Демонтаж памятника героям УПА в Грушовичах
Из открытых источников

Отношения между Украиной и ее давним европейским союзником Польшей продолжают обостряться. Последние несколько дней польские политики позволяют себе говорить об Украине как о варваре, угрожать запретом въезда на территорию страны ряду украинцев, а также ставить под сомнение возможность встречи глав двух государств в ближайшее время. Причиной для этого послужило убеждение, что якобы между Украиной и Польшей "серьезные и глубокие культурные различия", в особенности в вопросах памяти. Попробуем разобраться, так ли это.

С чего все началось

Двусторонние отношения между Украиной и Польшей начали портиться еще летом 2016 года. Тогда польский сейм принял резолюцию касательно Волынской трагедии, назвав ее геноцидом польского народа. Это решение было своеобразным ответом Варшавы на признание Украины ОУН-УПА и переименование в честь их лидеров в рамках декоммунизации улиц, ведь Степана Бандеру и Романа Шухевича в Польше считают виновниками гибели соотечественников в Волынской трагедии.

Украинский парламент не остался в стороне и принял заявление-ответ, в котором указал, что необходимо с должным уважением и равной заботой чтить память всех жертв на территории обоих государств. Парламент подчеркнул, что принятие постановления сейма происходило в сопровождении антиукраинской акции с уничтожением украинских памятников на территории Польши, атаками на участников религиозных торжеств, запретом проведения культурных мероприятий и шовинистической риторикой.

Очередной виток недоразумений в двусторонних отношениях между странами произошел в январе этого года, когда украинские пограничники не впустили на территорию Украины мэра Перемышля Роберта Хому. Как выяснилось, СБУ объявила его персоной нон-грата и запретила въезд на пять лет из-за поддержки в Перемышле в 2016 году "марша орлят", который организовали националистические организации. Во время акции, в частности, звучали антиукраинские лозунги: "Cмерть украинцам" и "Перемышль, Львов — всегда польские".

На это решение резко отреагировал польский МИД, который стал требовать снятия запрета на въезд Хомы, отметив, что в польском правительстве не представляют дальнейшего сотрудничества с Украиной при таких обстоятельствах и что Киев ждут серьезные последствия.

Спустя месяц украинская сторона выполнила просьбу Варшавы. В частности, в Службе безопасности Украины отметили, что во внимание была взята публичная оценка Хомы антиукраинских маршей в городе. Кроме этого, запрет въезда мэру Перемышля активно пыталась использовать "третья" сторона для внесения раскола в отношения между Украиной и Польшей.

Но еще более существенно было подлито масло в огонь в апреле текущего года, когда в польских Грушовичах разрушили памятник героям УПА. Его демонтаж проходил с разрешения местных властей, якобы монумент был "нелегально установленный", но Объединение украинцев Польши опровергло это заявление.

Демонтаж памятника героям УПА в Грушовичах
Из открытых источников
 
Демонтаж памятника героям УПА в Грушовичах
Из открытых источников

После разрушения памятника воинам УПА в Грушовичах президенты Украины Петр Порошенко и Польши Анджей Дуда провели телефонный разговор, во время которого Дуда пообещал, что лично рассмотрит инцидент. Однако реакция, на которую ожидала украинская сторона, не последовала, поэтому до решения вопроса Украинский институт национальной памяти прекратил рассмотрение любых обращений польских государственных институтов, отдельных лиц или общественных организаций о предоставлении разрешений на установление новых польских памятников и памятных знаков или реставрацию уже существующих на территории Украины.

Чего хочет Украина

Дело в том, что за три последних года на территории Польши произошли по крайней мере 15 актов вандализма на украинских местах памяти. Грушовичи стали последней каплей. И все эти случаи были проигнорированы польской властью: памятники не восстановили, а виновных не наказали.

В то же время на территории Украины актов вандализма по отношению к польским памятным знакам было почти в четыре раза меньше, и все они были осуждены властями, украинскими правоохранителями были начаты расследования инцидентов, а сами памятники восстановлены.

Институт национальной памяти

Так, с апреля 2017 года и до сегодняшнего дня Киев требует от Варшавы для отмены моратория на установление новых польских памятников и памятных знаков или реставрацию уже существующих на территории Украины:

1. Осуждения всех 15 актов вандализма, произошедших в период с 2014 по 2017 года, а не только последнего в Грушовичах.
2. Восстановления повреждений.
3. Легализации польских и украинских мест памятников по принципу "все на все".

Касательного последнего стоит отметить, что, по данным Украинского института национальной памяти, на территории Польши нелегально установленными на сегодняшний день являются порядка 40-50 памятников, когда на территории Украины таких польских памятников более 150.

То есть речь идет не столько о самом возмутительном акте вандализма с разрешения польских властей в Грушовичах, сколько о том, что польская сторона в течение четырех лет игнорировала проблему осквернения украинских мест памяти в Польше.

Чего хочет Польша

Польша заинтересована в том, чтобы Украина восстановила разрешения на проведение поиска и эксгумации поляков, захороненных на ее территории, и установление новых памятных знаков. Но, как оказалось, для Варшавы выполнение указанных трех требований украинской стороны неприемлемо. Об этом еще летом заявил директор Бюро сохранения памяти о борьбе и мученичестве ИНП Адам Сивек. "Речь идет, в частности, о легализации таких самовольных украинских памятников в Польше и польских в Украине, а также восстановлении оригинальной версии памятника в Грушовичах", - уточнил он.

По его словам, восстановление памятника в Грушовичах невозможно, потому что мемориал не стоял на месте захоронения украинцев, но прославлял УПА. "Нет подтвержденных эксгумацией доказательств, которые бы позволяли трактовать место, где стоял снесенный памятник, военным захоронением или любым захоронением", - отметил Сивек, добавляя, что украинской стороне было предложено проведение в Грушовичах эксгумации, но та не заинтересовалась этим предложением.

До сих пор риторика Варшавы в вопросе почитания исторической памяти не изменилась: польская сторона не против увековечить память жертв ОУН-УПА, но только в местах их захоронения на основе проведения эксгумаций.

Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский
Фото из открытых источников

"Мы являемся народом, который большое внимание уделяет тем, кто погиб, умер, и, очевидно, чтим все места памяти. Мы являемся государством, которое хочет, чтобы эти места почитания погибших были упорядочены в соответствии с польским законом. Мы не можем уважать те памятники, которые нелегально установлены. У нас есть Институт народной памяти (польский, – ред.), который хочет сотрудничать с украинским Институтом и не имеет на это ответа. Президент Анджей Дуда в прошлом году предложил сотрудничество президенту Петру Порошенко, чтобы наладить сотрудничество наподобие Института Яд Вашем (мемориального учреждения в Израиле, – ред.), чтобы искать людей, героев, которые помогали друг другу в тяжелые времена, спасали. На сегодняшний день эти предложения – без ответа", – подает цитату из недавнего заявления польского министра иностранных дел Витольда Ващиковского во время визита во Львов "Радио Свобода".

По его информации, за последние годы Институты национальной памяти Украины и Польши провели пять форумов – встреч историков, которые обсуждали сложные исторические темы общей прошлой истории обоих народов, но результата этой работы до сих пор нет.

Ищем виновника

Не трудно догадаться, что теперь обе стороны обвиняют друг друга в нежелании решать соответствующий вопрос. Летом уже упомянутый глава МИД Польши Ващиковский заявил, что Польша наложит вето на потенциальное вступление Украины в Европейский Союз, если не будут решены исторические вопросы и вопросы прав меньшинств. 
"Наше послание очень четкое: с Бандерой в Европу вы не войдете. Мы говорим об этом и громко, и тихо… Мы будем твердо требовать от Украины, чтобы все дела были улажены до того, как Киев будет стоять у ворот Европы с просьбой о членстве", - сказал он в интервью wPolityce.

А на прошлой неделе Ващиковский сообщил, что Польща запускает процедуры, которые не позволят людям с антипольскими настроениями посещать страну. "Люди, которые демонстративно надевают мундиры "СС Галичина", в Польшу не въедут", - уточнил он, добавляя, что ограничения также коснутся людей, которые используют административные инструменты, не позволяя продолжать эксгумацию, обновлять места польского богослужения и т.д.

Кого именно имел ввиду Ващиковский, он не отметил, но можем предположить, что речь идет о представителях Украинского института памяти. Сегодня эти предположения подтвердил заместитель министра культуры Польши Ярослав Селлин, назвав УИНП неправительственной организацией, а ее руководителя Владимира Вятровича "безответственным человеком с навязчивыми антипольскими идеями".

Кроме этого, Ващиковский добавил, что будет еще рассматривать вопрос о том, рекомендовать ли президенту Польши вскоре посещать Украину.

В это же время прозвучало и другое интересное заявление - польский сенатор и историк Ян Жарин обвинил Украину в варварском поведении в вопросах исторической памяти. В интервью wPolityce он заявил о наличии многомерного кризиса в польско-украинских отношениях, который был вызван "серьезными и глубокими культурными различиями между Польшей и Украиной". "Украина не хочет принадлежать к римской цивилизации. Она ведет себя как варвар в вопросах исторической памяти… Решение сейчас - на стороне Украины. У нее есть ключ к тому, хочет ли она быть с Польшей, с польской культурой. Украина должна ответить, хочет ли она взять на себя общую ответственность за древнюю материальную культуру в современной Украине", - сказал он.

В МИД Украины уверили польскую сторону, что в стране нет антипольских настроений, большинство украинцев относятся к Польше положительно, несмотря на различия в трактованиях некоторых исторических моментов. "В свое время вместе с Польшей мы достигли понимания, что историческое примирение возможно по европейскому христианскому принципу "Прощаем и просим прощения". Убеждены, что мы должны идти к примирению путем взаимного восприятия друг друга, а не навязывания своей точки зрения. Этот принцип польской стороне было предложено воплотить в практическую плоскость путем подписания и реализации соответствующей дорожной карты, однако ответ все еще ожидаем", - отметили в ведомстве.

Владимир Вятрович
Facebook Владимира Вятровича

В Украинском институте памяти в свою очередь подчеркнули, что готовы к сотрудничеству в вопросе исторической памяти, но польская сторона противодействует и не предлагает своих вариантов решения конфликта. "То, что мы видим сейчас, — это желание раздуть данную проблему, нежелание садиться за стол переговоров, желание создавать какие-то новые структуры и постоянные политические угрозы с польской стороны. Угрозы, озвученные министром иностранных дел Ващиковским, заключаются в том, что, возможно, будут объявлены персоны нон грата на польской территории, в частности, те должностные лица, которые стоят на пути польским незаконным памятникам на украинской территории. Это какие-то невиданные подходы к международной политике", - отметил Глава УИП Владимир Вятрович.

Почему сейчас

Скорее всего, если стороны не изменят свою тактику ведения переговоров, вопрос исторической памяти будет нерешенным еще долгое время.

Тем не менее есть предположение, что министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский использует дискуссии вокруг исторической памяти для поднятия своей узнаваемости среди населения Польши и продолжения политической карьеры после своей возможной отставки. Как отмечает "Украинская правда", премьер-министр Польши Беата Шидло заявила о подготовке изменений в составе польского правительства. По информации издания, фаворитами в соревновании за должность главы МИД являются два политика – Кшиштоф Щерский, внешнеполитический советник и глава кабинета президента Польши, и Адам Белян, бывший евродепутат и политтехнолог ПиС.

Показательным может быть недавний случай во время визита главы польского МИД во Львов. Ващиковский отказался посетить Национальный музей-мемориал жертв оккупационных режимов "Тюрьма на Лонцкого" из-за позиции его директора касательно того, что Польша 1918 года оккупировала Западную Украину.