Андрей Крищенко, глава Нацполиции в Киеве
Из открытых источников

В Киеве по состоянию на 2018 год в сутки угоняют 2,5 машины. Всего начиная с января было зарегистрировано 99 угонов. В прошлом году за этот же период было совершено 120 угонов. Тенденция к снижению угонов утвердилась с декабря 2016 года, продержалась весь 2017-й и продолжается в этом году. Но, как рассказывает глава столичной полиции Андрей Крищенко, угоны элитных авто – настолько прибыльный и рентабельный бизнес, а риски для угонщиков настолько малы, что невозможно просто взять и резко сократить количество угонов. Необходимы изменения в законодательстве, чтобы угонщик проводил в тюрьме не год-два, а восемь-десять лет. Тогда, говорит Крищенко, можно будет надолго закрыть профессиональных угонщиков.

Как мы до такого докатились

В Уголовном кодексе Украины есть ст. 289 "Незаконное завладение транспортным средством", по которой и квалифицируются угоны. В статье 289 несколько частей и примечаний, согласно которым квалифицируются угоны по степени тяжести. Так, часть первая ст. 289 предполагает за угон от 3 до 5 лет лишения свободы, часть вторая – угон по предварительному сговору с насилием, карается от 5 до 8 лет, часть третья – угоны совершенные организованной группой – от 10 до 15 лет с конфискацией.

И примечание от 2005 года, в котором говорится о реальных убытках – то есть ущербе, который человек понес в связи с уничтожением или повреждением вещи, а также затратах, которые он должен понести для возобновления утраченного права. Ничего не понятно? Объясним на пальцах.

Полиция по горячим следам ловит преступника на угнанном авто, на котором он проехал 5 километров. Автомобиль возвращают счастливому владельцу, а преступников отправляют в суд. Перемога? Не совсем. Все дело в том, что благодаря примечанию ст. 289 УКУ преступника будут судить не за угон автомобиля, а за потраченный на эти 5 км бензин.

"Группа преступников завладела автомобилем за 150 тыс. евро. Они намеревались его украсть и продать, в итоге получить, например, 100 тыс. евро. Полиция задерживает угонщиков на этом авто через 5-7 км, машина целая, возвращена владельцу.  Фактически реальные убытки – это тот бензин, который они потратили, когда скрывались. То есть владельцу не нанесен ущерб. И сразу с третьей части мы вынуждены переквалифицировать статью на часть первую. И сразу же уменьшается ответственность. Хотя у реального преступника был умысел совершить кражу в размере 150 тыс. евро. Но если преступник заходит к человеку в квартиру, где лежит 150 тыс. евро, и он их берет, и преступника ловят на выходе из дома, то он отвечает по самой тяжелой части ст. 185. Хотя и там и там было желание украсть 150 тыс. евро, но в случае с авто он может избежать полной ответственности, а в случае с ограблением – не может", - рассказывает Крищенко.

Что делать

Крищенко уверен, что выбить из преступного бизнеса и тем самым значительно сократить количество угонов полиции удастся в том случае, если закон позволит не привязываться к "реальным убыткам", а угонщиков будут судить за угнанный автомобиль, а не за потраченный на нем бензин. "Фактически, если максимально упростить, нужно просто изменить в Кодексе в примечаниях "реальные убытки" – эту фразу убрать, ее нет ни в одной другой статье, связанной с имущественными преступлениями".

"Нужно убрать примечание из ст. 289, и тогда угон будет квалифицироваться как более тяжкое преступление, по части третьей, которая предполагает до 15 лет лишения свободы с конфискацией. Тогда как в части первой от 3 до 5. А реально есть приговоры, когда суд дает 5 лет лишения свободы с испытательным сроком три года. Это направлено на борьбу с профессиональной и организованной формой завладения автомобилями. У угонщиков элитных авто это профессиональная деятельность, в которой фактически отсутствуют риски. Эту ситуацию нужно исправлять, причем срочно. Потому что на сегодняшний день все неприятности пойманного угонщика умещаются в задержание, в три дня нахождения в СИЗО, 70 тыс. гривен залога".

Знакомые все лица

Полицейские Киева знают своих "клиентов" в лицо, что при такой законодательной коллизии не удивительно. Они их ловят, а те выходят через 4 дня под залог или максимум отсидят год в тюрьме.

"Очередной последней каплей стал случай в конце января, когда мы задержали очередную группу грузин – угонщиков, которые угнали Range Roverстоимостью 150 тыс. евро. Лидер этой группы был задержан в 2016 году тоже во главе группы угонщиков, тоже за угон элитного автомобиля. Судом ему была избрана мера пресечения – личное обязательство. В итоге он получил год лишения свободы и фактически не сидел в тюрьме. Уже, получается, в начале 2018 года мы его ловим за тем же занятием", - говорит Крищенко.

"Мы фактически ловим одних и тех же, задерживаем раз в два года, по кругу. Мы хотим увеличить этот круг, чтобы преступник садился на 8 -10 лет, а мы за это время будем ловить других. Выбиваем это профессиональное ядро. Возможно, когда он отсидит 8 лет, он уже не захочет этим заниматься, а так он через год вышел и фактически безнаказанно".

Под прицелом профессиональных угонщиков, которые пользуются специальным оборудованием для вскрытия сигнализации, глушения маячков, которые устанавливают владельцы, поддельными документами и номерными знаками, специально снимают гаражи, в основном элитные дорогие машины. К каждому угону готовятся: выясняют маршрут, место и время, где машина чаще всего без присмотра, а когда садятся в машину, сразу меняют номерной знак, к которому уже готов поддельный техпаспорт: "Это полная профессиональная деятельность, которую мы пресекаем, все равно квалифицируем, как и действия "спонтанного" угонщика, – шел пьяный, увидел открытую машину, сел и уехал. Это тоже угон – но это другая степень подготовки, по части 1 ст. 289", - говорит Крищенко.

Есть и другие схемы, когда владельцам возвращают за деньги. Преступники возвращают угнанный автомобиль за 20-30 тыс. долларов: "И залог 70 тыс. гривен несоизмерим. Практически этим лояльным законодательством мы исключили негативные риски для преступников, которые они должны нести, занимаясь своей преступной деятельностью. А так у него прибыль гораздо выше, чем убытки. Возвращает один автомобиль за 30 тыс. долл., попадаясь на другом, вносит залог 70 тыс. гривен и имеет возможность в дальнейшем продолжать то же самое делать", - рассказывает глава полиции Киева.

"Угонов по прежнему много. Но! Начиная с 2013 года, количество угонов росло, первая тенденция к уменьшению появилась в декабре 2016 года. В 2017 г. она сохранилась, за год стало почти на 400 угонов меньше, и сейчас тенденция сохраняется. Количество уменьшается, раскрываемость увеличивается. Полиция прикладывает усилия, но проблем много. И тут дело не только в судах и законодательстве. Да, полиция не всегда успевает, не всегда добегает. Есть и профессиональные проблемы: мы задерживали в прошлом году группы с коррумпированными связями, где находились бывшие полицейские. Мы понимаем, что есть такая проблема, когда бывшие наши коллеги занимаются этими угонами. Но эффективным инструментом борьбы с этим злом стало бы изменение законодательства", - резюмирует Крищенко.

Новости по теме: В Киеве задержана группа угонщиков элитных автомобилей