Зачем Министерству обороны собственная антикоррупционная "инквизиция"?

Зачем Министерству обороны собственная антикоррупционная "инквизиция"?
Из открытых источников

Михаил Пластун

Кандидат юридических наук, замначальника Департамента защиты экономики Нацполиции Украины (2015-2016)

Несколько дней назад в парламентском комитете по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки заявили, что планируют создать рабочую группу для наработки законопроекта о военной полиции. На первый взгляд – вполне логичный законодательный шаг.

Ведь вопрос давний и требует решения. Еще с 2002 года в ВС Украины существует Военная служба правопорядка (ВСП), которая следит за порядком в армии, соблюдением военнослужащими Устава Вооруженных сил. В 2015 году законодатели задумались над реформированием ВСП в Военную полицию.

Тогда и появился соответствующий законопроект № 1805 от 21.01.2015, который предлагал сформулировать полномочия военной полиции.

"Военная полиция — это военное правоохранительное формирование, предназначенное для обеспечения правопорядка среди граждан Украины, которые являются военнослужащими, военнообязанных и резервистов во время прохождения ими сборов (далее — военнослужащие), предотвращения, выявления уголовных и других правонарушений, совершенных военнослужащими, а также сотрудниками и государственными служащими МО Украины и ВСУ, их раскрытия и пресечения, обеспечения безопасности дорожного движения военных транспортных средств, защиты прав и свобод военнослужащих и военного имущества от противоправных посягательств, участия в противодействии диверсионным проявлениям и террористическим актам и прекращения противоправных действий военнослужащих и гражданских лиц на военных объектах". 

Важно, что  законопроект № 1805 планировал наделить военную полицию, кроме стандартных функций, которые присущи ей в других странах мира, еще дополнительными полномочиями. Речь идет о досудебном расследовании коррупционных преступлений, совершенных государственными служащими и работниками Министерства обороны Украины и ВСУ во время выполнения ими служебных обязанностей в расположении воинской части или на военных объектах.

Новости по теме

Тогда общественность и экспертная среда заявили, что в таком виде законопроект содержит немалые коррупциогенные факторы. Первый фактор содержится в предоставлении министру обороны Украины полномочий на свое усмотрение определять численность Военной полиции и образовывать структурные подразделения Военной полиции.

А вот второй фактор именно в предоставлении Военной полиции права расследовать коррупционные преступления, совершенные работниками Министерства обороны, подразделением которого является Военная полиция. Именно это стало основным "камнем преткновения", из-за которого тогда законопроект так и не приняли, а принятие закона о военной полиции отложили на долгие 4 года.

Все эти годы в сфере военной юстиции, в принципе, как и во всей правоохранительной сфере царит хаос и полное переплетение полномочий между органами. При этом ни один из них не отвечает конкретно за тот или иной сектор. Итак, что мы имеем?

Во-первых, есть НАБУ, которое согласно ч.5 ст.216 УПК имеет широкие процессуальные полномочия относительно досудебного расследования коррупционных преступлений, в том числе совершенных государственными служащими и работниками Министерства обороны Украины и Вооруженных Сил Украины.

Во-вторых, имеем ГБР, которое согласно ст.5 Закона "О ГБР" имеет полномочия по расследованию военных преступлений.

В-третьих, имеем ВСП, которая с 2012 года утратила полномочия в отношении любого досудебного расследования и практически стала обычным подразделением ВСУ.

В-четвертых, имеем проблему, что ГБР и сейчас полноценно не заработало и по сути во время войны, военные преступления некому расследовать. Поэтому эту функцию сегодня пытаются выполнять: Национальная полиция, СБУ, органы военной контрразведки, Военная служба правопорядка ВСУ.

Тут бы новой законодательной власти взяться за ум и начать исправлять ошибки предшественников. Но похоже идут также ложными тропами и еще больше запутывают структуру правоохранительной системы.

Несколько дней назад новый министр обороны Загороднюк в собственном интервью заявил, что Министерство обороны Украины подаст законопроект о создании военной полиции, которая… будет противодействовать коррупции в армии. Прямая речь Загороднюка: "Есть все органы, которые необходимы для закрытия вопроса. Мы подаем закон о военной полиции, надеемся, он пройдет. Нужна новая антикоррупционная программа — ее надо переписывать."

Вместо того, чтобы создать по лучшим международным образцам военную полицию с правом досудебного расследования военных преступлений, руководство Минобороны решило создать свой собственный, подчиненный только ему очередной антикоррупционный орган? Иначе - зачем туда приплетать полномочия в расследовании коррупционных преступлений, когда есть НАБУ?!

Очень хочется верить, что все это лишь заявления об "аппетитах" определенных чиновников, которые не будут воплощены в тексте реального закона о военной полиции. И это уже задача для профильного комитета Верховной Рады, в рамках которого и создается аж целая рабочая группа по разработке этого законопроекта.

В противном случае не избежать углубления хаоса и конфликта полномочий в антикоррупционной и в целом правоохранительной системе.

Михаил Пластун

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>