Эффективны или нет? Последствия российских санкций для украинского бизнеса

Россия ввела ответные санкции против Украины, но детальное изучение списка "пострадавших" показывает, что частных лиц они не коснутся, а многие внесенные также не пострадают, т.к. не продают в РФ свою продукцию. Вместе с тем, список открыт для расширения, и в этом может и состоять "намек" крупному украинскому бизнесу. В случае расширения санкций на предприятия ТЭК, металлургов, химиков и машиностроителей, потери будут существенны

Эффективны или нет? Последствия российских санкций для украинского бизнеса
Владимир Путин ТАСС

Юрий Григоренко

Журналист

Россия ввела ответные санкции против Украины, но детальное изучение списка "пострадавших" показывает, что частных лиц они не коснутся, а многие внесенные также не пострадают, т.к. не продают в РФ свою продукцию. Вместе с тем, список открыт для расширения, и в этом может и состоять "намек" крупному украинскому бизнесу. В случае расширения санкций на предприятия ТЭК, металлургов, химиков и машиностроителей, потери будут существенны

Президент России Владимир Путин 22 октября подписал указ о введении санкций против Украины. Правительство во главе с Дмитрием Медведевым сработало оперативно, и уже 1 ноября появился список из 322 физических лица и 68 юридических лиц. На этих людей и компании распространяется "блокирование (замораживание) безналичных денежных средств, бездокументарных ценных бумаг и имущества на территории России и запрет на перечисление средств (вывод капитала) за пределы России".

Про зеркальность санкций говорит тот факт, что правительство РФ может отменить санкции в случае отмены аналогичных украинских. Впрочем, также список может быть и дополнен. С другой стороны, против зеркальности выступает то, что аналогичные украинские санкции были введены в 2017 году (1228 физлиц и 468 юрлиц) и расширены в мае текущего года (до 1748 физлиц и 756 юрлиц).

Новости по теме

Странно, что Россия больше года думала над "ответкой", тогда ее действия в ответ на санкции ЕС и США были более оперативными, поэтому санкции против Украины выглядят запоздалыми. Ведь война санкций и торговых ограничений началась не в 2017-2018 годах. Первый пакет санкций в отношении российских компаний был введен Украиной еще в 2015 году. Еще раньше, в 2014 году, Россия запретила экспорт всей украинской растительной продукции на свою территорию, а также мяса. Еще ранее под запрет попала молочка, а также кондитерские изделия и рыбные консервы. А в 2016 году Россия запретила транзит украинской продукции через свою территорию.

По словам Виктора Шулика, директора департамента рыночных исследований рейтингового агентства IBI-Rating, ключевыми болевыми ударами страны обменялись ранее, когда были введены взаимные ограничения на транзит через территорию Украины/РФ. Для сферы услуг это были болезненные решения и сигнал для товаропроизводителей – искать варианты диверсификации рынков сбыта, там, где это возможно. И хотя объем торговли между странами сократился существенно по сравнению с "довоенным периодом", далеко не все компании могут позволить себе отказаться от российской продукции или рынков сбыта РФ.

Очевидно, что россияне руководствовались несколькими мотивами при составлении списка: пропаганда в расчете на российское общественное мнение, усиление давления на Украину, нанесение экономических убытков, "наказание" за антироссийскую критику, влияние на предвыборную ситуацию, сделать отдельные персоналии более сговорчивыми под угрозой более серьезных последствий, расширение инструментария влияния на Украину в будущем и т.д. При этом некоторые эксперты и блогеры высказывали мысли о том, что список выглядит "договорняком" властей Украины и РФ и то, что это – "приглашение к будущему диалогу".

Новости по теме

"Вопрос санкций следует оценивать в двух аспектах. Первый – протекционизм на межгосударственном уровне, когда под "соусом" санкций поддерживаются собственные производители в различных отраслях; второй – предупреждение крупному украинскому бизнесу, который может оказывать существенное влияние на политику в Украине. С другой стороны, аналогичное предположение можно сделать и в отношении отдельных физических лиц, а также их инвестиций в российскую экономику (в т.ч. через третьи страны). В некоторых странах служба финансовой разведки работает качественно, что позволяет идентифицировать операции. Думаю, что РФ в данном направлении достигла определенных успехов", – считает Виктор Шулик.

Вместе с тем, совместить все вышеприведенное в одном "флаконе" очень трудно, поэтому список санкций является открытым, его можно расширить или сузить. О том, что логика составления списка "хромает", говорит тот факт, что премьер России Дмитрий Медведев поручил "обеспечить сбалансированность товарных рынков и предотвращение негативного влияния специальных экономических мер на деятельность российских организаций", т.е. санкции могут ударить и по тамошним компаниям.  

Пострадали многие, но не все

Этот список был в той или иной мере понятен еще в средине 2014 года, когда произошло разделение на "своих" и "чужих". Уже тогда было ясно, кто из украинских политиков и крупных бизнесменов поддержал новую власть, а кто предпочел "дипломатическое молчание", стараясь не касаться скользких и политических тем.

По политикам, которые попали в санкционный список, вопросов нет. Ну, разве, почему в оный не попал президент Петр Порошенко. Впрочем, ответ лежит на поверхности – против глав государств санкции не вводятся, что видно уже по тому, что в санкционных списках ЕС, США и украинских нет собственно и Путина, хотя его окружение представлено по полной программе. Не тронули и его главный актив – корпорацию Roshen, а также бизнес-партнера президента Игоря Кононенко, но включили в список его старшего сына – Алексея Порошенко и близкого к президенту бизнесмена Александра Грановского. В списке нет и премьера Владимира Гройсмана, который, вероятно, не включен по той же причине, что и Порошенко.

Примечательно также и "неучастие" в списке Игоря Коломойского, но санкции коснулись его активов – предприятия "Днипроазот", а также его бизнес-партнера Геннадия Боголюбова. Возможно, россияне решили, что все, что они реально могли забрать у Коломойского – уже национализировано в Крыму. В 2014 году владелец медиаимперии "1+1" (руководитель которой Александр Ткаченко попал под санкции) потерял множество активов в Крыму – недвижимость, филиалы "ПриватБанка" и т.п.

Новости по теме

Аналогичные "странности" наблюдаются в отношении и других украинских бизнесменов.

В списке нет Рината Ахметова, но там присутствуют топ-менеджмент его структур – генеральный директор холдинга SCM Олег Попов и руководитель "Метинвеста" Юрий Рыженков. Активы Ахметова оказались вне претензий россиян. Так же обошлись и с бизнес-партнером Ахметова Вадимом Новинским: его самого не тронули, но Алексей Пертин, генеральный директор "Смарт-Холдинга", попал в список.

Нет в списке и Дмитрия Фирташа, но его основные активы (черкасский "Азот", "Ривнеазот", порт "Ника-Тера" и др.) вошли в санкционный список, равно как и его бизнес-партнер Иван Фурсин. Также в список попали Иршанский ГОК и Вольногорский ГМК, которые поставляли сырье на "Крымский титан" (сейчас Ukrainian Chemical Products) Фирташа и российскому титановому монополисту "ВСМПО-Ависма".

Под каток попал Виктор Пинчук и его активы (банк "Кредит-Днепр", газовый бизнес и медиа-активы и руководители последних), но россияне не тронули его трубные и колесные мощности, продукция которых поставляется на российский рынок. Досталось и Константину Жеваго и его Ferrexpo и "АвтоКраЗу".

Не "обидели" россияне Александра Ярославского, который попал в список вместе со своими активами – страховой компанией "ИНГО Украина" и Харьковским тракторным заводом. Среди других крупных "списочников" можно отметить Юрия Косюка (агрохолдинг МХП), Андрея Веревского ("Кернел"), Виталия Антонова ("Галнафтогаз" и сеть АЗС ОККО), Алексея Вадатурского ("Нибулон") и др. Совсем непонятными выглядят санкции против ритейлеров – владельцев сетей "АТБ", "Эпицентр" и "Fozzy Group" и их активов.

Не совсем понятно появление в списке бизнесменов времен Виктора Януковича, которые сейчас отошли от активного участия в политике – Александра и Сергея Буряков (бывшие владельцы "Брокбизнесбанка", Николая Злочевского (газовая компания Burisma), Николая Рудьковского, а также Константина Григоришина ("Энергетический стандарт").

Бизнес-последствия от санкций РФ

С учетом сомнительного качества самого списка подпадающих под санкции и запоздалости его составления, экономический эффект если и будет, то незначительным. Крупномасштабный экономический вред Украине, который могла нанести Россия, относится к 2014-2016 гг., а никак не к 2018-му.

Обратимся к сухим цифрам падения важности экспорта в Россию. По данным Госстата, экспорт украинских товаров в Россию в I полугодии составил 1,8 млрд долл. (-5,4%), т.е. всего 7,8% от всего экспорта, тогда как в страны ЕС – 9,8 млрд долл. В 2017 году этот показатель был на уровне 3,93 млрд долл. (+9,6%, 9,1% удельного веса во всем украинском экспорте). Вспомним 2013 год: 15 млрд долл. (-14,6%) и 23,7% от всего. После падения товарного экспорта в Россию в 4 раза, терять Украине практически нечего.

Какие-либо официальные оценки возможного экономического ущерба (если не брать во внимание устные оценки происходящего со стороны чиновников) пока отсутствуют, но в Нацбанке рассчитывают, что существенного влияния санкции иметь не будут. Хотя тот же Виктор Шулик оценивает потенциальное влияние санкций на экономику Украины как весьма существенное, т.к. "экономические связи между Украиной и РФ остаются весьма существенными".

Значительная часть людей из санкционного списка никак не пострадает от российских санкции по самой простой причине – у них нечего забирать или блокировать в РФ. Все, кто имел бизнес и активы, уже давно их продали и вывели средства из России.

"В 2016 году Юрий Косюк, владелец холдинга "Мироновский хлебопродукт", обменялся активами с российским холдингом "Агрокультура". Последний получил земли МХП в Воронежской области, а МХП получила площади "Агрокультуры" в Украине", – напоминает Артем Ковбель, партнер компании Kreston GCG. Других примеров продажи, перевода в российскую юрисдикцию и других схем улаживания проблем с украинскими активами в России более чем достаточно. 

Украинских активов в России и раньше не было так уж много, особенно если сравнивать с тем, каким количеством активов владеет русский бизнес в Украине. После Майдана и начала войны на Донбассе украинским компаниям уже затруднительно вести дела в России, поэтому большинство из них старались или стараются избавиться от своих активов в этой стране. Среди украинских предпринимателей наибольшим количеством активов в России владеет, вероятно, Ринат Ахметов. В состав принадлежащего ему холдинга ДТЭК входит три шахты, расположенные в Ростовской области.

С другой стороны, согласно данным Госстата, на протяжении последних нескольких лет резиденты Украины не спешили избавляться от инвестиций в капитал компаний, зарегистрированных в РФ – на конец 2017 года объем таких вложений составил 151,0 млн долл. США. При этом, часть "украинских инвесторов" в российских активах может скрываться под видом инвестиций из различных европейских и оффшорных юрисдикций. Объем другой собственности в РФ, которая контролируется резидентами Украины, сложно оценить ввиду применения (и в РФ, и в Украине) распространенных схем, направленным на обеспечение дополнительной конфиденциальности и защиты бенефициаров; в то же время, реальная стоимость может на несколько порядков превышать объем вложений в капитал российских компаний, которые декларирует Госстат.

В отраслевом разрезе санкции коснутся производителей медпрепаратов, аграриев и пищепрома, сетей АЗС, ритейлеров, производителей минудобрений, поставщиков титанового и уранового сырья и т.п. По некоторым позициям логика санкций непонятна – эти участники санкционного списка вообще или практически не торгуют с Россией. Поэтому попадание под санкции ничем им не угрожает. Они попали в список из-за своего собственника, а не по причине "угрозы" российскому рынку.

Многие компании быстро отреагировали на свое включение в санкционный список. Их вердикт – санкции никак не отразятся на деятельности. Об этом заявили "Мироновский хлебопродукт", Ferrexpo и "АвтоКраЗ", "Комплекс "Агромарс", "Укрспирт", Kernel и др.  С другой стороны, у Kernel есть бизнес в России – крупный зерновой терминал в Тамани, которым компания владеет совместно с Glencore.

"Единственная болезненная точка, удар по которой может создать серьезные проблемы – это энергетический сектор. В других сегментах экономики сотрудничество между странами практически остановлено, поэтому применение к ним санкций уже не принесет сколько-нибудь значимых последствий для Украины", – поясняет Артем Ковбель.

В сфере ТЭК у России огромное поле влияния: российские компании продают Украине нефтепродукты, сжиженный газ, уголь, снабжают ТВЭЛами наши АЭС, а хваленный реверсный газ – тот же самый российский.

И в топливном вопросе пошли тревожные "звоночки". С ноября текущего и до конца 2019 года Россия ввела запрет на экспорт в Беларусь светлых и темных нефтепродуктов, а также сжиженного углеводородного газа. Определенная часть этой продукции реэкспортировалась из Беларуси в Украину, и запрет российского экспорта может отразиться и на нашем рынке дефицитом и ростом цен. Эта ситуация может быть и не связана с введенными санкциями, но они появились подозрительно одновременно.

Начало отопительного сезона вновь поставило вопрос обеспечения углем украинских ТЭС и ТЭЦ. Украина по-прежнему закупает в России значительное количество угля (по итогам 2017 года 57% от общего импорта угля). И здесь велика потенциальная угроза. "Если основной удар придется на энергетический сектор, тогда последствия могут быть печальными. Что бы не говорили в правительстве, но Украина по-прежнему зависима от России в энергетической сфере. Прекращение или снижение поставок угля, да еще с началом отопительного сезона, ставит Украину в крайне невыгодное положение. Даже если Россия выберет "легкий" вариант санкций – введет некоторые пошлины против одной из "дочек" компании ДТЭК (которая импортирует российский уголь в Украину) это может привести к скачку цен на уголь и вызвать удорожание тарифов для населения и бизнеса", – подчеркивает Артем Ковбель. На данный момент в списке нет ни ДТЭК, ни его руководителя Максима Тимченко. 

Не совсем понятная ситуация и с перспективой получения ядерного топлива. Под санкции попали Восточный ГОК и ГП "Смолы", входящие в состав госконцерна "Ядерное топливо", что говорит о том, что, возможно, мы не сможем отправлять в Россию на обогащение уран, из чего потом изготавливают ТВЭЛы.

Также потенциальным больным местом для санкций является украинский экспорт продукции машиностроения (на 0,8 млрд долл., или 21,6% товарного экспорта в РФ в 2017 году), химической продукции (на 0,7 млрд долл., или 18%) и металлов. За 8 месяцев текущего года поставки украинского стального проката и труб в Россию по сравнению с аналогичным периодом 2017 года выросли на 28% и составили 1,5 млн т. Крупнейшими экспортерами украинской металлопродукции в РФ являются компании Рината Ахметова – "Азовсталь", "Запорожсталь", ММК им. Ильича, которые, как известно, под санкции не попали (в отличие от руководителя "Метинвеста").

В целом, в случае реальных санкций Украина может получить дефицит сырья и топлива, а также серьезное сжатие рынков сбыта для продукции отдельных компаний. Переориентироваться на другие направления быстро будет крайне сложно. Сила "удара" для украинских экспортеров может быть в пределах 5-30% от текущего объема – в зависимости от применяемого подхода. 

Завершить процесс "разлуки" могут давно выдвигаемые идеи введения визового режима и прерывания железнодорожного сообщения, что усложнит жизнь простым украинцам и миллионам наших гастарбайтеров в РФ.  

Юрий Григоренко

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров