Борьба не только на фронте, но и в тылу. Как живет 72-я ОМБр после возвращения из АТО

Сегодня, 15 января 2018 года, 72 отдельной механизированной бригаде исполняется 76 лет. Созданная в самые тяжелые дни Второй мировой, бригада приняла участие в Сталинградской битве, ее основной задачей было освобождение украинской территории от гитлеровского фашизма. С началом российской агрессии против Украины 72 ОМБр оказалась наиболее боеспособным соединением, поэтому уже 8 марта, даже раньше, чем были созданы добровольческие батальоны, вышла на защиту государственного суверенитета и территориальной целостности Украины, дав время подтянуться другим военным подразделениям. В течение последнего года бригада удерживала один из самых горячих участков на линии фронта - от Авдеевки (промка, Бутовка, Зенит, Орел) до Верхнеторецкого. Сейчас подразделение находится на восстановлении боеспособности в Белой Церкви. Недавно 112.ua посетил подразделение, чтобы пообщаться с военнослужащими и руководством, а также узнать о проблемах военных на так называемой "гражданке". И сегодня мы хотим напомнить вам этот репортаж и заодно поздравить бригаду с Днем рождения

Борьба не только на фронте, но и в тылу. Как живет 72-я ОМБр после возвращения из АТО
Празднование возвращения 72 ОМБр, Белая Церковь 72 ОМБр у Facebook

Ирина Сампан

Журналист, 112.ua

Сегодня, 15 января 2018 года, 72 отдельной механизированной бригаде исполняется 76 лет. Созданная в самые тяжелые дни Второй мировой, бригада приняла участие в Сталинградской битве, ее основной задачей было освобождение украинской территории от гитлеровского фашизма. С началом российской агрессии против Украины 72 ОМБр оказалась наиболее боеспособным соединением, поэтому уже 8 марта, даже раньше, чем были созданы добровольческие батальоны, вышла на защиту государственного суверенитета и территориальной целостности Украины, дав время подтянуться другим военным подразделениям. В течение последнего года бригада удерживала один из самых горячих участков на линии фронта - от Авдеевки (промка, Бутовка, Зенит, Орел) до Верхнеторецкого. Сейчас подразделение находится на восстановлении боеспособности в Белой Церкви. Недавно 112.ua посетил подразделение, чтобы пообщаться с военнослужащими и руководством, а также узнать о проблемах военных на так называемой "гражданке". И сегодня мы хотим напомнить вам этот репортаж и заодно поздравить бригаду с Днем рождения

5 ноября этого года военнослужащие 72-й отдельной механизированной бригады имени Черных Запорожцев вернулись из зоны боевых действий в Белую Церковь, в пункт постоянной дислокации. Когда журналисты приезжают на передовые позиции, в ту же "промку" или другую горячую точку, объем и направление работы понятен – оперативная обстановка, обстрелы, раненые, погибшие, боевой дух, приветы домой. Когда же подразделение находится в тылу, мало кого интересует построение на плацу или то, что военные делают между этими построениями и чем они живут после войны вообще. Однако ожесточенная борьба продолжается и в тылу, просто другого характера.

"Подразделение вышло из АТО укомплектованное на 60%, морально-психологическое состояние личного состава удовлетворительное. Бригада готова в дальнейшем выполнять задачу, поставленную Президентом Украины и государством по защите суверенитета и целостности нашего государства. В настоящее время личный состав проводит свои отпуска, а дальше планируется проведение боевой подготовки на различных полигонах Украины, в частности Гончаровск, Широкий лан и в дальнейшем уже снова выход в район проведения АТО", - говорит начальник штаба 72-й ОМБр подполковник Юрий Иванов.

"Они все готовы идти воевать дальше, - подхватывает его слова заместитель командира бригады по морально-психологическому обеспечению подполковник Александр Самарский. - Им нужно немного отдохнуть, съездить домой и в принципе они готовы выходить. Это происходит по очень простой причине. У нас в государстве нет адаптации военнослужащих, реабилитации нет. То, что на уровне батальонов или бригад есть – вот и все, мы можем договориться, чтобы военные уехали куда-то на отдых, вот и все. У меня нет такого резерва, ни финансового, ни возможностей. Ну мы недавно говорили с Павлом Климкиным, он обещал отправить некоторых военнослужащих на реабилитацию заграницу".

(c) 112.ua / Ирина Сампан

***

"...за год освободили 24 квадратных километра территории Украины"

Бригада с 2014 года прошла достаточно серьезный боевой путь: защищала Мариуполь и Волноваху, принимала участие в боях на украинско-российской границе, защищала донецкий аэропорт, освобождала добробаты из окружения под Иловайском, а сейчас они держали оборону в районе Авдеевки и пгт Верхнеторецкое.

"Прошлой зимой нам было наиболее горячо, особенно в январе-феврале месяце. Если брать с 2014 года, то это у нас попался самый трудный участок – авдеевская промзона и шахта Бутовка. Когда мы заходили туда, личный состав был готов, в частности первый батальон на авдеевской промзоне. Что ему помогло, так это то, что в прошлом году именно первый батальон прошел обучение с привлечением специалистов из Соединенных Штатов и Канады в Старичах на Яворовском полигоне. Батальон как раз подготовился к ведению боевых действий в населенном пункте, и в дальнейшем это очень повлияло на выполнение задач", - рассказывает Юрий Иванов.

Именно тогда в боях в районе промышленной зоны Авдеевки бойцам 72-й удалось выбить боевиков из позиции "Алмаз". В боях погибли 10 военнослужащих бригады, в том числе заместитель командира батальона капитан Андрей Кизило, Герой Украины, именем которого была названа эта позиция - "Орел". Орденом Богдана Хмельницкого III степени были награждены шестеро бойцов, один из которых посмертно; орден "За мужество" III степени получили 15 бойцов, 7 из которых посмертно.

"За год, что мы находились в авдеевской промзоне, на шахте Бутовка и в Верхнеторецком, 24 квадратных километров территории Украины были освобождены", - добавляет Юрий Иванов.

Пока бригада находится дома, командование анализирует боевой опыт, как его усовершенствовать и использовать в дальнейшем. Спрашиваю у начальника штаба о слабых местах бригады, которые бы хотелось улучшить и над чем нужно еще работать. Конечно, первый его ответ – это военная техника, замена старых образцов на новые или хотя бы их модернизация. Вторая самая большая проблема и она тоже не новая – эта армия просто утопает в бумагах.

Юрий Иванов (c) 112.ua / Ирина Сампан

"Надо как-то понемногу уменьшать количество бумажных документов, потому что их очень много. В 2014 году, как все начиналось, якобы начали оставлять только основные документы, сейчас снова появляется очень много бумаг, без которых можно обойтись", - считает подполковник Иванов.

Ну и третья проблема, о которой тоже говорят командиры и других подразделений независимо от видов войск ВСУ, это – качественный отбор личного состава на уровне военкоматов, то есть его отсутствие. Да, можно долго хвалиться той цифрой контрактников, которая пришла в армию хотя бы за последний год. Но с этими людьми будут затем работать командиры на местах, и они ой сколько нехороших историй могут рассказать.

"А так, в принципе, все есть, - подытоживает начштаба. - Ремонт техники и вооружения проходит, Министерство обороны нас обеспечивает. Что касается продовольственного обеспечения – новые сухпайки очень вкусные, 7 блюд на неделю разных, даже лучшие, чем американские. Формой одежды личный состав тоже сейчас обеспечен. С 2014 года, я считаю, Вооруженные силы на три головы где-то поднялись".

"Этому невозможно научиться, пока..."

Юрий Иванов был с бригадой с самого начала войны. В период событий на участке фронта Изварино-Мариновка он был начальником командного пункта, заместитель начальника штаба по боевому управлению, занимался планированием ведения боевых действий.

- "Я когда готовилась к интервью и вспоминала те события 2014 года, увидела большую статью в Википедии о ходе этих боевых действий. Я не знаю, кто писал ее, и это конечно не показатель, там есть большой перечень основных ошибок и причины поражения тоже со ссылкой на неизвестных мне экспертов и военнослужащих (Бои на украинско-российской границе 2014), среди них "неподготовленный личный состав", "командование, неэффективность системы управления", "преимущество в силе противника" и много других. Что вы лично тогда сделали не так?

- В принципе, если подумать, начиная с 2014 года, мы все начинали учиться. Именно на тех событиях... Честно, я ничего такого не скажу, чтобы Вооруженные силы что-то сделали не то. Они делали так, как нужно было делать. И именно планирование как проходило, задача поставилась – прикрыть участок государственной границы – она исполнилась. И поставка проходила. Как со стороны командования воинской части... я думаю, ошибок не было.

А с точки зрения человеческого фактора. Не боится только дурак. Каждому военнослужащему страх дает больше возможностей для самосохранения и оберегает от глупых поступков. В начале, в 2014 году, не хватало опыта.

- С какого года вы в армии?

- С 2005-го, я кадровый офицер. Окончил Одесский институт Сухопутных войск и пришел служить в 72 бригаду. Был начальником штаба батальона, затем закончил академию и был направлен в командование Сухопутных войск. Отслужил там полгода, но мне там не нравилось, потому что мне нравится работа в полях, личный состав, поэтому ушел на более низкую должность, на начальника командного пункта. Перед началом войны вернулся в бригаду.

- Этого пути, который вы прошли с 2005 года, недостаточно было, чтобы не испытывать в 2014-м, как вы говорите, "недостатка опыта"?

Этому невозможно научиться на полигонах, пока... Понимаете, была теория – не было практики. И каждые боевые действия или конфликты, каждый раз в зависимости от обстоятельств, которые складываются, приводят к новому мышлению или решению.

- Бригада быстро выросла с 2014-го?

- Очень быстро. Бригада выросла очень сильно. В подготовке, в выполнении заданий. С 2014-го года выполнялись все задачи, поставленные перед бригадой. С каждой ротацией профессиональный уровень офицерского состава, сержантского или солдатского состава постоянно растет.

Да, я думаю о тех событиях, анализирую. Оно никогда ничего не забывается. Какая бы должность не была, все равно основную работу нам делают солдаты. Солдат – это звено, от которого зависит офицер. Мы вспоминаем тех, кто погиб, каждый командир должен заботиться о своем личном составе, потому что самое сложное – это смотреть в глаза их родителям.

(c) 112.ua / Ирина Сампан

***

"Зачем мне отдавать приказ тому, кто этого не сделает?"

Именно рядовой и сержантсько-старшинский состав меня и интересовал. Их подготовка, рост и мотивация. Командир роты капитан Константин Руденко с позывным "Базальт" рассказывает, что контракт у него закончился еще в апреле этого года, но пока думает, подписывать ли следующий, потому что ребят оставлять жалко.

"Куда я денусь. Наверное так. Ребята ходят толпами - "командир не уходи, командир не уходи". Я уже ответственен не только за себя, но и за людей. Это все очень трудно и сложно. Мне 45 лет, я уже не мальчик, чтобы бегать, здоровья уже не хватает. Но воевать готов. Они ж только меня слушаются, понимаете", - смеется ротный.

(c) 112.ua / Ирина Сампан

О "Базальте" пресса говорила неоднократно, когда он подбил вражеский танк с АГС. Как рассказал мне Константин, когда командир роты становится за гранатомет сам – это же не просто так, это не его обязанности.

- Этот танк мне разнес позицию прямой наводкой, ребят моих откопали и немного озверел. Знаете как, никому не дам обижать моих мальчиков, сам буду. Эта сволочь настолько была в себе уверена, что выехала с заправленными дополнительными баками. После того, как мы сняли с него "динамику", мы пробили ему бак, он начал гореть. Потом я еще три дня не пускал МТЛБ к нему. Трое там было. "Экипаж машины боевой".

- Получили выплату за подбитую технику противника?

- Нет.

- Почему?

- Мы и не просили. Мы же не за деньги, а за родину.

Рота Константина "Базальта" в районе шахты Бутовка за год продвинулась вперед на сотни метров. Он потерял четырех человек. На месте их гибели стоят теперь памятники.

(c) 112.ua / Ирина Сампан

- Я из шахты вышел, шахта у меня в тылу осталась. И так потихоньку мы забирали-забирали земличку, но рота не резиновая, она не может растянуться, понимаете? Когда мы стояли под Старогнатовкой, у нас было 7,5 км, но это равнина, то здесь, несмотря на местность, мы просто взяли высоты у сепаров, забрали все три высоты. Я, по сути, воевал в полуокружении: слева, справа и прямо враг, но из-за того, что я занял эти высоты, скажем так, у нас это получалось. Огневой контакт с противником был 70 метров, мы выбили его из посадки, вышли за железную дорогу, таким образом увеличив огневой контакт до 420 метров.

- Люди, которые шли вперед, они были готовы к этому? Вопрос не о выполнении приказа, а об осознании и подготовке этих людей.

- Штурмовая группа формируется по желанию. Здесь уже не приказ. Зачем мне отдавать приказ тому, кто этого не сделает? Есть уже определенный костяк, командиры отделений, сержанты, штурмовая группа формировалась в основном из сержантов, те, которые со мной определенное время воюют. Я сказал: "Так, ребята, формируем штурмовую группу, 8 человек". И они есть.

- Рядовой, сержантский состав стремится стать этим костяком? Есть ли такие люди, которые просто пытаются отсидеться?

- Конечно, число таких, кто хочет стать костяком, увеличивается. Из тех, скажем так, кто сомневается, добавляются те, кто уже готов. Есть те, кто не готов. Я вам скажу, у нас нет проблем с ростом, если человек развивается, то почему нет? Я сам за этим слежу, смотрю в "военник", все - срок, в приказ внесли, человек получил очередное звание, у нас в бригаде с этим нормально. Именно отношения между офицерами у нас очень хорошие.

Константин ни разу в разговоре не сказал "личный состав", только - "мои пацаны", "ребята", или называл каждого по имени или по званию.

"Когда Виталик Шостак погиб, был механиком-водителем, мы ему на памятничке машину его выбили, 384-ю. Мехвод погиб и машина осиротела. Он ее очень любил. И сейчас я подхожу к ней и говорю: "Никто теперь тебя не любит".

(c) 112.ua / Ирина Сампан

***

"Ладно, расскажу о бирже труда. Приходит солдат с АТО и увольняется из ВСУ, становится на биржу труда. Ему по последнему году выплачивают такой размер зарплаты, в соответствии с тем, какая у него была, то есть вместе с АТОшными. Сумма там получается довольно такая неплохая, где-то 17,5-20 тыс. Государство выплачивает ему где-то в районе 8-12 тысяч в течение трех месяцев. Потом эта сумма уменьшается до 4 тыс. за полгода. Он пересиживает зиму, весной к нам возвращается и говорит: "все, я готов служить дальше, все нормально". Потом опять полгода контракт и вновь увольняется. Вот такая картина".

Эту историю мне рассказал офицер 72-ой, однако я слышала ее и раньше, потому что опять же – это проблема всех ВСУ. Однако не спешите делать выводы относительно таких военнослужащих. В зоне АТО солдат получает свои 7 тысяч денежного обеспечения плюс выплаты за первую линию до 10 тыс. грн. Помним, что в тылу у него или у нее семья, которым надо платить за аренду квартиры, коммуналку, еду, детский сад или школу, покупать одежду. Что-то из зарплаты военнослужащий оставляет себе, что-то отправляет семье.

В казарме тепло (c) 112.ua / Ирина Сампан

И чисто (c) 112.ua / Ирина Сампан

А теперь представим ситуацию. Подразделение выводят из района АТО в пункт постоянной дислокации. Минус 10 тысяч грн ежемесячно - раз. С питанием тоже не все хорошо. Срочников кормят три раза в день, контрактников только в обед, офицеров не кормят вообще. Жилья нет, потому что место в казарме предоставляют срочникам, в первую очередь, и неместным контрактникам, но опять же не всем. То есть, надо арендовать жилье, тратить средства на проезд и питание, так что с зарплаты остается для семьи хорошо как 2-3 тысячи. Выгоднее уволиться, пожить дома с родными, получая нормальные деньги, и вернуться на службу уже перед выходом бригады на боевые позиции.

Да, государство немного компенсирует за поднаем жилья военнослужащим ВСУ. В Киеве – это 3000 грн в месяц, в областных центрах - 2250 грн в месяц, в других населенных пунктах - 1500 грн в месяц. Если военный имеет трех и более членов семьи, платят больше.

В октябре президент Петр Порошенко анонсировал, что в этом году для контрактников планируется возведение 100 общежитий нового образца, которые будут соответствовать стандартам НАТО. Очевидно, в будущем это решит частично проблему с жильем, но сейчас военные были бы рады даже "хрущевкам".

***

Вы, наверное, слышали неоднократно о таком явлении, когда военнослужащие не хотят возвращаться из АТО в гражданскую жизнь. То есть домой хотят - ненадолго, повидаться с родными и обратно на фронт. И кричать о посттравматическом синдроме можно громко, но едва ли не более важным фактором является уверенность рядового или офицера в том, что ему и его семье есть где жить, что есть, и что кому-то было нужно то, что он делал на передовой.

72-я бригада имени Черных Запорожцев уникальная своим боевым путем, своими людьми, их историями и поступками, но не уникальная проблемами, которые постигнут этих людей, когда они выйдут из зоны боевых действий.

Ирина Сампан

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров