Falcon Heavy
Фото из открытых источников

Оригинал на странице Андрея Васильева в Facebook

Честно. Мы до самого конца не знали, состоится запланированный старт Falcon Heavy. За пару часов до назначенного времени, на высоте 2,5 – 4 миль сила ветра с направлением SE возросла до 21 мили в час, что для ракеты с такой конструкцией является критической чертой. Самое страшное было то, что воздушная масса была различной плотности и порывы были довольно сильные.

Было много проблем. Как на этапе разработок и чертежей, так и на этапе производства и стендовых испытаний. В частности, датчики, которые мы делали, на этапе сбора сначала показывали разные показатели при -30, 0 и +130 градусах, а должны показывать один и тот же. Затем после лазерной сварки их забирало вверх или они вообще не отвечали. Потом надо было добиться того, чтобы они показывали удельный показатель в вакууме. И чтобы этот показатель был в рамках. Больше – брак. Меньше – недостаток. Даже те, что колебались близко к предельной границе, я отбраковывал. Перфекционизм, конечно, и работать надо было больше, разрезая юнит снова и снова, но я об этом не жалею.

Новости по теме: SpaceX запустила сверхтяжелую ракету Falcon Heavy

Главное - мы знали, что ракета взлетит. Взлетит в любом случае, при любых обстоятельствах. Потому что десять тысяч инженеров, проектировщиков, испытателей, десять тысяч по всей стране в течение пяти лет работали над этой ракетой. У нас была цель. Не факт, что мы на этапе производства ее осознавали. Могу сказать за себя – я просто делал свою работу, не особенно задумываясь над тем, насколько глобальной она может быть. Я просто приходил утром в лабораторию, надевал защитный халат, защитные очки и антистатический браслет, и работал с утра до вечера или с дня до ночи, в зависимости от смены. То, что в эту работу вложено, увидел и осознал уже гораздо позже.

Наверное, по-настоящему я это осознал ровно за полминуты до старта.

В нашем маленьком Командном центре, вопреки всем строгим правилам, понапхалось пятьдесят человек. Сидели на своих местах только я, #Франческа, профессор Рассел, в своих кабинках #Трейси и старший офицер Баррел. И даже к ним в кабинки напхалось столько народа, что там стало нечем дышать.

Новости по теме: Запуск Falcon Heavy: Украинский самолет "Руслан" использовали для перевозки составляющих сверхтяжелой ракеты

Ну мы сидели, потому что мы должны были там сидеть за протоколом. Остальные стояли. Народу было так много, что все стояли как селедки в бочке. Сара #Маккарти почти висела у меня на шее. Рядом, на моем правом плече, сидел заместитель командующего, полковник Уолтон. В коридоре стояли те, кому не хватило места внутри.

У нас было одиннадцать технических каналов – пять со стартовой площадки, два с ЦУП во Флориде, два из ЦУП в Ґоторне, один из Хьюстона, плюс трансляция. Мы видели, как все разворачивалось на наших глазах. Обеспокоенные переговоры метеорологического поста и FCR (fire control radar – "контрольный радар") во Флориде, переговоры площадки LC39A с Ґоторном и гул центрального зала, где собрались работники SpaceX.

А потом был старт.

Честно, мне трудно передать то, что происходило с нами. Мы были только наблюдателями, но мы сидели за своими станциями и было такое впечатление, что мы также участвуем в управлении стартом.

Новости по теме: "А ты до сих пор елку вынести не можешь": Как отреагировали украинцы на запуск SpaceX сверхтяжелой ракеты Falcon Heavy

А когда зазвучала музыка Боуи, мы заплакали. Я, Франческа и Сара, которую придавили так, что непонятно было, от чего она плачет – то ли от неудобной позы, то ли от того, что ее милый сержант Маковски был в это время на посту, а не рядом с ней. Даже усатый эротоман, любитель журнала Playboy, старший офицер Баррел смахнул слезу на командующего, который стоял рядом, полковника Ґвинна. Словом, это был какой-то массовый психоз – по техническому каналу мы видели ЦУП в Ґоторне, где не только плакали, но и прыгали, неистово размахивая руками, как на рок-концерте. Джоэля и Мариелу, операторов Dragon не было видно, потому что их сектор нам не показывали, но подозреваю, что они также в тот момент не в носу колупались.

***

Пока на Земле бушевали страсти, чувак сидел себе спокойно в красном родстере Tesla, правую руку держа на руле, а левую положив на борт. Совсем так, как делал это предыдущий хозяин машины в жаркой Калифорнии.

На тот момент было неважно, удачно ли сел на баржу в Атлантике центральный блок, и почему перед самой посадкой пропал сигнал с бустера и с самого дрона. Потеряли ли мы центральный блок, или нет.

Новости по теме: С "Ланосом" и Павлом Зибровым: Фотожабы на запуск ракеты Falcon Heavy

Даже тогда, когда мы узнали, что центральный блок погиб, для нас это было уже неважно. То, почему не сработали химические игниторы в двух двигателях торможения, комиссия будет разбираться позже.

На тот момент важно было то, что на экране мы созерцали сюрреалистическую картинку – красная машина на фоне голубой планеты.

Запуск состоялся успешно.

С чем вас и поздравляю! Спасибо, что были с нами!

Теперь надо работать дальше.

Андрей Васильев

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.