banner banner banner

Африканский фронт Эрдогана: О смысле геополитической игры Турции в Ливии

Турция может оказать военную помощь правительству Сарраджа в борьбе с войсками Хафтара аналогично, как Россия поддерживает режим Асада в Сирии в борьбе с оппозицией.

Африканский фронт Эрдогана: О смысле геополитической игры Турции в Ливии
112.ua

Георгий Кухалейшвили

политолог-международник

Турция может оказать военную помощь правительству Сарраджа в борьбе с войсками Хафтара аналогично, как Россия поддерживает режим Асада в Сирии в борьбе с оппозицией.

Вечером 26 декабря признанное ООН правительство национального согласия Ливии в городе Триполи во главе с премьер-министром Файезом Сарраджем официально запросило военную помощь у Турции для противодействия наступлению Ливийской национальной армии во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром.

Обращение из Триполи последовало вскоре после заявления президента Турции Реджепа Эрдогана о готовности защищать интересы Турции и партнеров из Ливии в Средиземноморье и сделать все, что будет для этого необходимо.

Ожидается, что турецкие войска отправятся в Ливию в январе 2020 года, после того как парламент Турции проголосует за данное решение.

Премьер-министр Файез Саррадж Из открытых источников

На сегодняшний день люди Хафтара контролируют 80% территории Ливии и пользуются поддержкой России, ОАЭ, Египта и Китая. Один из бывших лидеров сопротивления режиму Муаммара Каддафи решил сконцентрировать всю полноту власти в своих руках.

В апреле этого года Хафтар обвинил правительство Сарраджа в спонсировании терроризма и развернул наступление на ливийскую столицу, которое захлебнулось к маю.

Сейчас Ливийская национальная армия контролирует южные подступы к Триполи. Хафтар 12 декабря объявил о новом наступлении.

Генерал Халифа Хафтар Из открытых источников

Эрдоган не считает Хафтара легитимным правителем, при том, что премьер Саррадж вызывает критику у самих ливийцев, поскольку не сумел за годы нахождения у власти навести порядок в социально-экономической сфере и разоружить многочисленные незаконные группировки, которые контролируют реальное положение дел в столице.

Однако у режима Эрдогана есть свои причины для втягивания Турции в очередную внешнеполитическую авантюру.

Турецкая надежда Сарраджа

Турция опосредованно принимает участие в вооруженном конфликте в Ливии, предоставляя военную помощь правительству национального согласия в противостоянии с Хафтаром, в то время как страны Запада ограничиваются призывами к миру.

Анкара поставила Триполи оружие и боеприпасы, бронеавтомобили, беспилотники. В середине декабря Ливийская национальная армия уничтожила один из складов с турецким оружием в аэропорту Мисураты в результате авиаудара.

Бытует мнение, что для транспортировки оружия турецкое правительство привлекает частных перевозчиков.

Новости по теме

В российских СМИ муссировалась противоречивая информация, что в мае судно Amazon под молдавским флагом доставило в порт Триполи 20 бронеавтомобилей, а украинские авиаперевозчики "Украина-Аэроальянс" и SkyAviatrans якобы перевезли тонны оружия в Ливию, в том числе турецкие беспилотники в Мисурату.

Теперь Турция выходит из тени и, вероятно, собирается действовать так же открыто, как на северо-востоке Сирии. Турция – это единственный спасательный круг Сарраджа, поскольку Запад воздерживается от прямого вооруженного вмешательства в Ливии, как это было в 2011 году.

Тогда авиаудары Великобритании, Франции и США по позициям правительственных войск Каддафи склонили чашу весов в пользу повстанцев Переходного национального совета.

Вооруженные силы Турции могут создать условия для того, чтобы инициатива в вооруженном конфликте перешла в руки Переходному ливийскому правительству.

Ливийская национальная армия численностью до 25 тысяч человек на 40-60% состоит из иностранных наемников, в том числе из Чада, Судана (дарфурские джанджавиды), добровольцев среди местных племен.

Хафтар находится в партнерских отношениях с салафитской вооруженной группировкой "Мадхали", несмотря на то, что называл своей целью борьбу с радикальным исламизмом. Связи с группировкой "Мадхали" имеют чисто политическое значение, поскольку у нее есть спонсоры в ОАЭ и Саудовской Аравии.

В плане вооружения Ливийскую национальную армию можно сравнить с вооруженными формированиями Сирийских демократических сил: бронетехника, стрелковое оружие, гранатометы, артиллерия, зенитные установки в основном 60-70-х годов выпуска (СССР, социалистическая Югославия, страны Запада).

"Хавтаровцы" подобно боевикам из Сомали используют "техникалы": гражданские пикапы с установленными в кузове крупнокалиберными пулеметами и безоткатными орудиями.

Как показывает боевой опыт сирийских курдов, таких ресурсов достаточно для борьбы с боевиками террористической организации ИГИЛ при поддержке с воздуха западных стран и нефтяных монархий, но они бесполезны для противостояния вторым по численности в НАТО вооруженным силам Турции.

Турецкие военные быстро оккупировали этой осенью территории курдов на северо-востоке Сирии. Открытая местность делает позиции Ливийской национальной армии удобными мишенями для многоцелевых истребителей F-16 военно-воздушных сил Турции.

Рельеф Ливии сыграл злую шутку с войсками Каддафи восемь лет назад. Военно-морской флот Турции может превратить порт Триполи в свой опорный пункт, как это сделали россияне в сирийском порту Тартусе.

Цели Эрдогана

Военная помощь со стороны Турции не безвозмездна. Эрдоган собирается послать турецкие войска в Ливию в ответ на то, что Саррадж поможет ему реализовать доктрину "Голубой родины" ("Мави Ватан"), разработанную бывшим турецким адмиралом Рамазаном Джем Гюрденизом.

Эрдоган и Саррадж подписали 28 ноября соглашения о сотрудничестве в сфере обороны и морских границах. Лидеры самовольно провели морскую границу в Средиземном море, игнорируя континентальные шельфы Кипра, Греции.

Согласно соглашению в зоне ответственности Турции оказались континентальные нефтегазовые шельфы Кипра.

Росчерком пера Саррадж создал прецедент для дальнейшей геополитической экспансии Турции. В 2006 году адмирал Гюрдениз предложил распространить суверенитет Турции на 462 тыс. кв. км в Средиземном, Эгейском и Черном морях.

Он считает, что воды и недра этого пространства принадлежат Турции, игнорируя нормы международного морского права. Бывший адмирал предлагал усилить влияние военно-морского флота в Персидском заливе, Красном море, создать военные базы в Катаре (уже открыта), Сомали, на суданском острове Суакин.

Греция и Кипр участвуют в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, в то время как Турция и Ливия – нет. Ливия подписала, но не ратифицировала документ.

Согласно Конвенции, государство с выходом к морю может заниматься разведкой и добычей полезных ископаемых в исключительной экономической зоне (200 миль от берега), на шельфе (350 миль от берега), но обязано не мешать прокладке трубопроводов, кабелей и международному судоходству в этих водах.

Турция будет использовать соглашения с Ливией как аргумент для геологоразведочных работ на нефтегазовых месторождениях на шельфе Кипра.

Военно-морской флот Турции будет препятствовать строительству газопровода "ИстМед" (в проекте участвуют Италия, Греция, Кипр, Израиль) по дну Средиземного моря для доставки природного газа с месторождений Восточного Средиземноморья в Евросоюз. Данный проект создает конкуренцию российско-турецкому газопроводу "Турецкий поток", который находится в процессе строительства.

Примеру Турции и Ливии может последовать Китай, который хоть и участвует в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, но создает искусственные острова, препятствует международному судоходству в Южно-Китайском море, пытается присвоить спорные острова Спратли и Параселы.

Эрдоган сделает все, чтобы сохранить у власти Сарраджа. Если власть в стране захватит Хафтар, то он может расторгнуть противоречивый договор с Турцией, дабы не портить отношения с международным сообществом.

Турцию привлекают обширные нефтяные месторождения, нефтеперерабатывающие комплексы и терминалы на востоке Ливии, которые находятся в зоне ответственности Ливийской национальной армии.

В сентябре Турция наряду с США, Великобританией, Францией, Германией, Италией признала государственную нефтяную компанию Ливии единственной легитимной управленческой структурой в энергетическом секторе страны.

Теперь Турция может помочь правительству национального единства освободить нефтегазовые месторождения на востоке страны и затем получить концессии на их разработку.

Планируемая военная операция Турции в Ливии вписывается в политику неоосманизма Эрдогана, который стремиться укрепить влияние своей страны в регионах, которые когда-то входили в состав Османской империи.

До 1912 года Ливия находилась под контролем турок. Очередная зарубежная военная кампания рассчитана на то, чтобы отвлечь внимание турецкого общества от кризисных явлений в экономике, постепенного снижения уровня жизни.

Российско-турецкие дрязги

Поддержка Эрдоганом правительства Сарраджа подтверждает тот факт, что альянс Турции и России не является монолитным.

Если Москва и Анкара достаточно продуктивно сотрудничают в Сирии в военно-политической сфере, реализуют общие энергетические проекты (газопровод "Турецкий поток"), то в Ливии они оказались в разных окопах. Вооруженный конфликт в Ливии - это Сирия, только наоборот.

Саррадж оказался на месте Асада, и вместо Москвы его поддерживает Анкара. Желающая захватить власть в стране Ливийская национальная армия напоминает сирийскую оппозицию.

Эрдоган действует вразрез интересам президента РФ Владимира Путина, который пытается возродить влияние Москвы в Африке, оказывая военную помощь авторитарным светским лидерам.

В годы "холодной войны" СССР распространял свою модель развития на черном континенте, принимал участие в гражданских войнах в Анголе и Мозамбике.

Российские наемники из ЧВК "Вагнер" работают в ЦАР, на Мадагаскаре, в Анголе, Гвинее, Гвинее-Бисау, Мозамбике, Зимбабве, Демократической Республике Конго. Они были на службе у бывшего президента Судана Омара аль-Башира.

В Ливии Россия делает ставку на Хафтара в надежде восстановить свое присутствие в нефтегазовом секторе страны, утраченное после свержения режима Каддафи.

В течение последних лет Хафтар посещал с визитами Москву. Россия поставляет Хафтару оружие. В Ливии находятся 200 бойцов ЧВК "Вагнер". По мнению Эрдогана, Россия послала в Ливию порядка 2 тыс. наемников. Турецкий президент осуждает сотрудничество Кремля с Хафтаром.

В российских СМИ правительство национального согласия и Сарраджа преподносят как исламских экстремистов.

Интрига заключается в том, насколько далеко зайдут Турция и России в борьбе за Ливию. Было бы удобнее договориться о совместном влиянии, как в Сирии. Однако найти компромисс мешает противостояние Хафтара и Сарраджа, которые не состоянии мирно поделить власть в стране.

Новости по теме

Турция и Россия рискуют оказаться втянутыми в затяжной вооруженный конфликт, оказывая военную помощь разным сторонам.

Так было во время Вьетнамской войны 60-70-х годов, когда американские военные противостояли коммунистам Северного Вьетнама, которые вторглись в Южный Вьетнам при поддержке СССР. Только на месте США может оказаться Турция.

Сохраняется риск вооруженных столкновений Турции и России в Ливии, что может привести к политическому кризису в двусторонних отношениях. В 2015 году Турция сбила российский бомбардировщик Су-24, который нарушил ее воздушное пространство.

В ответ Кремль ввел эмбарго на поставки продукции из Турции и запретил российским гражданам посещать анатолийские курорты.

Пассивность Запада

С первого взгляда может сложиться впечатление, что Турция собирается выполнить всю грязную работу в Ливии за страны Запада, которые ведут себя пассивно и избегают полномасштабного участия в вооруженном конфликте.

Накануне первого наступления Хафтара на Триполи в апреле США эвакуировали своих спецназовцев, которые находились на западных окраинах столицы.

Президент США Дональд Трамп принял решение сократить присутствие американских военных в странах Африки под предлогом усиления политики сдерживания России и Китая. Американцы проводили спецоперации против ячеек ИГИЛ в Ливии. Франция делала ставку на дипломатии.

В мае 2018 года президент Франции Эммануэль Макрон выступил в качестве посредника в переговорах Сарраджа и Хафтара, которые достигли договоренности о прекращении огня и проведении досрочных выборов в Ливии. Однако дело до этого так и не дошло.

Париж пытался усидеть на двух стульях в Ливии, пытаясь поддерживать партнерские отношения как с Сарраджем, так и с Хафтаром, в надежде расширить присутствие в нефтегазовом секторе африканской страны.

В июле войска правительства национального единства обнаружили в городе Башага, который контролировала Ливийская национальная армия, несколько противотанковых комплексов "Джавелин", которые Франция купила у США.

По версии Парижа, данные комплексы оставила одна из французских антитеррористических групп в не рабочем состоянии. Однако французы могли специально подарить Хафтару современное оружие, чтобы войти в доверие старого полководца.

Несмотря на то, что Турция и Запад поддерживают правительство национального единства, Эрдоган будет теснить влияние американцев и европейцев в африканской стране.

Отношения Турции с США и НАТО переживают глубокий кризис. Военная операция в Ливии - это, скорее, самодеятельность Эрдогана, но не согласованные действия с Западом.

Турецкий президент не советовался с партнерами по НАТО, перед тем как отправить войска в Сирию для борьбы с вооруженными формированиями курдов. Ливия не исключение.

Георгий Кухалейшвили,

политолог-международник

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>