Подозрение является неконкретным и необоснованным и грубо нарушает право подозреваемого на защиту, - адвокат начальника управления ГФС в Винницкой области

Сторона защиты расценивает выход правоохранительных органов в информационное пространство с заявлениями и сообщениями о подозрении в совершении уголовных правонарушений начальником Главного управления ГФС в Винницкой области Русланом Осмоловским как грубое нарушение презумпции невиновности и Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод личности, сообщают "Факты.ICTV".

В частности, Осмоловского подозревают в создании преступной организации с целью совершения тяжких преступлений, в организации умышленного уклонения от уплаты налогов, а также в злоупотреблении властью. Несостоятельность правовой позиции органа досудебного расследования правоохранители пытаются нивелировать переходом в публичную плоскость с целью формирования удобного и выгодного для правоохранительных органов общественного мнения и нездорового резонанса вокруг уголовного производства.

Адвокат Руслана Осмоловского Валерия Зарубина отмечает, что сообщение о подозрении является неконкретным и необоснованным, а следовательно, не соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства и грубо нарушает право подозреваемого на защиту.

"Во-первых, органом досудебного расследования не указано, в чем конкретно заключается злоупотребление им властью. К тому же, в сообщении о подозрении указано, с кем именно Осмоловский вступил в сговор с целью совершения инкриминируемых ему уголовных правонарушений. Во-вторых, сообщение о подозрении не содержит информации относительно периода неуплаты налогов, сборов и других обязательных платежей. С учетом факта изменения субъектами хозяйственной деятельности, указанными в сообщении о подозрении, своего местонахождения и перехода с 1 января 2017 года указанных предприятий на налоговый учет в одной из районных ГНИ в г. Киеве утверждения о причастности именно Руслана Осмоловского к содействию в неуплате указанными предприятиями налоговых платежей без указания периода такой неуплаты усматриваются необоснованными", - пояснила Валерия Зарубина.

По ее словам, упомянутые недостатки сообщения о подозрении как минимум лишают подозреваемого возможности предоставить исчерпывающие объяснения относительно своей позиции по поводу предъявленного подозрения, а сторону защиты – подтверждения его непричастности к каким-либо преступным действиям.

"Формулировка подозрения настолько абстрактна, что ее редакция предоставляет возможность сообщить о совершении упомянутых в ней особо тяжких уголовных правонарушений любому другому лицу путем простой замены упомянутого в сообщении о подозрении фамилии Осмоловского на другую", - считает адвокат.

Более того, Русланом Осмоловским неоднократно высказывалась принципиальная готовность предоставления показаний в отношении действий, совершенных возглавляемым им подразделением ГФС Украины. Однако по неизвестным причинам орган досудебного расследования до настоящего времени не пожелал получить такие объяснения, предполагая, что они, вероятно, не будут вкладываться в сформированное следственным органом видение и могут существенно пошатнуть и без того недостаточно устойчивую доказательную базу обвинения. 

Что касается убытков в размере 305 млн грн, которые были нанесены государству в результате действий должностного лица, то органом досудебного расследования не учтено, что действующее законодательство Украины предусматривает наступление только административной, а не уголовной ответственности за умышленное уклонение от возврата валютной выручки, отмечает адвокат.

"Суммы невозвращенной валютной выручки, а также неуплаченные штрафные санкции и пеня не влекут за собой потери бюджета, поскольку указанные платежи не являются безусловными платежами в бюджет, а являются исключительно убытками субъекта ведения хозяйства, допустившего нарушения в сфере валютного контроля. Так, в отношении валютной выручки законодательство содержит требование о ее возврате в установленный законом срок на валютные счета экспортера, а не на счета государства или отдельных государственных органов", - объясняет Валерия Зарубина.

Суммы налогов и сборов, штрафных санкций и пени, определенные заключением комиссионной судебно-экономической экспертизы, которая положена в основу сообщения о подозрении, не подтверждены проведенными органами ГФС Украины проверками. Кроме того, на указанные суммы неуплаченных налогов и сборов субъектам хозяйствования не выписаны налоговые уведомления-решения, что, в свою очередь, не оспорено/согласовано налогоплательщиками и не уплачено ими в установленный законом срок, а потому являются лишь предположениями органа досудебного расследования.

Вызывает удивление и судебно-экономическая экспертиза. По данным адвоката Осмоловского, экспертами не выполнено обязательное требование о предупреждении их об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение и отказ без уважительных причин от исполнения возложенных на него обязанностей, что полностью нивелирует доказательственное значение всего экспертного заключения в целом. Также экспертами в заключении дана правовая оценка действиям или бездействию сотрудников ГФС, что не входит в пределы компетенции судебно-экономических экспертов и является основанием для признания экспертизы недопустимым доказательством.

Источник: 112.ua

Новости по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров