Хаос в Гонконге: Почему Пекин не подарит демократию протестующим

Требования протестующих в Гонконге закладывают бомбу замедленного действия в фундамент существующего коммунистического режима в Китае

Хаос в Гонконге: Почему Пекин не подарит демократию протестующим
112.ua

Георгий Кухалейшвили

политолог-международник

Требования протестующих в Гонконге закладывают бомбу замедленного действия в фундамент существующего коммунистического режима в Китае

В то время как в Пекине 1 октября праздновали 70-летие с момента основания Китайской Народной Республики, улицы Гонконга были охвачены столкновениями протестующих с полицией. Протестующие устроили шествие в выходной день вопреки запрету властей. Пятнадцать человек тяжело ранены. Один убит. Задержаны свыше 180 гонконгцев. Китайские власти приняли решение эвакуировать работников госорганов в Гонконге. Это были самые ожесточенные столкновения с момента начала протестов несколько месяцев назад. Все начиналось с демонстраций против законопроекта, который предусматривал норму о выдаче любому государству жителей Гонконга, подозреваемых в совершении преступлений. Теперь налицо конфликт двух систем: либерально-демократической, ориентированной на свободные рыночные отношения, с авторитарной социалистической, предусматривающей существенное вмешательство государства в экономику. Несмотря на отказ властей от непопулярного законопроекта, гонконгцы продолжают протестовать. Они борются за сохранение своей самобытной модели развития, вобравшей в себя британские ценности. После передачи Великобританией Гонконга в состав Китая в 1997 году по истечении 99-летнего договора аренды стороны договорились о том, что в течение 50 лет регион будет развиваться по модели "две системы – одно государство" и сохранит широкую автономию, политические свободы и прозрачное законодательство в коммерческой сфере.

Жителей Гонконга не устраивает, что на пост главы региона назначаются исключительно угодные Пекину лица, которые выступают за большую интеграцию с Китаем, как, например, нынешний руководитель Керри Лам. Гонконгцы требуют от Пекина разрешить им самостоятельно избирать главу региона и законодательный совет, амнистировать арестованных протестующих и привлечь к ответственности полицейских, которые применили силу против людей. Казалось бы, руководство Китая могло бы выполнить все требования, чтобы положить конец беспорядкам. Тем более широкую политико-экономическую автономию имеют отдельные регионы в некоторых развитых странах мира, включая Канаду (Квебек), Данию (Гренландия и Фарерские острова), со своим парламентом и правительством. Однако в Пекине решили силой подавить протесты. Для того чтобы понять мотивы китайских властей, нужно абстрагироваться от восприятия событий в Гонконге исключительно как борьбы местных жителей за свободу и демократию. Компартия Китая видит риски в развитии демократии в Гонконге для своих интересов.

Интересы политбюро

Китайское правительство не желает дать жителям Гонконга право самостоятельно избирать местную власть из опасений усиления позиций политических партий, выступающих за сохранение автономии региона после истечения переходного периода в 2047 г. На текущий момент 43 из 70 мест в законодательном собрании Гонконга занимают политические силы, лояльные Пекину. Порядка 25 партий выступают против отказа от автономии. Например, партии "Демосисто" и "Гонконг прежде всего" придерживаются концепции "локализма" – сохранения самобытности и автономии Гонконга, его изоляции от политического влияния Пекина. Лейбористская партия выступает за отмену статьи 23 Основного закона Гонконга, согласно которой запрещается сотрудничество местных организаций с зарубежными политическими силами, подстрекательства к антиправительственным выступлениям и сецессия (выход из состава государства).

Новости по теме

Китайским коммунистам невыгодно, чтобы в Гонконге развивалась многопартийность без их вмешательства, поскольку тогда возникнет прецедент для оспаривания их доминирующей роли в управлении страной. Несмотря на то что формально в Китае существует многопартийность и помимо компартии легально действуют еще 8 политических сил, Конституция КНР признает доминирующую роль коммунистов. Влияние компартии, в которой состоят 90 млн чел., несопоставимо с весом других политических сил. Китайский "Гоминьдан" (на Тайване существует партия с аналогичным названием), "Демократическая Лига Китая", "Общество "3 сентября" играют номинальную роль на политической арене КНР и входят в "Патриотический единый фронт китайского народа", возглавляемый компартией. Политбюро компартии не желает делиться ресурсами с другими политическими силами. По информации директора американского Центра китайской стратегии Майкла Пиллсбари, бюджет одного только министерства пропаганды составляет 12 млрд долл. в год. Китайские чиновники наживаются благодаря участию в коррупционных схемах. Взяточничество распространено в системе образования, здравоохранения, в правоохранительных органах. Распространены откаты. Ежегодно из-за коррупции ВВП Китая теряет 10%.

Политбюро компартии оперативно подавляет оппозиционные настроения. Попытки создания в Китае оппозиционных партий заканчивались полным провалом. В частности, "Демократическая партия Китая", "Союз китайских националистов" или "Маоистская Компартия Китая", не согласные с курсом Компартии КНР, были объявлены вне закона, а их сторонники преследуются. Если в Гонконге на местном уровне будут доминировать независимые от Пекина партии, то в перспективе поставить под сомнение монополию коммунистов на власть могут жители наиболее развитых прибрежных городов Китая, включая соседний Шеньчжень, Шанхай, Далянь, где уровень жизни существенно выше, чем в центральных или южных районах страны.

Практики маоистов

Пекин жестоко подавляет протесты в Гонконге, чтобы предотвратить распространение антисистемных настроений по всей стране. Протесты в Гонконге не являются чем-то экстраординарным, поскольку за 70 лет нахождения у власти китайские коммунисты уже сталкивались с похожими и даже более масштабными антиправительственными выступлениями. Речь не только о разгоне студенческих демонстраций с применением танков на площади Тяньаньмэнь летом 1989 года. В 50-х председатель КНР Мао Цзедун заигрывал с либеральным крылом компартии и инициировал политику усиления гласности и критики своего режима. После провальных экономических преобразований, включая коллективизацию и индустриализацию под кальку с СССР времен первых пятилеток, маоисты надеялись на помощь со стороны китайской интеллигенции в строительстве "диктатуры народной демократии" и разрешили в Китае свободу слова и плюрализм мнений. Поначалу усиление гласности ограничивалось миллионами писем в день в адрес главы правительства КНР Чжоу Эньлая с различными жалобами китайских граждан, критикой политики режима Мао Цзедуна и разочарованием в идеалах коммунизма. Затем по всей стране начались антиправительственные митинги. В итоге более полумиллиона китайцев были репрессированы. Правительство КНР практиковало увольнения с работ, казни и доведение до самоубийства наиболее активных критиков маоистов.

Китай погрузился в анархию в период "культурной революции" в 60-х. Тогда ушедший с поста председателя КНР Мао Цзедун, но сохранивший бразды правления компартией, противостоял своему преемнику Лю Шаоци, который пытался отойти от командно-административной системы народного хозяйства и стимулировал развитие мелкого предпринимательства в Китае. В компартии произошел раскол. Мао Цзедун пошел на сближение с ультралевыми среди необразованной молодежи (хунвэйбины) и низкоквалифицированных рабочих, которые организовали вооруженные формирования и проводили преследования партийных руководителей мелкого и среднего звена на местах, не согласных с маоистами, уничтожали образовательные учреждения, библиотеки, памятники истории и культуры.

Китай погрузился в гражданское противостояние между ультралевыми, умеренными членами компартии и военными. События в Гонконге могут показаться цветочками по сравнению с волнениями в городах Ухань и Гуйлинь летом-осенью 1967 года. Город Ухань взяла под контроль местная воинская часть, которая подавила беспорядки, но отказалась подчиняться Пекину. Мятежники заблокировали местный аэродром, не позволив сесть самолету главы правительства Эньлая. Гуйлинь продолжительное время находился под контролем отрядов хунвэйбинов, которые уже не подчинялись даже Мао Цзедуну, призывавшему их прекратить террор. Восстанавливать конституционный строй в обоих городах пришлось с применением армейских подразделений и бронетехники.

Новости по теме

Китайские власти не видят смысла давать больше политической свободы гонконгцам, поскольку выступление является локальным. Пекину гораздо удобнее подавить протесты и преподнести их как последствие вмешательства Запада во внутренние дела Китая, чем провести большую либерализацию общественно-политической жизни, которая может привести к снижению влияния компартии. Председатель КНР Си Цзиньпинь не желает повторять ошибки Мао Цзедуна.

Прецедент для сепаратистов

Пекин не может пойти на уступки гонконгским протестующим в связи с тем, что это создаст прецедент для активизации сепаратистских настроений в других регионах Поднебесной. Гонконгский локализм и стремление к автономии является проявлением центробежных тенденций. Несмотря на то что 95% населения Гонконга являются ханьцами (самый крупный этнос Китая), более половины гонконгцев не считают себя китайцами. Они называют себя "гонконгцами" и проводят четкую грань между собой и выходцами из других регионов Китая. Две трети населения Гонконга не считают предметом гордости наличие гражданства КНР. В последнее время даже появилось выражение "одно государство – два национализма", поскольку гонконгцы претендуют на самостоятельную культурную и политическую идентичность. Уступки протестующим могут быть восприняты как признание Пекином самобытности Гонконга и его амбиций развиваться как "государство в государстве".

Примеру гонконгцев могут последовать другие народы Китая, которые также отстаивают свою исключительность в неравной конкуренции с хань. Китай только кажется монолитным. Поднебесная – это конгломерат из 56 разных народов со своими этно-религиозными особенностями и интересами. О независимости могут вспомнить тибетцы (10 млн чел.), у которых было собственное теократическое государство во главе с Далай-ламой до аннексии Китаем в 1951 году. Периодически тибетцы поднимают восстания против китайских властей. Самыми крупными были вооруженные выступления в 1954-56, 1959 гг. Имели место масштабные погромы и этнические чистки в конце 80-х и в 2008 году на территории Тибета.

Могут активизироваться китайские мусульмане-уйгуры (10 млн чел.). В 1962 году в Синьцзян-Уйгурском автономном районе китайским военным пришлось применять силу для подавления волнений на нефтяных промыслах из-за недовольства местного тюркоязычного населения снижением уровня жизни в стране. Сегодня в этом регионе действует связанная с ИГИЛ экстремистская группировка "Движение Восточного Туркестана", выступающая за создание теократического государства. Китайское правительство жестко подавляет всякие попытки уйгуров обрести самостоятельность, проводит политику китаизации и насильственного насаждения местному населению образа жизни, ценностей, присущим большинству граждан. В регионе существуют специальные трудовые лагеря, куда насильно отправляют "на перевоспитание" часть местного населения.

Кризис демократической экспансии

События в Гонконге демонстрируют кризис идеи экспорта демократии в третьи страны. США и Великобритания весьма сдержанно реагируют на жестокость китайских властей по отношению к протестующим, не оказывают поддержки гонконгским оппозиционерам, а лишь ограничиваются призывами к обеим сторонам противостояния проявлять сдержанность. Запад воздерживается от политической поддержки гонконгцев. Хотя в 80-х США и Западная Европа спонсировали оппозиционные демократические движения в странах Центрально-Восточной Европы, в бывших советских республиках. Штаты поддержали цветные революции в Югославии, Грузии, Украине в первой половине "нулевых".

Америке и Европе невыгодно поддерживать революционные настроения гонконгцев, поскольку Китай не является периферийной авторитарной страной, а представляет собой глобальную торговую державу. Поднебесная - это один из ключевых мировых финансовых центров. В Китай перенесли свои производственные мощности многие западные компании. Вашингтону и Брюсселю невыгодно усугублять разногласия с Пекином в сфере торговли еще и политическими противоречиями вокруг Гонконга. Сам Гонконг уже не имеет того влияния, какое имел до возвращения в состав Китая в 1997 г. После вступления Китая во ВТО в 2001 г. и увеличения оборота контейнеров в портах Шанхая, Шеньчженя и других прибрежных городов Гонконг утратил свою исключительную роль ворот Поднебесной на внешние рынки. Потому политбюро компартии воспринимает Гонконг как обычный китайский мегаполис и, учитывая нерешительность и пассивность Запада, идет по пути его форсированной интеграции в политико-правовое поле КНР.

Георгий Кухалейшвили,

политолог-международник

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>