Бойня в Судане: Как мусульмане делят влияние в африканской стране

Бойня в Судане: Как мусульмане делят влияние в африканской стране
Из открытых источников

Георгий Кухалейшвили

политолог-международник

Суданские силовики 3 июня открыли огонь по протестующим в Хартуме, которые участвовали в забастовке. В результате этой бойни были убиты порядка 30 человек, около сотни получили ранения. Раненых протестующих не пускали в больницы. Среди погибших есть дети. В расстреле участвовало вооруженное формирование "Силы быстрой поддержки" генерала Мохаммеда "Хемети" Хамдана Дагало, который руководил военизированными отрядами "джанджавидов" во время конфликта в Дарфуре (ответственные за военные преступления против мирного населения).

Прошло уже почти два месяца после отстранения суданскими военными от власти президента Судана Омара аль-Башира из исламистской партии "Национальный конгресс", но ситуация в африканской стране продолжает оставаться нестабильной. В апреле силовики создали Переходный военный совет, который сейчас возглавляет генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан.

Из открытых источников

Протестующие отказываются расходиться по домам. Участники оппозиционного "Альянса свободы и перемен" заинтересованы, чтобы военные передали власть в руки гражданских, и уверены, что у политического ислама нет будущего. При президенте аль-Башире исламисты имели большое влияние в обществе, шариат был частью правовой системы Судана, который стал гаванью террористов со всего мира.

Среди исламистов выделается партия "Народный конгресс" Ибрагима Эль Сануси, которую основал ныне покойный бывший генпрокурор Судана Хассан аль-Тураби. В 1991 году аль-Тураби пригласил террористическую организацию "Аль-Каида" обосноваться в Судане.

Протестующих расстреляли после неудачных двухнедельных переговоров с Переходным военным советом. Изначально военные и оппозиционеры договорились о переходном периоде в Судане сроком на три года, чтобы за это время подготовить страну к свободным выборам, создать 300-местный парламент, где ныне оппозиционные партии смогли бы получить большинство.

Камнем преткновения стал вопрос, кто станет новым президентом Судана. Как сообщил один из лидеров "Альянса свободы и перемен" Сати аль-Хадж, военные настаивали на том, чтобы новым президентом Судана был их человек. Силовики допускают участие гражданских в управлении страной, но всю полноту власти хотят сохранить в своих руках. Оппозицию такой расклад не устроил.

Новости по теме

Аль-Бурхан уже отменил всякие договоренности с "Альянсом свободы и перемен" и объявил о проведении через девять месяцев выборов при участии международных наблюдателей. Политическое противостояние в Судане представляет собой не только борьбу за власть между военными и гражданскими, светскими политиками и исламистами, но и конкуренцию региональных игроков за влияние в африканской стране, расположенной на пересечении транзитных маршрутов.

Интересы Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта

Переходный военный совет Судана поддерживают Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет. Светские арабские страны официально признали Переходный военный совет в качестве легитимной власти Судана. В конце мая генерал аль-Бурхан совершил свою первую зарубежную поездку в Египет, где встретился с президентом Абделем Фаттахом ас-Сиси, а затем осуществил визиты в Саудовскую Аравию и ОАЭ.

Наследный принц ОАЭ Мохаммед бин Зайед заявил, что его страна поможет аль-Бурхану сохранить стабильность и безопасность в Судане. Заместитель аль-Бурхана в Переходном военном совете, генерал Хамдан встретился с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом. Саудовская Аравия и ОАЭ пообещали выделить Судану 3 млрд долларов в качестве финансовой помощи.

После свержения режима аль-Башира нефтяные монархии разместили 500 млн долларов на счетах Центробанка Судана. В мае 2018 года Саудовская Аравия одобрила поставки 1,8 млн тонн нефти в Судан, который лишился основных нефтяных месторождений после независимости Южного Судана в 2011 году.

Складывается впечатление, что власти Египта, Саудовской Аравии и ОАЭ заинтересованы купировать всякие попытки смены власти в Судане в ходе гражданских протестов. Светские режимы Египта, Саудовской Аравии и ОАЭ не заинтересованы в активизации оппозиционных настроений в своих странах под влиянием событий в Судане.

Государственный министр по иностранным делам ОАЭ Анвар Гаргаш призвал к упорядоченному переходу власти в Судане, поскольку в регионе уже была нестабильность (события "арабской весны"), и нет смысла в ее повторении. С 70-х на нервах у руководства ОАЭ играет оппозиционная умеренно исламистская группировка "Аль-Ислах", которая выступает за прекращение вмешательства государства во все сферы жизни общества, за введение избираемой населением парламентской ассамблеи, наделенной реальной властью.

Правящие элиты Саудовской Аравии противостоят движению "Исламское пробуждение". В январе 2019 года исламистская организация "Братья-мусульмане" призвали создать за рубежом группу объединенной оппозиции Египта и освободить страну от власти генерала Ас-Сиси. С 2013 году в Египте были казнены 144 противников действующего президента.

Как ни странно, недавний расстрел протестующих в Хартуме чем-то напоминает подавление акций протеста группировки "Братья-мусульмане" в Египте в 2013 году, когда погибли свыше 800 человек В подавлении протестов участвовал генерал ас-Сиси. Египетский президент видит в аль-Бурхане жесткого руководителя, способного обеспечить стабильность в Судане любой ценой.

Новости по теме

Проблема в том, что "Альянс свободы и перемен" достаточно разобщен и состоит из 22 партий и организаций, которые выступают за светское развитие Судана, проведение демократических реформ, введение равноправия для мужчин и женщин, но в итоге могут вступить в противостояние друг с другом в борьбе за власть.

У суданской оппозиции нет четкого лидера. Если суданские демократы потерпят неудачу в решении социально-экономических проблем, не смогут улучшить качество жизни в Судане, решить проблему коррупции, то ситуацией воспользуются исламисты и попытаются взять политический реванш.

По мнению аналитика Хафиза Исмаила, после 30 лет нахождения у власти, коррупции и убийств исламисты не заслуживают морального права на доверие. Тем не менее член партии "Народный конгресс" Кусай Абдалла так не считает, и он уверен в том, что несмотря на притеснения со стороны военных и светской оппозиции, исламистские партии все равно сохранят влияние в Судане. В стране есть своя ячейка группировки "Братья-мусульмане".

Исламисты заняли выжидательную позицию, чтобы затем попытаться вернуть власть, если демократическое правительство дискредитирует себя. В случае возникновения в Судане гражданского противостояния в Египет хлынут вереницы беженцев. Сегодня в Египте находятся 24 тысячи выходцев из нестабильного суданского региона Дарфур. Их станет еще больше, если нестабильность охватит весь Судан. Потоки беженцев могут потянуться в Саудовскую Аравию минуя Красное море.

Иранский фактор

Дестабилизация Судана отвечает интересам Ирана. В 2016 году власти Саудовской Аравии и ОАЭ сумели убедить аль-Башира разорвать отношения с исламской республикой и отправить суданских военных для участия в операции против спонсируемых Тегераном шиитов-хуситов в обмен на инвестиции.

Однако если страна погрузится в вооруженный конфликт между разношерстной оппозицией и военными, тогда исламисты снова будут искать поддержки у Тегерана. В данном случае Иран может действовать по йеменскому сценарию и вооружать исламистские группировки, которые будут бороться за создание теократического государства в Судане.

В годы сближения аль-Башира с режимом аятолл Судан рассматривался как самый близкий партнер Ирана в Африке. Хотя барьером для усиления влияния Ирана в Судане является отсутствие крупной шиитской общины (шиизм – разновидность ислама, которую исповедуют в Иране). Небольшое количество шиитов проживает в Хартуме, в то время как большая часть населения исповедает суннизм.

Переходный военный совет воспринимается нефтяными монархиями как сила, способная противодействовать исламистам и региональному влиянию Ирана на Ближнем Востоке. Они заинтересованы в том, чтобы генерал аль-Бурхан, который при аль-Башире командовал суданским контингентом в Йемене, продолжил дистанцироваться от исламской республики. Переходный военный совет отказался вести переговоры с исламистскими партиями, а также лидерами сепаратистских организаций из Дарфура, Голубого Нила, Южного Кордофана.

Расстрел оппозиции в Хартуме – это четкий сигнал аль-Бурхана международному сообществу, что новым хозяином Судана является именно он с благословения Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ. Вероятно, аль-Бурхан решил провести выборы через девять месяцев, чтобы за это время провести репрессии и очистить оппозицию от реакционеров и конкурентов на пост главы государства. На пост президента может претендовать он или его соратник Хамдан. Вот только с этим согласны далеко не все.

Из открытых источников

Турецко-катарские интриги

Судан является объектом интересов Турции, которая стремится укрепить свое влияние в Северной Африке. В марте 2018 году был подписан контракт об инвестировании Турцией 4 млрд долларов в развитие суданского порта на острове Суакин в Красном море. В 1555-1865 годах он находился под властью Османской империи и поговаривают, что Анкара не прочь устроить там стоянку для своих военных кораблей.

Турецкие власти стремятся укрепить связи со странами, которые находились в сфере влияния Османской империи. Судан имеет важное геополитическое значение в Восточной Африке. Через территорию страны возможна поставка нефти с южно-суданских месторождений на внешние рынки. Судан интересен в контексте реализации инициативы Китая "Новый Шелковый путь" благодаря наличию портовой инфраструктуры.

После свержения аль-Башира президент Турции Реджеп Эрдоган начал поиск новых партнеров в Судане, и, если судить по его риторике, он заинтересован в налаживании отношений с "Альянсом свободы и перемен". По мнению Эрдогана, важны отношения с народом Судана, а не с лидерами или оппозицией.

Турецкий президент считает, что в политических процессах в условиях переходного периода должны принимать участие все слои общества ради безопасности и сохранения правопорядка. Он убежден, что в конце переходного периода военные должны передать власть гражданским. Чтобы найти подход к суданским политикам, Турции необходимо содействие со стороны Катара, который имеет обширные связи в исламском мире.

Правящая в Катаре династия аль-Тани спонсировала исламистскую организацию "Братья-мусульмане", выступала в качестве посредника в урегулировании Дарфурского конфликта, выделяла деньги на восстановление региона, развитие порта Суакин, сельхозсектора Судана.

Новости по теме

Среди представителей суданской оппозиции есть умеренные исламисты и бывшие соратники аль-Башира. Катарские власти знакомы с одним из лидеров "Альянса свободы и перемен", умеренным исламистом и бывшим премьер-министром Судана Садиком аль-Махди.

Он возглавляет "Национальную партию Уммы" и связан с "Братьями-мусульманами". Неоднократно приезжал погостить в Катар. Наверняка катарские власти знают члена оппозиционного "Национального фронта перемен" Гази Атабани, который долгое время работал советником аль-Башира.

Турция и Катар конкурируют с Саудовской Аравии за влияние в регионе и могут сотрудничать по принципу "услуга за услугу". Турция гарантирует безопасность Катара и разместила на территории эмирата около 3 тысяч своих военных. С 2017 года Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет и еще ряд стран прекратили сотрудничать с эмиратом из-за подозрений в спонсировании его руководством международного терроризма.

В обмен на гарантии в сфере безопасности Доха может свести Анкару с видными политическими деятелями Судана. Турция и Катар имеют опыт налаживания связей с суннитскими исламистами в ходе гражданской войны в Ливии и Сирии и могут действовать по той же схеме в Судане.

Позиция Запада

Запад и неправительственные организации восприняли расстрел протестующих в Хартуме как акт нарушения прав человека. Действия военных осудили работники диппредставительств США и Великобритании в Судане. Лондон призвал провести экстренное заседание Совбеза ООН по Судану.

Из открытых источников

Правозащитная организация Amnesty International призвала ввести против Судана международные санкции в ответ на нарушение прав человека. Однако санкции в данном случае могут только усугубить ситуацию. Судан был и остается авторитарной африканской страной, где подавляющая часть общества далека от существующей на Западе системы ценностей.

Учитывая то, что Судан является колыбелью исламского экстремизма и гаванью для международных террористов, усугубление социально-экономической обстановки приведет к дестабилизации общественно-политической ситуации. Потоки суданских беженцев могут двинуться в сторону Европы, если в стране вспыхнет пламя гражданской войны.

Подобные прецеденты уже были в арабских странах. Поддержка оппозиции в Ливии со стороны США, Великобритании и Франции в 2011 году привела к анархии и усилению исламских экстремистов в этой стране. Смена режима в Ираке в ходе военной операции США в 2003 году, формирование нового правительства, которое не признали бывшие соратники Саддама Хуссейна, среди военных привели к их радикализации и присоединению к террористическим организациям, включая "Аль-Каиду" и "Исламское государство".

Нет гарантии, что суданская оппозиция в состоянии сформировать сильное правительство. В случае с Суданом нужен более взвешенный подход. На сегодняшний день суданские военные, которых поддерживают партнеры США и ЕС на Ближнем Востоке, являются наиболее действенным противовесом влиянию Ирана и местных исламистов.

В этом случае Западу стоит учитывать интересы Египта, Саудовской Аравии и ОАЭ, которые поставили на аль-Бурхана.

Георгий Кухалейшвили,

политолог-международник

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>