Фото из открытых источников

Оксана Велит. Добро пожаловать в ад. – К.: Каяла, 2017

Фото из открытых источников
Внутренний ад героев этой книги ужасов неожиданно выходит наружу, в нашу реальность, формируя, соответственно, явления, отношения и судьбу. Поэтому назвать эти страшные вещи – ночные кошмары, дневную жестокость, извечную тоску по несбыточности - их собственной проблемой не получится, потому что эти проблемы давно уже вокруг нас. Одиночество, равнодушие, жестокость, помноженные на мировую классику (сказки Гофмана, страшилки Хармса, недетская Алиса из Страны Чудес), присутствуя в сюжетах сборника, приобретают еще более гротескный вид. Иногда стиль автора напоминает пионерские страшилки, иногда смахивает на типичную готическую прозу, иногда метафизика в них берет верх, и тогда это похоже на произведения Лавкрафта и Метерлинка. Просто природа ужаса еще не настолько изучена, чтобы иметь смелость назвать его своей собственностью в собственных же текстах. Автор нащупывает путь к истине благодаря популярным моделям зомби-литературы, и у нее получается неплохой роман из небольших историй о будничных, казалось, вещах. Например, бегство от самого себя, которое не зависит от времени и возраста, хоть как бы нас в этом убеждали, предлагая скрываться от живых мертвецов, что внутри нас. "- Постарайся уехать из города, - сказал он. - Поймай машину и езжай как можно дальше. Поменяй имя и внешность, отрекись от всего. А когда тебе покажется, что преследователи остались позади и можно, наконец, расслабиться, купи билет на поезд и отправляйся дальше. Потому что ничего не закончится, пока тебя не найдут. Время — это все, что у тебя осталось." В целом Депрессивные герои, описанные в этом сборнике, на самом деле вокруг нас, разве что их внутренний мир мало кого интересует, а действия подпадают под различные медицинские диагнозы. Сейчас перед нами попытка сделать из этого настоящую литературу, и она вполне удалась.

Новости по теме: Между колдунами и олигархами: 5 книг о мистике и мистическом

Макс Кидрук. Не оглядывайся и молчи. - Х. Клуб Семейного Досуга, 2017

Фото из открытых источников
В очередном триллере от мастера жанра история переплелась с мистикой, и чем дальше в прошлое - от 90-х до 60-х - тем страшнее аномалия современных событий. То есть, ужас, испуг и другие составляющие детективно-приключенческого сюжета. Сначала это может напомнить "Дом странных детей", но автор сузил проблему - портал в другой мир находится в лифте, а героев - школьников и их родителей - не так уже и много. Некоторые бесследно исчезают, некоторые напоминают о себе ночными визитами, но почти все требуют жертвы. Кроме социальной линии - школьный ад, родительский прессинг, подростковые фобии - в романе захватывает альтернативная история. Герои, которые живут в современном мире, на окраине Ровно, то и дело погружаются в прошлое, которое в их пересказе имеет зловещий оттенок присутствия инфернальных сил. И не удивительно, что вернуться оттуда в наш мир стремятся многие из потусторонних людишек. И противостоять бывшим друзьям, подругам и родственникам, которые попали в параллельную реальность, приходится вовсе не "странным", а обычным детям.

Новости по теме: Между живыми и мертвыми: Топ-5 книг, которые заставляют задуматься

Алексей Винокуров. Ангел присмотра. – Х.: Фабула, 2017

Фото из открытых источников
В этом трагическом романе об аде на земле - во время войны на Донбассе, чтобы предотвратить неминуемый Апокалипсис - для последней битвы с небес спускается архангел Михаил. "Активизируя" при этом всех ангелов-резидентов, которые наблюдали за ситуацией на грешной земле. В частности одного из них, несмотря на все законы жанра, расстреливают донецкие боевики по определению судейской тройки чертей, что и приводит к дальнейшим коллизиям с катаклизмами включительно. Что же касается зомби с вампирами, то для наглядности этой нечисти автор романа даже заимствует некоторые сцены из классики, например, бал у Сатаны из "Мастера и Маргариты" Булгакова, или историю столичного журналиста, похожего на тамошнего Степу Лиходеева, заброшенного в Крым. Хуже, что темные силы в этот раз побеждают, обороняя вход в ад, который, кстати, находится в центре Москвы, куда путешествуют врач, его пациентка с донецкой психиатрической больницы, офицер-дезертир и испуганный дьяк. Но закончится ли все убийством на мосту опального российского политика, который олицетворяет по всем канонам жертву, этого не знает, пожалуй, сам главный герой романа, а мы даже не догадываемся, как оно на самом деле было дальше.

Новости по теме: Антарктида – Донбасс: 5 книг о войне со временем

Мирослав Дочинец. Мафтей. – Х.: Фолио, 2017

Фото из открытых источников
Автор этого романа, "написанного сухим пером", считает, что его творение - "исторический философско-психологически-этнографически-романтический детектив, в основу которого легли невероятные реальные события". Родное Мукачево было в очередной раз избрано центром фантастического сюжета потому, что, по эксклюзивной историографии наших краеведов, это была родина кельтов, Новый Иерусалим, сердце Европы и целого мира. Космогонические мифы, языческие практики, культы и традиции, крепко закрученные вокруг детективного сюжета, придают роману черты вполне современного бестселлера. Ведь случилось так, что в 1852 году в прикарпатском городке стали пропадать молодые девушки, и никакие детективы с жандармерией и магистратом вместе и недремлющим оком начальства с Большой Мадьярщины не могут помочь делу. Поэтому не царь, не Бог и не герой или еще какой-нибудь Фандорин из книг Акунина, а местный схимник и философ сможет помочь людям и читателям добраться до конца повествования. Но как? Вокруг ни веревки, ни багра, как у Мюнхгаузена в болоте. Неужели одним только словом роман будет вытянут за волосы сюжета? "- Но ведь... ты сам меня учил не сеять слова... - Я тебя не к этому призываю. - Как же обойтись в письме без слов? - Укроти ум - пиши сердцем. - А разве сердце - пузырек с чернилами? Я умею смешивать напитки радости и погибели, но никогда не смешивал чернила... - Сухим пером напиши. Sapientisat - умному достаточно. Высказанная правда теряет, а переписанная чернилами искажается. Правду знает только верное и безошибочное сердце". Как у Сорокина, добавим, в "Ледяной трилогии". Тоже, между прочим, бестселлер.

Новости по теме: Сырные лошадки с глинтвейном: 5 книг, которые стоит прочитать в декабре

Галина Пагутяк. Господин в черном костюме с блестящими пуговицами. – Л.: Пирамида, 2017

Фото из открытых источников
Среди романов этого сборника давняя история из жизни прикарпатских бойков, в свое время рассказанная Иваном Франко в очерке "Спалення опирів у селі Нагуєвичах у 1831 році". В очерке классика использованы воспоминания очевидцев, записанные дословно, со всеми языковыми особенностями, которые пока только сюжетно "подправлены" автором. Поэтому в географически оправданных координатах, подтвержденных реальными топонимами вроде Дрогобыча, Самбора или Нагуевичей, происходят совершенно мистические события, синкопированные экзотическими средствами изложения, которые граничат с местным наречием, то бишь диалектом. Альтернативная, так сказать, история с уклоном в галичскую мистику, прикарпатскую эзотерику и бойковскую мифологию высокого литературного градуса. Мол, "у этих людей, возможно, не получается словами описать глубинные мистические переживания, но, бесспорно, они найдут другой способ выражения, непонятный чужому", как считает автор, и поэтому правильно артикулировать их языческие страхи на языке современного фрейдиста, приправленного местным диалектом – вот задача для настоящих литературных гурманов!

Игорь Бондарь-Терещенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.