banner banner banner

Донецк 1991 и 2016: Из Республики в "республику"

В 1991 год – переломный в истории Украины, период обретения независимости и рождения суверенного государства. Но это будет в декабре. А в целом 1991-й стал симбиозом остатков советского "вчера", последним вздохом горбачевской Перестройки "сегодня" и зарождения рыночного "завтра". И Донецк был таким же отражением сьогодення, как и другие областные центры УССР

Донецк 1991 и 2016: Из Республики в "республику"
Фото из открытых источников

В 1991 год – переломный в истории Украины, период обретения независимости и рождения суверенного государства. Но это будет в декабре. А в целом 1991-й стал симбиозом остатков советского "вчера", последним вздохом горбачевской Перестройки "сегодня" и зарождения рыночного "завтра". И Донецк был таким же отражением сьогодення, как и другие областные центры УССР

... 1 марта 1991 года в СССР было объявлено свободное хождение валюты. На первых официальных торгах советского Госбанка в апреле 1991 года был зафиксирован курс в 26 рублей за 1 доллар США.

Но в обиходе свободной валюты не хватало, что способствовало созданию одного из знаковых мест Донецка – так называемого "Негробанка". Это была точка теневого обмена валют, располагалась в центре города у общежития №8 Донецкого политехнического института, предназначенного для иностранных студентов. В арке здания любой желающий круглосуточно без перерыва на обед и очередей мог обменять нужную сумму в нужной валюте. В 1991-м курс американского доллара здесь оценивался в 30–31 рубль. На "Негробанке" работали группы, сформированные по национальному признаку: арабы, нигерийцы, эфиопы и пр. В Донецке валюту "толкали" и в иных точках, в тех же подземных переходах. Но отличительная черта "Негробанка" – здесь практически не "кидали", так как иностранцы боялись репрессий, как со стороны милиции, так и со стороны местных кланов. Этот иностранный "обменник" самоликвидировался не так давно, лет пять назад. А рядом с легендарной аркой открылись цивилизованные пункты обмена валют, хозяевами которых являются далеко не славяне.

Еще один нюанс теневого рынка Донецка того периода – "Амстердам-клуб". Это незамысловатая финансовая пирамида пришла в Донецк из Ростова-на-Дону. В основе легенды лежала фамилия некого немецкого или австрийского профессора математики, который своим открытием обогатил жителей Амстердама. В 1991-м еще не было необходимости маскировать авантюру под яркими обертками типа "МММ", с затратами на рекламу Лени Голубкова и раскруткой завораживающей фамилии Мавроди. Для обывателя такие затеи были в диковинку, и он сам цеплялся на крючок. В период смуты первыми приходят ломбарды, лотереи и церкви. Вот финансовые пирамиды были одним из видов лотерей.

Новости по теме

В Донецке "Амстердам-клуб" реализовался в следующей форме. Офис пирамиды располагался у касс "Мотодрома". Для справки: некогда донецкая площадка для соревнований по спидвею (разновидность мотоспорта) с 90-х стала главным рынком самых престижных на тот момент товаров. В Донецке продолжала действовать множество обычных вещевых рынков, но фраза "на мне куртка/"пирамиды" с Мотодрома" говорила сама за себя. Днем в субботу-воскресенье реализаторы элитного на тот момент товара работали на вещевом рынке "Мотодром" (закольцованные вдоль мотодорожек среди пыли торговые лотки, вместо примерочных – зрительские трибуны, где тебя огораживали простыней, и ты примерял вещи типа "Made in Italy"). Вечером эти же торговцы с этими же вещами отправлялись на "Крытый рынок". Это часть Центрального рынка Донецка, располагавшаяся под куполом: утром здесь торговали мясом, рыбой, домашним творогом, вечером в сохранившихся ароматах – "элитной" одеждой.

Так вот. "Амстердам-клуб" с кассой на Мотодроме. Система работала так: элитный рынок посещали люди с "элитными" деньгами. Именно поэтому Мотодром. У касс тебя ждал дежурный "амстердамщик". За 30 рублей ты у него покупаешь анкету со списком из четырех фамилий. Затем почтовым переводом пересылаешь 30 рублей на имя первого в списке. В итоге получаешь четыре анкеты, имя первого в списке вычеркивалось и в конце четвертым значилось уже твое. Эти анкеты ты должен "впарить" таким же желающим подзаработать (чаще всего ими оказывались жалостливые родственники и друзья). Предполагалось, что в процессе обмена анкетами имя каждого участника каждый раз продвигается вверх по списку. С этого момента, тебе оставалось только проверять почтовый ящик и ждать извещения о переводах. "Дежурные" уверяли, что на системе легко можно заработать до 30 тысяч рублей. "Донецкие" и тогда были "донецкими": в это же время в Ростове-на-Дону взнос составлял 25 рублей, за анкету платить не требовалось, затраты ростовчан составляли лишь 25 рублей, отправленные первому по списку в анкете. И люди по всей стране массово велись на этот "лохотрон". Примечательно юридическое прикрытие "Амстердамов" по территории СССР – комитет ВЛКСМ. Фокус состоял, в том числе, в доверии к официальным органам.

Фото из открытых источников

Но в финансовой истории Донецка 1991-го не все так было грустно. Более сведущие играли по-крупному. 14 мая 1991 года была зарегистрирована "Донецкая товарная биржа". Здесь в ход пускались акции, активы крупных предприятий. В условиях нестабильной экономики оперативно высвобождались средства, которые также оперативно нужно было во что-то вложить. Принцип все того же ломбарда и лотереи, но по-крупному. Вслед за "Донецкой товарной биржей" в городе появился филиал всесоюзной биржи "Алиса", созданной на тот момент молодым Германом Стерлиговым.

* * *

В своих газетных отчетах в 1991-м году правоохранители отмечали, что удельная преступность в Донецке традиционно выше, чем где-либо в области. А лидером является центральный район города – Ворошиловский, где "99,6 преступлений на 10 тыс. населения – это в 2-3 раза выше, чем в иных областях и районах республики. В прошлом году преступность по области выросла на 12%, а в Донецке – на 17%".

Виды преступлений – тоже веяние времени. На повестке дня скупка и отпуск "налево" дефицитных товаров, спекуляция, махинации с обменом валют и советских рублей в рамках "павловской реформы", деятельность подпольных предпринимателей и др. "На Центральном рынке Донецка пи продаже французской парфюмерии задержаны работницы городских аптек Панфилова Т.В. и Савченко Л.В. При расследовании оказалось, что товарами для спекуляции снабжал муж Панфиловой Т.В. – директор мясорыбной базы Беляк В.А., который, пользуясь своими служебными связями, скупал их в торговле. У Беляка В.А. и его подручных изъяты припасенные дефицитные товары стоимостью около 10 тыс. рублей и немало изделий из золота и других ценностей", – сообщала газета "Вечерний Донецк" того времени.

Милиция безуспешно борется с "наперсточниками", заполонившими места скопления граждан. "Механика наперсточного надувательства известна даже ребенку: ловкость рук, агитаторы-зазывалы в толпе, подставные "счастливчики". Но зная обо всем этом люди летят на наперсточников, как мотыльки на огонь" ("Вечерний Донецк"). Однако, согласно УК УССР, подобные аферы официально не являлись преступлением, "наперсточника" можно было максимум оштрафовать за нарушение общественного порядка.

Новости по теме

Криминальные хроники пестрят сообщениями о краже продуктов питания: "умудрившись пролезть через форточку, кто-то пробрался в детский сад № 102 и похитил продукты питания", "в Пролетарском районе вор проник в сарай пенсионера и украл 12 кур", "у женщины на улице неизвестный вырвал сумку с продуктами". Все чаще объектами нападения становятся станции и кареты "скорой помощи", где злоумышленники пытаются раздобыть спирт.

Идет борьба с "несунами", которые тащат со своих предприятий все, что плохо лежит. Вот милиция задержала трех работников ведомственной охраны Донецкого хлопчатобумажного комбината, которые пытались вывезти с его территории 5 тысяч метров похищенной ткани стоимостью 6 тысяч рублей. Вот поймали членов ремонтной бригады – несли из цеха запчасти и инструмент. Вот еще, и еще.

Отличительная черта криминальной жизни Донецка периода 90-х – становление ОПГ (организованные преступные группы), распределение их зон влияния. Это в советский период были "банды", теперь – "группировки". Перестройка предполагала частичную легализацию предпринимательской деятельности, и к концу 80-х годов на смену "цеховикам" (подпольным предпринимателям) пришли кооператоры, совместные и малые предприятия. Появлялись первые частные предприятия-посредники, которые работали на Донбассе преимущественно с металлом и углем. Помимо легального продолжал работать теневой бизнес, нелегальная торговля во главе с руководителями крупных гастрономов, рынков, отделов рабочего снабжения (ОРСов), товарных баз. Все эти объекты и субъекты находились под прессом ОПГ: грабеж, вымогательство, "крышевание", рэкет. По отношению к несговорчивым: похищения, пытки, убийства. Криминал приобретает корыстно-насильственную направленность, в действиях преступников стало больше жестокости, цинизма.

"Только в 1991 году органами милиции было обезврежено 2186 преступных групп, из которых 61 – с признаками организованности. Ими было совершено более 4 тысяч преступлений, в том числе 33 убийства, 165 разбоев, 212 грабежей, 173 случая вымогательства. Начиная с 1991 года, число организованных преступных группировок, выявляемых органами внутренних дел, постоянно возрастает. Причем, возрастает и вооруженность этих группировок", – указывает Александр Кучинский в книге "Хроники донецкого бандитизма". В 1991 году правоохранители выявили в Донецке 9 наиболее активных крупных ОПГ (для сравнения: в Мариуполе таких было 3, в иных городах области по одной – две).

Было понятно, что такому числу группировок не ужиться на одной территории, но большой передел начнется лишь в 1992-м. А в 1990-1991 годах сферы влияния в криминальном бизнесе Донецка еще не были четко разделены. Основной пласт группировок составляли "законники" – представители уголовного мира, с несколькими ходками за плечами. Эти группы опирались на авторитет воров в законе и руководствовались блатными понятиями.

Фото из открытых источников

Появилось новое направление ОПГ – "спортсмены", бывшие представители преимущественно силовых видов спорта и единоборств. До начала 90-х они, в основном, занимались охраной как легального, так и теневого бизнеса. Но теперь "спортсмены" хотели уже сами зарабатывать и влиять. За короткое время они составили серьезную конкуренцию "законникам": "спортсмены" приходили на подконтрольные блатным точки и устанавливали свои правила "крышевания". Воровская ставка поборов составляла 10%, при этом "спортсмены" требовали до 25%. Их отличала беспринципность, жестокость, отказ считаться с устоями и правилами, с деятельностью "спортсменов" появилось понятие "беспредел".

В эти годы криминальным "хозяином" Донецка и "смотрящим" за областью был Ахать Хафизович Брагин, более известный как криминальный авторитет Алик Грек. Ему удавалось находить язык и с "законниками", и со "спортсменами". Судя по публичной биографии, в 1991 году гражданин Ахать Брагин был принят на работу в мясной отдел гастронома, располагавшегося в Админпоселке города Донецка (Брагин убит в возрасте 42 лет, в 1995 году, в результате теракта на донецком стадионе "Шахтер").

Также в эти годы началось ранжирование донецкого криминалитета по этническому признаку: татарские группировки, еврейские, кавказские и славянские. Со временем это закрепится в своего рода кастовое разделение донецкой преступности.

* * *

1991-й в истории Донецка – это и оазис зарождавшегося сепаратизма, идеи создания донецкой автономии или вообще отделения от УССР. В период распада СССР на украинской его части тема создания различных республик была популярна. Например, в случае подписания нового союзного договора западноукраинские области грозили своей Галицкой республикой.

На общей волне активизировалась аналогичная риторика и на Донбассе. Местные историки вспомнили о Донецко-Криворожской советской республике 1918 года и начали с новой силой муссировать идею Донбасской автономии. В 1991-м необходимость "Донецкой федеративной республики" со страниц местной прессы обосновывали от рядовых активистов до народных депутатов СССР Виктора Гончарова (из Енакиево) и Алексея Бойко (Донецк). Например, 20 июля 1991 года в газете "Комсомолец Донбасса" вышла статья "Донецкая автономная республика – может, это выход?" В публикации предлагалось провести областной референдум и ответить на вопросы: оставаться ли Донецкому региону в составе Украины, образовать ли автономию в ее составе, войти ли в состав России в качестве области или автономии, или же "повысить свой статус и стать Донецкой республикой".

Наиболее активно идею автономии отстаивала общественная организация "Интернациональное движение Донбасса" (ИДД), возникшая 18 ноября 1990 во главе с историком и журналистом Дмитрием Корниловым. 28 августа 1991 года Центральный совет ИДД принял заявление "Об общественно-политической ситуации", в котором выражалась "тревога в связи с тем, что Донбасс может стать ареной серьезных столкновений различных политических сил", и поэтому до 1 декабря 1991 года здесь должен быть проведен референдум о предоставлении Донецкой области статуса автономии в составе УССР. В документе подчеркивалось, что ИДД "не мыслит себя в отрыве ни от Украины, ни от России".

Фото из открытых источников

В 1991 году активисты ИДД придумали красно-сине-черный флаг "вольного Донбасса", ставший основой нынешнего символа "ДНР". Красно-сине-черный триколор по замыслу его создателей должен отражать дух региона: черная полоса символизирует "плодородную землю Юга Малороссии и уголь Донбасса", синий цвет – воды Азовского и Черного морей, а красный – кровь, пролитую в борьбе за свободу. При этом флаг исторической Донецко-Криворожской советской республики был просто красным.

Первый раз активисты ИДД продемонстрировали свой триколор 8 октября 1991 года – на митинге у здания Донецкого областного совета, где проходила сессия по вопросу федеративного устройства Украины. Народ недоумевал новшеству, развивающемуся на древке, и начал сам расшифровывать значения цветов. Один из шуточных вариантов был таким: "вылезти из шахты, переплыть море и прикинуться коммунистами". Позже, в 2005 году, была официально зарегистрирована общественная организация "Донецкая республика", которая добавила на триколор двуглавого орла без короны (по принципу орла Временного правительства) и перевернула цвета вверх тормашками.

Сам митинг 8 октября представлял собой противоборство идеологических настроений того времени: с одной стороны стояли ИДД, движение "Демократический Донбасс" с требованиями самоуправления региона, экономической самостоятельности и регионального статуса русского языка. С другой – представители нацорганизаций (областные ячейки УРП, Демократической партии Украины, Партии демократического возрождения Украины, Народного Руха) с лозунгом "Нет – Донецкой Аппаратной Республике!" В этот же день на центральной площади города члены ИДД проводили сбор подписей в поддержку автономии. В итоге сессия Донецкого областного совета приняла обращение к Верховному Совету Украины с предложением внести в новую Конституцию положение о федеративном устройстве государства. Аналогичное заявление было принято на совещании народных депутатов всех уровней Юга и Востока Украины, которое прошло в Донецке 26 октября.

В 1991 году в Донбассе уже звучали призывы к созданию отдельного государства "республики Малороссия" (она должна была объединить Донецкую и Луганскую области) с собственными вооруженными силами "для защиты границ". В случае выхода УССР из состава СССР гипотетическая "Малороссия" должна была стать самостоятельным государством, а если СССР не распадется, то будущая республика останется автономией в составе Украины.

Но идея самостоятельного Донбасса тогда не выплеснулась в масштабные акции. Снятию напряжения способствовала принятая 1 ноября 1991 года Верховной Радой "Декларация прав народов Украины", где подчеркивалось, что "украинское государство гарантирует всем народам и национальным группам право свободного использования родных языков во всех сферах общественной жизни, включая образование". Также Леонид Кравчук, как кандидат на пост первого Президента Украины, в качестве своей предвыборной листовки обнародовал обращение "К русским соотечественникам", где обещал, что "ни в коем случае не будет допускаться насильственная украинизация" и гарантировал "сохранение полнокровных, беспрепятственных связей с Россией".

Фото из открытых источников

***

17 марта 1991 года прошел первый в истории социалистического государства всесоюзный референдум о судьбе СССР. В течение месяца тема референдума не сходила со страниц донецких газет, которые агитировали за сохранение Союза и подписание нового Союзного договора. Проявлением демократии были публикации и такого мнения читателей: "Я – против Союзного договора, против Союза, в какие бы одежды его не рядили, и в конце концов за суверенную и независимую Украину! Украина, по меркам Европы, большая страна … Наша республика могла бы безбедно жить и развиваться самостоятельно на уровне передовых европейских стран. Но долгое время московские правители обращались с Украиной как с колонией, выкачивая ее богатства, губя ее культуру, народные традиции, физически уничтожая ее лучших сынов и дочерей" (Н. Рудофилов, 52 года, беспартийный, газета "Вечерний Донецк" 14.03.1991), "Нам внушают, что ушедшая из Союза республика не сможет выбраться из разрухи самостоятельно. Но стоит вспомнить, как из состава России вышла ее отсталая провинция – Финляндия. Голосуя "за", мы голосуем за сохранение существующего унизительного положения" (Г. Мельниченко, инженер, "Вечерний Донецк" 13.03.1991).

Но результат референдума был прогнозируемый. На вопрос "Считаете ли Вы необходимым сохранение СССР как обновленной федерации равноправных суверенных республик" в Донецке положительно ответили 79,15% при явке 74,25% (по всей Донецкой области проголосовали "за" 77,85%), против – 19,19%.

1 декабря 1991 года на территории бывшей УССР состоялся референдум о провозглашении независимости Украины. Донецкая область показала один из самых низких результатов по стране, но и он был впечатляющ – 83,9%. Непосредственно в Донецке на вопрос "Подтверждаете ли вы Акт провозглашения независимости Украины?" положительно ответили 81,43%, отрицательно – 14,61%, явка составила 73,37%.

***

В 1991 году в Донецке работает 17 кинотеатров, афиши предлагают зрителям популярные в те годы художественные фильмы: "Звездные войны", "Рэмбо", "Кинг-Конг", "Эльвира – повелительница тьмы", "Царская охота", "Охота на сутенера", "Жажда мести", "Дураки умирают по пятницам", "Палач", "Бабник", "Пляжные девочки" и др.

События культурной жизни города были приурочены к 100-летию рождения композитора Сергея Прокофьева, родиной которого является Донецкая область. Также в 1991-м именем выдающегося земляка называют Концертный зал Донецкой областной филармонии.

Летом 1991 года в шахтерской столице состоялся I съезд поэтов – приверженцев верлибра, на котором была создана Ассоциация русских верлибристов. (В советское время существовал негласный запрет на свободные стихи – верлибры). "Пять дней съезда остались в памяти незабываемым, роскошным праздником. Фешенебельный отель. Деликатесная еда (вареные раки с пивом по утрам доставлялись прямо в номер). Разнообразные, под стать блюдам, горячительные и прохладительные напитки. Все это чередовалось с утонченными литературными дискуссиями и поэтическими турнирами мэтров свободного стиха. День и ночь слились в бесконечный вивристический визуанс. Участвовать в артистических тусовках столь кайфического накала многим из участников донецкой фиесты никогда прежде не доводилось", – так восторженно описывал произошедшее один из участников Виктор Зуев.

13 апреля накануне Пасхи в Донецке впервые за годы советской власти прошел Крестный ход. "Во всем парадном торжественном облачении священники донецких церквей во главе с прибывшим к нам епископом Донецким и Луганским Иоанникием в субботу утром повели прихожан от Свято-Никольского собора к центральной площади города. По мере движения в эту людскую реку вливались новые и новые ручейки", – описывало происходящее газета "Вечерний Донецк".

На около культурной ниве раскручивается "феномен Кашпировского". В 1991 году Анатолий Кашпировский еще не шарлатан, а врач-психотерапевт, "последняя надежда на исцеление". В течение года в Донецке проводятся телесеансы Кашпировского и лекции, посвященные "гуру психотерапии", тематические фотовыставки. Газетные сообщения зазывают, что на этих мероприятиях также можно будет приобрести книгу о Кашпировском "Наедине со всеми", его рекомендации. "Ваше посещение телесеансов будет проходить под наблюдением врачей-специалистов нетрадиционной медицины, в том числе прошедших в Москве курс обучения Джуны". "Для большего лечебного эффекта рекомендуется посетить 3 – 4 сеанса, поэтому стоимость билета всего 3 рубля. Принимаются заявки на телесеансы по месту работы отдельных коллективов. Те дончане, которые ранее приобрели настенные календари с портретом Кашпировского, могут посетить сеансы бесплатно".

Не меньше ажиотажа, нежели Кашпировский, вызвала Мария Цвигун, более известная как "Мария Дэви Христос" – основатель тоталитарной секты "Великого Белого Братства Юсмалос". Цвигун – коренная дончанка, журналистка одной из многотиражек, редактор радиовещания Донецкой камвольно-прядильной фабрики, член КПСС и Союза журналистов УССР. Но это было до конца 1990-го, пока после встречи с лектором-оккультистом Юрием Кривоноговым она вдруг не осознала себя "воплощением матери Бога". И понеслась…То, что Цвигун коренная дончанка, позволило секте развернуться в Донецке с особым размахом. Листовками с изображением Мария Дэви Христос был оклеен весь город, в переходах люди в белых балахонах раздавали брошюры. Донецк наводнился историями, как из семей начали убегать дети – в секту, как жены бросали своих мужей и детей – ради секты, как выносили все ценное, отписывали свои квартиры – на благо секты. Массовая истерия напряженного ожидания конца света, которую проведывали Цвигун и Кривоногов, начала сходить на нет лишь в 1992-м, после ареста "божественной парочки".

Фото из открытых источников

"Мария Цвигун – от проповедей до тюрьмы"

***

Донецк и в те годы был городом футбольных болельщиков, для которых главным событием 1991-го стало 55-летие родного ФК "Шахтер". Также это был год последнего в истории советского спорта Чемпионата СССР по футболу, в котором "Шахтер" занял лишь 12 место из 16-ти участвовавших команд.

Набирал обороты и американский футбол, который так и остался для Донецка "диковинкой". В 1990 году была создана команда "Донецкие Зубры", которая в январе 1991 года заняла третье место на турнире "Снежный Кубок Кремля" (первом турнире по американскому футболу между командами Советского Союза, проводившемся в Москве). В июне 1991-го команда была переименована в "Скифы" и участвовали в единственном чемпионате СССР по американскому футболу.

Но Донецк – это не только футбол. В 1991 года в Токио легендарный донецкий легкоатлет Сергей Бубка в третий раз стал чемпионом мира по прыжкам с шестом, победив со скромным для себя результатом 5 м 95 см. А в Донецке Бубка в том же году организовал Второй международный турнир по прыжкам с шестом "Звезды шеста". В апреле Донецк принимал Всесоюзные соревнования по боксу, которые проходили в цирке "Космос".

***

Зерна, заложенные в 1991 году, проросли с неожиданным размахом. В 2016 году большинство дончан также как и в 1991-м тоже живут в республике, только не в Украинской Советской Социалистической, в "Донецкой народной". Но чего даже представить было невозможно, что через 25 лет дончане будут жить еще и в войне.

Если в 1991-м население города составляло 1,121 млн человек, то по данным управления статистики "ДНР" на 1 июля 2016 года в Донецке проживает 948 тысяч. Если данные верны, то это даже выше довоенного уровня (2013 год – 945 тысяч). В связи с вооруженным конфликтом на Донбассе городу недостает около 150 тысяч своих прежних граждан, большинство из которых приспособились к жизни на новом месте и вряд ли уже вернутся обратно. Но этот пробел с лихвой пополнили приезжие: кто-то переехал в Донецк из иных городов области, расположенных вблизи линии фронта, кто-то по идеологическим мотивам из свободной части Украины, ну, и, конечно, массовый приток "мигрантов"-россиян и гостей из иных "дружественных" республик.

Мэром города, поставленным от "ДНР", является Игорь Мартынов – сын известного донецкого бизнесмена времен 90-х Юрия Дикенштейна. В 1991 году юный Мартынов только окончил Донецкий институт советской торговли по специальности "Товароведение". В том же году с легкой руки отца начал свою трудовую карьеру: сразу в должности директора "семейного" частного предприятия "Макси" (сеть магазинов розничной торговли, ресторанное дело).

Фото из открытых источников

Если 25 лет назад СМИ Донецка характеризовал прорыв демократии и гласности, то в 2016-м это мощный откат в прошлое. Можно с уверенностью утверждать, что сегодня в городе нет медиаслова – а есть пропаганда.

Признаки "совка" проявляются все отчетливее: повсеместная агитация а-ля "жить стало лучше, жить стало веселей"; сотворение вождя-иконы; попытка возродить плановую экономику… А еще дефицит, за которым ездят на подконтрольную территорию или в Россию, очереди (за гуманитаркой, пенсиями, социальными лекарствами, на пунктах пропуска при выезде в Россию и в Украину). Ну, и конечно, ментальность населения… В принципе, все это вполне логично, так как глава "ДНР" Александр Захарченко с ноября 2015 года регулярно поясняет населению "камо грядеши" – а идут жители "республики", в том числе и дончане, назад в СССР. Только сейчас все местные медиа вслед за Захарченко расшифровывают "СССР" как Совесть, Свобода, Справедливость, Равенство.

Душить оппозицию и любые проявления демократии на корню – это тоже из "совка". Несмотря на официальный запрет Захарченко по проведению митингов и акций, Донецк время от времени становится центром протестов. Из-за страха попасть "на подвал" к традиционным формам прибегают редко. Но все равно в течение 2015-2016 центр Донецка видел и митинги возмущенных обстрелами жителей поселка Октябрьский, и защитников животных (выступавших против отстрела в городе бродячих кошек и собак), и недовольных налоговой политикой и штрафами предпринимателей. Донецкие шахтеры из-за многомесячных задержек заработной платы постоянно грозят забастовкой, а горняки соседних городов – открыто отказываются спускаться в забой. Власти реагируют, согласно принципам тоталитарной системы: вычисляют зачинщиков – одних "на подвал", других увольняют списками, третьих депортируют из "республики". В отличие от 1991-го, сегодня выражение протестных настроений переместилось в соцсети – вот здесь раскручиваются настоящие баталии.

Относительно криминальной жизни, то это почти полное соответствие 90-м: бандформирования, рэкет, крышевание, разборки со стрельбой в общественных местах, передел сфер влияния с подрывами и убийствами неугодных. Ну, разве что, "наперсточников" на улицах нет.

На культурной ниве внешне все по-старому: работают театры, филармония, кинотеатры. Но ведущие актеры, музыканты, режиссеры, певцы покинули оккупированный Донецк. Им на смену пришла "массовка": главные партии танцуют, а главные роли играют те, кто еще пару лет назад был статистом. Но если твоя планка "кушать подано", то и "быть или не быть" ты произносишь с тем же раболепием.

А вот большой спорт, которым так гордился Донецк, покинул город. Нет ФК "Шахтер", нет ФК "Олимпик", нет ХК "Донбасс", нет высот спортивной гимнастики, легкой атлетики, бокса и единоборств. Нет, спорт как таковой есть – работают секции, идут тренировки, проводятся местные соревнования. Но коленкор, понятное дело, не тот.

Но, как и в 1991-м, Донецк образца 2016 года верит, что период смут не вечен, и впереди его ждет "светлое будущее" и "прекрасное далеко".

Лина Грач

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>