и так имело место в языке (употребление феминитивов, написание высших государственных должностей со строчной).

То есть во многом "можно и так, и так" – и никто не говорит, как же все-таки правильно, какие научные основания для того или иного написания. До этого была попытка разработать правописание в 1999 году, которую обычно связывают с именем Василия Нимчука, – он умер несколько лет назад. Большая часть состава Комиссии по вопросам правописания – немолодые люди.

Их возраст и желание наконец принять хоть что-нибудь привели к тому, что работа комиссии длилась много месяцев, но ни СМИ, ни общество не поняли, какая же версия из опубликованных финальная, а языковеды-любители нашли там множество противоречий. Несуществующий "индик" взбудоражил умы, но о нем очень быстро забыли.

Принятие новой редакции правописания демонстрирует работу Института языкознания имени А. Потебни и филологов-теоретиков. Но по-прежнему противоречивый документ не спасет филологов-практиков. Правописание не дает ответ на вопрос, что делать, если словарные рекомендации не совпадают, как писать неологизмы, где смотреть правила транслитерации (или транскрипции?), как работать с техническими и юридическими текстами – этим должно заниматься сообщество языковедов.

Но рекомендации лингвистов очень часто отдают вкусовщиной, а работы популяризаторов повторяют малоизвестные исследования. И редакторы, желая доказать оппоненту свою точку зрения, начинают бесполезную войну ссылок – и каждый из них по-своему прав. Доверию к филологии как науке это не способствует.

Ситуация патовая: формально мы имеем и Институт языкознания имени Потебни (а еще Институт украинского языка НАН Украины), и филологические журналы, и лингвистические факультеты, то есть работа будто бы кипит. Фактически же языковеды сами по себе, а общество само по себе. Много ли вы знаете редакторских блогов (кроме профессора Пономарива, который не редактор)? Их единицы.

Известны ли вам рекомендации кафедр журналистики по словоупотреблению для СМИ? Мне – нет. Знаете ли вы, как готовят переводчиков с русского на украинский? А их и не готовят, такая специализация – редкость (к слову, учителей украинского намного больше, но глубина их познаний исчисляется по шкале с отрицательными значениями). В итоге мы не знаем ни украинского, ни русского.

Полстраны не различает предлоги "с" и "из", а другая половина не знает, как пишется "півкраїни". К моему огромному сожалению, чистую литературную украинскую речь я слышу очень редко, гораздо чаще это суржик. Многочисленные фейсбучные группы предлагают панацею: подборки редких украинских слов и таблички "правильно-неправильно". Но это самообман.

Призывы популяризировать украинский язык правильные. Но до тех пор, пока украинцы будут узнавать о правилах вначале на Грамоте.ру, а уже потом смотреть в отечественные словари, наша наука обречена. Если государство ведет провальную гуманитарную политику, оно обречено. Если общество не настоит на выработке адекватного подхода к вопросам языка и подготовке научно-педагогических кадров, оно обречено. И виноваты в этом будем только мы сами.

Ирина Чеботникова

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>