Виктор Ющенко и Владимир Путин, 2008 год
Lenta.ru

Предыстория отношений, которые сложились у нас с президентом России, была специфической. Когда я был премьер-министром, у нас были очень хорошие отношения с премьер-министром Михаилом Михайловичем Касьяновым. Мы вели реформирование газовых отношений, отказались от государственных долгов, провели большую реформу. Как нам казалось, диверсифицировали. Оттуда начались хорошие отношения, знакомство с президентом России.

Когда были выборы, Путин трижды "по ошибке" поздравлял Януковича. Мое появление в Москве вызвало неприятие. Я помню каждую минуту той встречи. Нам надо было побыть один на один. Тем не менее, ничего тяжелого не было. То, что было со здоровьем... Понятно, с кем связывают эту историю моего отравления: нежелание российской стороны видеть Ющенко президентом Украины, потому что это другой стратегический курс, новая стратегия. Но ощущения того, что я нежелателен, у меня не было.

Мы с президентом России сидели очень долго, один на один, и пришлось наши отношения зачистить, начиная от тех приветствий некстати. И в конце концов я услышал слова, которые были достойными, с точки зрения той глупой политической ситуации. Это было сделано должным образом, достойно, и я сказал, что отношения с Россией входят в структуру украинского национального интереса. Поэтому то, что было некстати, – это не так важно. Было бы очень хорошо, если бы мы сейчас открыли новую страницу.

Новости по теме: Ющенко: Украинцы научились голосовать, но не научились пока выбирать

Я дал ему лист бумаги и сказал: "Владимир Владимирович, сформулируйте десять приоритетов, которые вы хотели бы реализовать в следующем году как руководитель России, а я напишу десять своих приоритетов, которые я хочу реализовать как стратегические задачи для нашего национального интереса". И так мы вышли на то, что у нас получился план из 27 пунктов.

Путин был очень тактичным. Не было такого банально грубого обхождения. Из практики: когда мы готовим украино-российские переговоры, я всегда 30-40 листов карандашом выписываю. По каждому вопросу 2-3 абзаца, чтобы восстановить мнение. Мы встречались 7-8 раз, и каждый раз разговор начинался так: "Виктор Андреевич, начинайте". Я беру бумаги, дохожу до двадцатого вопроса и говорю: "Я попросил бы, чтобы вы комментарий вели". Это мне тоже очень нравилось в наших отношениях: у него тоже были маленькие листы, как перфокарты, которые он носил во внутреннем кармане. Он их достает (а на каждом листе было по вопросу) и начинает откладывать в сторону. Пачка заканчивается, и он потом говорит: "Виктор Андреевич, вы все сказали".

Я никогда не слышал от него слова "нет". Хотя в мае 2008 года... в 2009 году было 300-летие Полтавской битвы. Имперская Россия началась с победы в полтавском бою. Перед тем российский император проигрывал все бои, бежал в Европу месяца на три, потом возвращался. Полтава – первый день имперского календаря, и Россия очень хотела это отпраздновать. Я Путину говорю: "Полтава начинается с Батурина". А он задает вопрос, неожиданный для меня: "А что такое Батурин?" И сидит Черномырдин, который приходил ко мне перед моей поездкой в Москву, и мы с ним два-три часа говорили по повестке дня, какие вопросы я хотел бы задать. И здесь Черномырдин говорит: "Владимир Владимирович, я вам объясню, что такое Батурин". А я говорю: "Виктор Степанович, вы сами это узнали три дня назад. Давайте я это объясню".

Новости по теме: ЕС является главным кредитором российской агрессии на Донбассе, – Ющенко

Я объясняю, что это трагедия моей нации, и если вы, Владимир Владимирович, хотите приехать в украинский парламент и чтобы украинские парламентарии 15 минут аплодировали вам, то подарите Украине батуринский архив Ивана Степановича Мазепы. И здесь наступает пауза, которая уже выходит за пределы дипломатической. Чтобы исправить ситуацию, говорю: "Если там есть какие-то проблемы в российском законодательстве, что нельзя передать гетманский архив, может быть, подарите копии нам". Опять пауза. Я говорю: "Мы договорились с королем Швеции, что они привезут на три месяца выставку украинских знамен, архивов, и мы показываем в музее истории эти страницы наших отношений. Может, вы тот архив выставили бы на три месяца в Батурине?" Молчок, а потом: "Надо подумать".

Я жалею до сих пор, что не удалось сделать этого, потому что я вообще на каждой второй встрече поднимал вопросы исторического примирения. И все время приводил пример, как мы сделали с поляками. Потому что бóльших конфликтов в Европе, чем были между украинцами и поляками, ни у кого не было. И мы вышли к прощению, подали друг другу руки – прошли историческое примирение. Нам надо было это с Россией пройти.

Но тогда Путин этого не понял. Меня глубоко не удовлетворило, когда он сказал, что "ну почему я буду извиняться за царское правительство?". Это непонимание постановки вопроса. Мы говорим о наследственности независимо от того, фараоны там были или императоры.

Виктор Ющенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.